Дело Политковской. Суд допросил бывшего оперативника Шошина, следившего за обозревателем «Новой» незадолго до убийства

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Если не считать времени, затраченного на традиционные скандалы, перепалки и разборки подсудимых и их защитников с судьей, то в целом выступления сегодняшних свидетелей заняли не так уж много времени.

Первым в зал пригласили журналиста портала «Особая буква» Романа Попкова. Именно Попков весной 2010 года познакомил «Новую газету» с Олегом Голубовичем, ныне ключевым свидетелем по делу об убийстве Политковской. Попков -  в прошлом нацбол, в 2006-2007 годах сидел в СИЗО за участие в одной из политических акций. Там, в СИЗО, он и познакомился с Голубовичем. По словам Попкова, сокамерник рассказал ему, что опасается фигурантов дела об убийстве обозревателя «Новой», а также сотрудников ФСБ. Опасается, поскольку весьма осведомлен о деталях этого преступления. Впрочем, отмечал в суде Попков, Голубович в подробности не вдавался. Когда же оба освободились, то общения не прекратили, и в какой-то момент Голубович, зная, что Попков сотрудничал на внештатной основе с «Новой газетой», попросил свести его с руководством издания. Попков свел.

И Голубович, напомним, сказал заместителю главного редактора «Новой газеты» Сергею Соколову о том, что не доверяет официальному следствию, но доверяет газете и готов дать показания при условии обеспечения его безопасности. В итоге Голубович рассказал, что давно знает ныне осужденного Павлюченкова, был связан с ним коммерческими интересами и был весьма информирован о его деятельности и деятельности его подчиненных.

В июле 2006 года Павлюченков предлагал Голубовичу проследить за Политковской, но тот отказался. По словам Голубовича, именно Павлюченков организовал наружное наблюдение за Анной Политковской по просьбе Лом-Али Гайтукаева. Все эти показания Голубович дал под видеозапись, а позже был допрошен и официальным следствием, которому, как рассказывал ранее на суде Сергей Соколов, подтвердил то же самое: что за Политковской осуществлялось профессиональное наблюдение силами штатных сотрудников ОПУ ГУВД Москвы. Павлюченков, по словам Голубовича, привлек к слежке своих сотрудников -Шошина и Лебедева. Также Голубович рассказал: что был свидетелем того, как Павлюченков передавал пистолет с глушителем подсудимому Рустаму Махмудову, что он, Голубович, лично передавал какие- то деньги по просьбе Павлюченкова Хаджикурбанову и что знает, что у близкого друга Павлюченкова Анатолия Тихенко есть свой автосервис, где ремонтировали «четверку», на которой братья Махмудовы следили за Политковской. 

В конце концов, по-прежнему опасаясь сотрудников ФСБ и обвиняемых, Голубович выехал вместе с семьей заграницу.  

Допрос Романа Попкова, который и свел «Новую» с Голубовичем, а также само отсутствие Голубовича в суде (и, скорее всего в целом его показания) «аквариум» с подсудимыми и их защитники встретили в штыки.

«Хотели бы увидеть его фотографию. Мы его не знаем, что он из себя представляет», - хором говорил «аквариум». «Может, это он убил», - выдвигал предположения предполагаемый киллер Рустам Махмудов.

А адвокат Мурад Мусаев, пытаясь предотвратить допрос Романа Попкова, заявил, что вероятнее всего Голубович - «это такая подсадная утка», которая хочет показаться белой и пушистой, как и Павлюченков.

 - Меня категорически не устраивает его слова о том, что он не участвовал в убийстве Политковской. Я уверен, что он участвовал. Он знает столько деталей, что не мог не участвовать. Показания Голубовича однобоки и неполноценны, - говорил адвокат. - Павлюченков и Голубович - это два преступника, которые хотят избежать уголовной ответственности.

Прокуроры Локтионов и Семененко уточняли у Романа Попкова, кого конкретно опасался Голубович и почему за помощью он обратился именно к нему. Попков объяснял: потому что сдружились, когда сидели в одной камере. «А в камере сразу видно психологическое состояние каждого. Он был сильно напуган. Знаете, так сыграть невозможно», - отмечал Попков. По его словам, очень сильно волновался Голубович, когда узнал о задержании фигурантов дела. Поэтому когда, освободившись, он попросил Попкова свести с руководством «Новой газеты», тот незамедлительно и свел его с Сергеем Соколовым.

- А отчего он хотел себя обезопасить? – все интересовалась защита подсудимых.

- От убийства самого себя, - все повторял свидетель.

Защита растянула допрос Попкова на два часа, хотя вопросы новые не задавала, а как показалось, пыталась запутать присяжных. Но именно бесконечно повторяющиеся вопросы – почему Голубович обратился к Попкову, к «Новой», а не к следствию – привели к обратному эффекту. Ведь если бы Голубович был «подсадной уткой», то на суд его привело бы именно следствие. Но получилось так, напоминала адвокат потерпевших Анна Ставицкая, что именно «Новая газета» посредством Романа Попкова открыла для следствия этого свидетеля.

Попкова отпустили, а зал в сопровождении конвоя в тюремной робе вошел другой свидетель – отбывающий наказание по другому делу Олег Шошин, бывший подчиненный Дмитрия Павлюченкова, сотрудник оперативно-поискового управления столичной полиции. Он вместе с коллегами по заданию шефа занимался «халтурой»: за отдельную плату (по 100-150 долларов в день) следил за теми или иными «объектами». Так, летом-осенью 2006 года подразделение Павлюченкова следило и за Анной Политковской незадолго до ее убийства.

Правда, как и его бывший коллеги, допрошенные в суде ранее, Шошин говорил, что не знал, что следил именно за Политковской: «Я десять лет подряд осуществлял скрытое наблюдение каждый день за разными людьми. Помнить, что следил именно за ней, я не могу». Он лишь знал, что «объектом» была женщина, которая передвигалась по Москве (по маршруту: Лесная, Долгоруковская, Фрунзенская улицы, улица Александра Невского, Армянский и Потаповский переулки) и области на серебристой «десятке».

Свидетель подробно рассказал, где «объект» парковался. Например, вспомнил, что летом-осенью 2006-го женщина часто оставляла машину у некоторых объектов здравоохранения (что правда: в тот период у Политковской в больнице лежала мама).

На вопрос прокуроров, могли ли за «объектом» следить пешие сотрудники, Шошин ответил утвердительно. Впрочем, по его словам, наблюдение за этим «объектом» отличалось от обычных «халтур» тем, что иногда слежка выглядела как официальное задание.

- Я это понял потому, что к ведению объекта были привлечены большие силы и средства, а также молодые сотрудники. Просто к халтурам молодых сотрудников у нас не привлекали, - рассказывал Шошин.

- А Вы находились 7 октября 2006 года в 16:00 в подъезде дома № 2 по улице Долгоруковской и дом №8/12 по улице Лесной? – спросил Шошина прокурор Локтионов.

- Нет, - сказал тот, но затем добавил. - Я не помню…

Продолжение допроса Шошина отложили на следующий день – 25 сентября, начало в 10:30.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera