Казак посадил в колонию гражданского активиста, подтвердив рождение нового сословия, неподвластного законам

Политика

Евгений Титовсобкор по ЮФО

В Сочи вынесено беспрецедентное судебное решение: активист, защитивший журналистов от нападения казака, получил год колонии.  Процесс прошел в рекордно короткие сроки, а за свидетелями защиты гонялись судебные приставы. Не прошло и года со дня появления в Краснодаре «казачьей полиции», а ее представители несколько раз отличились в избиениях мирных граждан. И каждый раз правоохранительные органы закрывают глаза на преступления. Кубанская власть создает сословие, которое помимо получения бюджетных зарплат обретает неприкосновенность и неподсудность. А это опасно как для устоев современного общества, так и для целостности России.

Здание мирового суда в Дагомысе – невзрачная трехэтажка, где у входа разбита лампочка. На третьем этаже есть кабинет судьи Близнюка с просторной прихожей и длинноногой девушкой-секретарем. Для простых смертных – темный коридор с жесткой скамейкой. Тут мы и ждем. Люди в белых рубашках и черных сандалиях кучкуются поодаль. Это казаки, пострадавшая сторона. Судебный пристав Абгарян шагает взад-вперед и следит, чтобы никто не набил друг-другу морду. Все обыденно.

Конфликт, из-за которого заварилась каша, тоже, в сущности, житейский. 12 января в сочинском поселке Лоо прошел митинг против действий поселковой полиции. Селянам надоело, что полиция не возбуждает уголовные дела по преступлениям. И что держит магазины и кафе. Освещать протестную акцию прибыла дюжина журналистов, среди которых были главный редактор телепрограммы «Советская Кубань» Вячеслав Потапов и корреспондент агентства «ФедералПресс» Андрей Кошик.

Кошик с Потаповым стали искать, кто на митинге представляет поселковую администрацию. Чиновники отнекивались, а вот казак, жующуй колбасу в стороне, представился главным. К нему и обратились журналисты. Но вместо ответа получили от казака пару ударов по фотоаппарату и видеокамере, чему я был свидетелем (есть и соответствующий ролик на ютьюбе, «Сочинский колбасный казак напал на журналистов»). Позже оказалось, что казак – атаман Лазаревского района Сочи Владимир Демьяненко.

К слову сказать, местная жительница Маргарита Кравченко несколькими минутами раньше обратилась к атаману Демьяненко за помощью: надо было убрать машину, мешающую проходу людей. «Он меня просто послал на три буквы, прямым текстом. Я сначала оторопела, а потом поняла, что он выпивши», – рассказывает Маргарита Кравченко. 

Ситуация с журналистами закончилась бы обычной руганью, но рядом был Владимир Киселев из администрации Сочи. Когда атаман Демьяненко стал бить чужую аппаратуру, чиновник Киселев тоже кинулся в бой. Возникла потасовка, в которой Киселев и атаман Демьяненко стали отбирать у журналиста Потапова видеокамеру. В конце концов казак  дал по камере так, что она саданула журналисту в глаз (этот ролик на ютьюбе называется «Митинг в Лоо начался дракой»).

Тут у нас появляется Михаил Абрамян. Личность на Кубани скандально известная, лидер местного отделения партии «Коммунисты России». А еще блогер-тысячник, своими постами стирающий в порошок каждого, на кого обидится. Недавно он предложил в своем блоге, простите, физическую любовь генералу одной небезызвестной конторы. Словом, человек без тормозов. На митинге в Лоо Михаил Абрамян был ответственным  за общественный порядок. Увидев атамана и чиновника, забирающих аппаратуру у журналиста, Абрамян с разбегу вклинился между ними, пытаясь отстоять видеокамеру. Казак и коммунист хватали друг-друга долго и увлеченно, пока не появилась полиция.

После потасовки Михаил Абрамян пошел на митинг и сгоряча сказал все, что думает про местную полицию. А вот атаман Демьяненко  написал в полицию заявление о том, что его избили. Фиксировать свои синяки и ссадины Абрамян не стал, зато казак Демьяненко сделал медицинскую экспертизу. Уже через пару дней полиция Лоо возбудила в отношении Михаила Абрамяна уголовное дело по статье 116, «побои».

Видя такой расклад, журналист Вячеслав Потапов решил восстановить справедливость: в конце-концов, потасовку затеял казак. В прокуратуру Краснодарского края было подано заявление, где Потапов рассказал: «С целью воспрепятствования деятельности журналистов в отношении нас применялось физическое насилие, наносились удары по видеотехнике, по голове, в живот. В ходе нападения была похищена ветрозащита накамерного микрофона». С тех пор полиция поселка Лоо, возбудившая дело в отношении Абрамяна, уже пять раз отказалась возбудить уголовное дело в отношении атамана Демьяненко. Каждый раз отказы в возбуждении дела отменяет прокуратура, и каждый раз полицейские штампуют их заново.

Уголовное дело об избиении атамана вскоре ушло в мировой суд. Все бы ничего, но о заседании суда свидетелей защиты почему-то не известили – ни повестками, ни звонками. Перед первым заседанием в кабинете мирового судьи Близнюка был замечен молодой человек, известный как Алексей Сидельников. Его считают сотрудником  правоохранительных органов. Как-то раз этот Сидельников звонил мне и представлялся работником «органов безопасности».  Так вот, после его странного появления судья Близнюк оформил свидетелям защиты, которых не предупредили о заседании, принудительный привод. Краевая служба судебных приставов кинулась разъезжать по адресам свидетелей и собирать с них объяснения.

И вот, я вместе с журналистами Потаповым и Кошиком жду в мировом суде второго заседания. Длинноногая секретарь то и дело носит в судейский кабинет воду. Наконец, судья вызывает свидетелей защиты. Ему в деталях рассказывают все, что я сейчас рассказал вам. Но эти сведения судья Близнюк во внимание не принимает: свидетели защиты – «заинтересованная сторона». На прежнем заседании давали показания подчиненные атамана Демьяненко. Их показаниям судья верит.  Конечно, на многие вопросы мог бы ответить видеоролик, снятый журналистом Потаповым. Но просмотреть видеоролик судья отказывается.

Приговор. Михаил Абрамян выходит в коридор со спокойным и бледным лицом: год колонии-поселения. Прокурор обвинял Абрамяна по пункту б) части 2 статьи 116, побои «по мотивам национальной ненависти или вражды в отношении социальной группы». Это, конечно, чушь: я видел всю потасовку и никто ни разу  не упомянул чью-либо национальность или этническую принадлежность. В итоге судья вынес приговор по пункту а) части 2, «побои из хулиганских побуждений».

В коридор выходит атаман Владимир Демьяненко. Пытаюсь взять у него интервью, но атаман жестами показывает, что ничего не слышит. На улице обнаруживаю, что Демьяненко дает интервью местному телевидению. О чудо!Спрашиваю, зачем он на митинге назвался представителем администрации. «Я не назывался», – утверждает казак. Тут есть два варианта: или видео с митинга смонтировано Госдепом, или атаман врет.

За те 10 месяцев, что кубанские казаки дежурят рядом с полицейскими и получают бюджетную зарплату, они «отличились» не раз. 14 октября на выборах член ТИК «Западная» Ольга Николина начала видеосъемку, за что присутствующий казак ударил ее в глаз. Оказалось, это Алексей Иванович Рой ― заместитель атамана Екатеринодарского районного казачьего общества, контролирующий работу казачьих дружин Краснодара. Из полиции материалы были направлены мировой судье Соколовой Ю. А. Однако никаких судебных повесток избитая девушка так и не получила. Зато казак Рой написал в полицию, что Николина ему угрожала. Удивительно, что девушка не попала в колонию.

В начале апреля был избит краснодарец Вадим Пашаев. Ночью в Комсомольском районе Краснодара компания во главе с казаком потребовала предъявить документы. «Я ответил, что требовать документы может только полиция. В это время казак, который стоял сбоку, резко ударил меня фонарем в лицо, наотмашь. Дальше ничего не помню», – рассказал мне Вадим в апреле. У него были переломы скулы и носа, трещины в черепной коробке. В Краснодарской больнице ЗИП Вадиму сделали операцию. Как пояснили тогда в пресс-службе кубанского МВД, возбуждено уголовное дело по статье 111, «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Однако виновных лиц как бы не установили, а телефон Вадима Пашаева с тех пор отключен.

Похоже нелюбовь к прессе на Кубани особая. 13 марта несколько десятков человек в казачьей форме явились на независимое радио «Электрон» в Крымске: им не понравилось, что ведущий радиоэфира Валерий Донской является приезжим и делает «неправильные» репортажи. Были оскорбления и прямые угрозы журналисту.  Крымская межрайонная прокуратура вела проверку, однако уголовного дела, как обычно, никто не возбудил.

Все эти случаи дают понять: кубанская власть формирует в регионе особое сословие. Дело не только в зарплатах по 30-40 тысяч, которые платят казакам из краевого бюджета. Дело в особом статусе, делающем казаков недоступными для российского правосудия. Кубань вслед за некоторыми республиками Кавказа становится анклавом, где этнические традиции и нормы с подачи власти заменяют закон. Не надо быть политологом, чтобы понять, насколько эта тенденция опасна для целостности страны.

Опасно это и для самого казачества. В 90-е годы люди тянулись к казакам как к защитникам, способным оградить их от криминала и несправедливости. Сегодня под крылом власти казачество превращается в часть государственной системы, такую же как и полиция. Потому казаки становятся носителями идеи, которой народ наделял охранителей власти еще со времен опричнины. Идея эта выражена одним словом: несправедливость.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera