Магнитский и Браудер признаны виновными в неуплате налогов. Комментарии друзей Сергея Магнитского

Политика

 

Сегодня Тверской районный суд в лице председательствующего в процессе судьи Игоря Алисова признал юриста фонда Hermitage Capital  Сергея Магнитского виновным посмертно по статье 199 УК РФ, уголовное дело против него прекращено в связи со смертью. По мнению суда, факт  организации Магнитским уклонения от уплаты налогов в особо крупном размере был установлен.

В удовлетворении заявления родственников Магнитского о его реабилитации судом было отказано. Но тем не менее доподлинно известно, что родственники Магнитского отказались участвовать в этом процессе и направлять на него своих представителей.

«Они в адрес суда направляли подобного рода заявления уже в ходе судебного заседания, наставили на том, что он не совершал этого преступления», — отчитался прокурор Михаил Резниченко после оглашения приговора.

Глава фонда Уильям Браудер  был признан виновным в совершении двух преступлений по этой же статье и по совокупности  был приговорен к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью на территории РФ на срок 3 года.

Приговор был вынесен заочно в связи с отказом британской стороны выдать Браудера России.

По мнению суда, Магнитский, действуя в интересах Браудера в период с начала 1997 года по 29 марта 2002 года, разработал и реализовал незаконную схему уклонения от уплаты налогов, используя ООО «Дальняя Степь»» и ООО «Сатурн инвестментс», зарегистрированные в Республике Калмыкия и находившиеся под управлением Hermitage Capital. По подсчётам прокуратуры, в этих компаниях среднесписочная численность привлечённых работников инвалидов составила не менее половины от общего числа работников, что позволила получить 50-процентную льготу по уплате налогов. Однако прокурор настаивал, что фактически работники-инвалиды в кампаниях не работали, что, якобы, было подтверждено материалами дела, в частности, допросами свидетелей, инвалидов. Правда, во время судебных заседаний никто из них про совершенные конкретно Магнитским и Браудером преступления не рассказывал. Более того – некоторые из свидетелей признавались, что услышали фамилии Магнитского и Браудера либо от следователя, либо из телевизора.

Приговор прокуратура прокомментировала так: «Сторона обвинения удовлетворена этими судебными решениями, они соответствует закону».

Согласно решению суда, Магнитской, действуя в интересах Браудера, организовал схему по неуплате налогов. В результате этой схемы подконтрольные Браудеру фирмы — «Дальняя степь» и «Сатурн Инвестментс» — не уплатили налоги в бюджет Калмыкии на сумму более 522 млн рублей.

Александра ТАРАНОВА

 

Иван ЧЕРКАСОВ, сотрудник Hermitage, друг и коллега Сергея Магнитского

На смерть Магнитского (повторно):

— Сергей Магнитский снова умер. На этот раз не в тюрьме, а в суде, раздавленный бесчувственной машиной российского правосудия, как та несчастная девушка, которая выпала из рухнувшего на землю самолета и попала под колеса мчащейся кареты скорой помощи.
 
Они могли ограничиться Браудером, осудив его по всем статьям российского уголовного кодекса сразу, они могли составить свой «список Hermitage», включив в него всех, кто помешал им спрятать следы своих преступлений, но им нужен был Магнитский, и они достали его из земли, чтобы покрыть позором его имя. Но позором, от которого не отмыться, они покрыли себя. Они — это те, кто обвинял, и те, кто судил, и те, кто стоял рядом, все эти алисовы, марковы, пушковы, все те, кто нажимал на кнопки, и те, кто дергал за ниточки. На всех них найдется и Божий суд. Приговором им будет презрение их собственных детей и внуков, которые будут стесняться своего родства с палачами.
 
Почему они так остервенело втаптывают в землю ненавистное имя мученика, умершего за правду? Потому что понимают, что оно стало символом борьбы за справедливость, за достоинство, за равенство всех перед законом. Они хотят уничтожить этот символ, и для этого готовы достать Магнитского из гроба.
 
Российское правосудие издало звук как железом по стеклу, от которого коробит любого порядочного человека. С людьми, которые способны издавать такие звуки, неудобно находиться в одной комнате. Россия становится нерукопожатной страной в цивилизованном мире. Но это их не останавливает, потому что ими движут страх и злоба.
 
Это животный страх разоблачения, скрываемый под маской цинизма и безразличия. Но им никого не удастся обмануть. Этот приговор сделан по заказу одного единственного человека, ради его успокоения и удовлетворения его растущих амбиций. Но все остальные знают ему цену. В конце концов, они добились того, чего хотели — Магнитский их усилиями восстал из гроба. Но не мертвым, а бессмертным. Его грозный призрак теперь не даст им покоя ни днем, ни ночью, он будет витать над ними в их душных кабинетах, где они шепчутся друг с другом, боясь собственной тени, и на их роскошных виллах, где они пытаются забыть о совершенных ими преступлениях.
 
На этом судилище Магнитский воскрес и требует справедливого суда над живыми преступниками. Рано или поздно, этот суд состоится и пройдет именно в России, освободившейся от всевластия лжи.
 

Комментарий друзей Сергея МАГНИТСКОГО, ведущих расследование его гибели

Прокурор, раздавая свои комментарии, демонстрирует полнейшую правовую неграмотность и полнейший правовой нигилизм. Вот почему.

1. Реабилитация нужна тому, кто признан судом виновным. Магнитский не был признан виновным при жизни. В отношении него действует презумпция невиновности. Его не нужно было реабилитировать до вчерашнего дня. Это азы цивилизованного правосудия - первый курс юридического факультета. Родственники не просили его реабилитировать, а требовали, чтобы представители следствия и прокуратуры не называли его виновным без суда вопреки всем принципам российского и международного права и российской конституции.

2. Родственники имели и имеют право считать Магнитского невиновным, говорить об этом, писать об этом, кричать об этом на каждом углу, вне зависимости от того, есть по этому поводу решение суда или нет, есть по этому поводу другое мнение прокуратуры или нет. Это их конституционное право,  вытекающее из принципа свободы слова и свободы мнения. Это не имеет никакого отношения к требованию реабилитации, которое является требованием начала официального судопроизводства. С таким требованием никто из родственников в правоохранительные и судебные органы не обращался.

3. Пользуясь всеобщей и вопиющей правовой безграмотностью прокурор цинично подменяет два этих понятия: право на реабилитацию и право на выражение своего мнения через свободу слова. Этим он достигает две цели - пытается оправдать средневековой процесс над мертвым и заткнуть горло родственникам. Правда состоит в том, что родственники никогда не ставили вопроса о реабилитации в уголовно-процессуальном смысле этого слова (то есть как о специальном дополнительном расследовании), что эта инициатива принадлежит зам генпрокурора, что родственники во всех судах сопротивлялись процессу реабилитации, что Сергей был юридически невиновным и что родственники имели и имеют право считать его невиновным и говорить об этом.

Ложь прокурора состоит в том, что в действительности никакого заявления от родственников  Сергея Магнитского о его реабилитации не существовало. Прокуратура России, в лице заместителя Генерального прокурора РФ Гриня В.Я. выступила в качестве иницииатора возобновления расследования уголовного дела, не спросив об этом мнения близких родственников, якобы для его реабилитации, а в действительности, для того, чтобы лишить близких родственников реализовать это право в дальнейшем, в другом суде, при других прокурорах, и возможно уже при другой власти в России. Цитируемые прокурором заявления все, без исключения, - о несогласии с посмертным уголовным преследованием, и никаким образом не могут подменять заявление о реабилитации.

Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera