«Болотное дело» || Потерпевший омоновец согласился сменить статус на свидетеля. Судья против

Политика

Екатерина Фоминакорреспондент


Вид на зал суда с балкона для прессы

Сегодня в Мосгорсуде на заседании по «делу двенадцати» допрашивали Германа Литвинова, командира 1-го отделения 2-го взвода 3-й роты ОМОН. Литвинова признали потерпевшим, так как на Болотной ему был причинен «физический вред» в виде резаной раны большого пальца руки. Когда потерпевший оттягивал на себя металлическую решетку в момент противостояния с гражданами, об нее разбилась бутылка.

На заседании Герман Литвинов на вопрос, узнает ли он кого-нибудь на скамье подсудимых, ответил не сразу: прошелся вдоль «аквариума». Потому указал на Степана Зимина и сказал, что узнает еще молодого человека во втором отсеке «аквариума».

— Узнаю лицо во втором ряду, слева, с короткой стрижкой, в серой одежде, улыбающееся.

— Они все улыбающиеся, — ответила судья Никишина. Она настаивала, чтобы человек, подходящий под описание встал и назвал фамилию. Это возмутило адвокатов.

— Это вообще какая процедура? — выступил адвокат Вадим Клювгант. — Это недопустимо!

Никто из них не счел себя похожим на описываемого Литвиновым мужчину.

— Подсудимые, язык проглотили? — обратилась судья Никишина. — Хорошо, идем дальше.

Согласно рассказу Литвинова, он, как и его коллеги Денис Куватов и Кирилл Кувшинников, дававшие показания в суде ранее, на площади сначала стоял в оцеплении у Большого каменного моста, а потом в составе групп задержания выявлял особо активных демонстрантов. При задержании он, как и его коллеги, не представлялся и не показывал удостоверение. Жетон сотрудника полиции был скрыт бронежилетом.

Герман Литвинов слышал, что люди кричали «Идем на Кремль». При просмотре видео в ходе досудебного разбирательства рвавшихся на Красную площадь он не опознал.

— В чем заключались попытки прорыва на Кремль?

— Лозунги, выкрики, собирались в группы.

Дойдя до цепочки, по мнению Литвинова, люди не могли повернуть назад, и причиной прорыва стало искусственное ограничение прохода.

На вопросы стороны защиты омоновец заявил, что ему причинили моральный и физический вред:

— Мне еще повезло, что палец не отрезали! Оскорбления необоснованные сыпались со всех сторон!

Однако когда его спросили, считает ли он себя потерпевшим именно от людей, находящихся в «аквариуме», Литвинов заявил:

— Я бы никуда не обращался, но меня повезли в больницу, после чего изменили статус на потерпевшего.

— Вы готовы сменить статус с «потерпевшего» на «свидетеля»?

— Я не возражаю, больше морально-психологически было трудно. Тем более ранка небольшая!

Адвокаты аплодировали после такого ответа. Сергей Бадамшин отметил, что «Литвинову самому неуютно здесь давать такие показания», а общественный защитник Дмитрий Борко сказал: «Сотрудники правоохранительных органов достойны более уважительного отношения, чем бессмысленная роль терпилы».

Суд счел, что статус омоновца «не вызывает сомнения» и отклонил ходатайство адвокатов.

Продолжение процесса по «Болотному делу» — в четверг, 11.30.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera