Главные редактора ведущих интернет-СМИ объединяются против DDoS-атак. (ОНЛАЙН-конспект)

Политика

«Новая газета»редакция

14:30 Зыгарь: Нам пора прощаться. Мы попытались найти и вроде бы нашли объединяющие нас места. Но есть и разногласия. Кто-то считает, что защищать нужно в первую очередь СМИ, поскольку DDoS-атаки на них — преустпление против общества. А кто-то, что на нашем примере, публичном, как раз и нужно последовательно пройти путь борьбы с конкретным преступлением, привлекая специалистов и государственные органы, обозначая важность этой борьбы, и таким образом для всех структур, и других СМИ, и бизнеса, показать, как надо побеждать. Спасибо.

14:30 Гусев: Когда атакуют банк, это одно. А когда атакуют СМИ — это преступление против тех, кто стоит за его спиной. Это преступление против общества, удар по совсем другой чувствительной точке. Конституция прямо запрещает это устраивать.

14:26 Лямин: Да, нельзя становиться в позицию маленького мальчика: подать сюда ляпкина-тяпкина. Слишком сложный предмет. Нам надо продолжать сотрудничество, оперативно и четко пройти этот прецедентный путь.

14:24 Афанасьев: У преступника не должно быть ауры Робин Гуда. Если он ограбил банк, он вор. А если он ограбил, сидя дома в тапочках? Законодательство имеет все рычаги. Нужны прецеденты.

14:23 Федутинов: Я согласен с нашим виртуальным защитником. Вопрос стоит так: не СМИ или DDoS, а DDoS или интернет. Если интернет — это территория свободы, то DDoS — это враг интернета, враг свободы. Именно потому, что атака в принципе вредна для свободного пространства, и нужно совместно с ней бороться.

14:22 Лямин: Вы классический пример социального DDoSа. Нагрузка идет на интернет, вот что страшно. А вы эту нагрузку будете пренаправлять.

14:21 Гусев: Я предлагаю переключить атаку, когда она на нас идет, на тех, кто нас атакует!..

14:20 Кучерена: Да потому что тема такая — высокие технологии. Нужны и грамотные специалисты, насколько следователь в состоянии понять материю до конца? Наказание может быть и 20 лет, но реально человек его не получит.

14:20 Зыгарь: Да, мы говорим тут не только о СМИ, мы говорим о том, что таким преступлениям в принципе уделяется мало внимания.

14:19 Лямин: DDoS-атак мы регистрируем в сутки в среднем по 60 с лишним. Так что то, что мы тут обсуждаем, это только верхушка айсберга.

14:17 Муратов: Я очень люблю все эти организационные мероприятия, они очень важны. Но посмотрите на другую составляющую. О чем говорит вот этот Болонкин, который франтует тем, что DDoS-атака — патриотическая. Я считаю, необходимо снять это политическую защиту с преступных действий. Этим же щитом прикрывали и фашисты.

14:14. Подключается Петербург. Александр Горшков (ФОНТАНКА): Мы говорили о возможностях собственного расследования против DDoS-атак... (связь плохая)

14:11 Афанасьев: Эта атака удивительна тем, что человек открыто назвался и взял на себя долю ответственности за преступление. А у нас нет ощущения, что кто-то это будет серьезно расследовать.

14:09 Федутинов: Наше неоднократное обращение в Роскомнадзор, может быть, и не имело решающее значение, но мы отметили, что оно имело куда более важное действие, чем наше прямое обращение в правоохранительные органы. Так что будем подключать еще и государственные профильные органы.

14:07 Лямин: По нашей статистики, среди всех DDoS-атак за 2012 год, который был политический, СМИ занимают всего 12%.

14:05 Кучерена: Я готов устроить отлельную встречу с руководителем управление «К» МВД.

14:02 Лямин: По нашим данным, атака 9 мая была с айпи-адресов, то есть работали разные бот-неты. Но хороший знак, разительное отличие состоит в том, что здесь, в одной студии собрались главные редактора атакованных 9 мая СМИ. То есть общая воля есть, и наконец, как на Западе, где атаки тут же становятся публичными, эта кооперация — может обнадеживать.

Мы наблюдаем по статистике такую картину: если атакуют что-то в России, скорее всего, атакуют из Украины, если атакуют Украину, скорее всего, из России или Казахстана. Почему? Потому что граница. Пока Интерпол, пока запрос, пока рассмотрение... Все следы заметены.

Поэтому оперативность очень важна.

13:57 Федутинов (ЭХО): Хотел бы напомнить, что у нас спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Мы сталкивались в свое время с явным нежеданием вести расследование. Сейчас ситуация другая — хорошо. Часто редакторы СМИ не готовы отвечать на узкоспециальнные вопрос следователей... Но я хотел бы вернуться к вопросу о том, сколько стоит атака. Отвечу так: она стоит существенно меньше, чем попытки СМИ защититься от атак. Мы тратим существенную сумму ежемесячно.

Наша задача — сделать так, чтобы DDoS-атака дорого стоила своим организаторам. Если наше государство не сделает нужные усилия, мы подключим другие государства.

13:55 Лямин: DDoS-атаки — меч обоюдоострый. Атакуют и СМИ, и правительственные сайты, тем более мы идем к электронному правительству... Все могут стать жертвой. Чтобы расследование было эффективным, важна максимальная оперативность в обмене данными, в том числе и с правоохранительными органами. По 9 числу мы видим эту оперативность. К нам уже обратилось управление «К». Так что не все так плохо.

13:52 Сколько стоит DDoS-атака? Алексеев («Касперский»): Разные бывают. 9 мая длилась целые сутки. А атака, упомянутая «Новой газетой» в 60 гигабит в секунду, она длилась трое суток. Ну не может там человек сидеть трое суток, ему еду хотя бы должны приносить... Это явно заказная атака. К тому же в отвчетах видно, что ночью атакующие перебирают технологии, способы пробить защиту... Это не пользователи, не школьники, не первокурсники. Это очевидный заказ. Сайты многоуважаемых СМИ лежат не один день. Очевидное преступление. Сегодня это сайты СМИ, завтра — экономика, бизнес...

13:51 Муратов: Происходит крупнейшее киберспреступление, ограничиваются права аудитории... Я уважаю участковых, но это не их дело.

13:50 Кучерена: Хотел бы прокомментировать. Мы на общественном совете поднимем вопрос, конечно. Участковый не должен заниматься такими вопросами.

13:48 Гусев: Это очередное унижение. Мы все написали заявления о преступлении, а их спускают чуть ли не участковым. 

13:44 Павел Гусев: Я хотел бы политическую составляющую подчеркнуть. Мы официально зарегистрированные СМИ, за нами миллионная аудитория. За это есть наказание, за это должны быть уголовные дела и государство должно быть заинтересовано в том, чтобы нас защищать, а не гнобить.

13:45 Лямин: У ДДос есть две компоненты: информационная (например, происходят протесты или выборы) и техническая. Это две цели для атакующих. В России не принимаются во внимание рекомендации профессионалов, чтобы минимизировать угрозу и последствия атак.

13:43 Кучерена: Репрессиями мы не поправим ситуацию. Уголовная ответственность максимум в 3 года никого не исправит. Человек должен понимать, что будучи организатором DDoS, он причиняет существенный вред. Надо больше вовлекать в эту дискуссию технических специалистов…

13:42 Михаил Зыгарь (ДОЖДЬ): DDoS-атака многими не воспринимается как преступление. Но 39% все-таки считают, что это — обычные преступники. Цифра большая. Анатолий Кучерена прокомментирует?

13:40 Присутствуют: Дмитрий Муратов («Новая газета»), Алексей Афанасьев («Лаборатория Касперского»); Павел Гусев («МК»), Александр Лямин (директор Highloads Lab), Юрий Федутинов (генеральный директор  «Эха Москвы»), Анатолий Кучерена. В питерской студии: Олег Мухин (ЗАКС.РУ), Александр Горшков (ФОНТАНКА.РУ), Диана Качалова («Новая газета в Петербурге»), 

13:35 Конференцию назвали «DDoS, давай, до свидания».

В ближайшее время на интерактивной площадке телеканала «Дождь» в Москве и в мультимедийном центре «Зеленая Лампа» в Санкт-Петербурге одновременно начнется пресс-конференция, перечислив состав участников которой, можно говорить о мероприятии политическом. Главные редактора и топовые функционеры ведущих СМИ, подвергшихся крупным DDoS-атакам в марте, апреле и мае 2013 года сядут за один стол, чтобы рассказать своей аудитории о том, как это происходило, почему DDoS-атаки — это нарушение свободы слова и воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста, а также права читателей на информацию.

«Новую газету» на встрече представляет главный редактор Дмитрий Муратов. Цель «Новой» на пресс-конференции — связать серию DDoS-атак на крупнейшие сетевые ресурсы Москвы и Петербурга с атакой на сайт «Новой газеты» 31 марта — 3 апреля, явившейся самой мощной атакой в истории россйского сегмента интернета. Напомним, ответственность за обе атаки взяло на себя объединение со смешным названием «Хомячки 2013». Причем, если атаку на «Новую газету» они брали на себя анонимно, то атаку на десяток сетевых ресурсов открыто взял на себя (и свою организацию) питерский студент, квнщик, пиарщик и телевизионщик Максим Болонкин, представитель «Хомячков». Он отказывался идти на контакт с «Новой газетой», зато вскоре появилось его интервью и видеообращение, из которого ясно: «хомячки» не боятся брать на себя ответственность за киберпреступление, будучи уверенными, что наказания не последует; «хомячки» играют на патриотической идеологии, противопоставляя либеральные ценности, исповедуемые СМИ, — «патриотическим» идеалам (примерно так же, как в свое время «рассерженные горожане» противопоставлялись условного «уралвагонзавода» — Прим. ред.).

Мы же, во-первых, уверены, что «хомячкам», якобы стихийно объединившимся для поучительной кибервойны с либералами, не под силу технически организовать атаки такой мощности. А значит, они прикрывают настоящих заказчиков атак. А во-вторых, считаем, что DDoS-атаки должны стать объектом пристального внимания государства, которое обязано взять на себя ответственность за глубокое расследование заказчиков и организаторов киберпреступлений. Если сегодня безнаказанно атакуют СМИ с миллионной аудиторией, где гарантии, что завтра не нападут на системообразующие государственные площадки, на частный сегмент Рунета?.. Вот это сегодня и обсудим.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera