После гибели Гаджи Махачева в Дагестане будет меняться политический ландшафт

Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

Гибель вице-премьера дагестанского правительства Гаджи Махачева в автокатастрофе на Кутузовском проспекте окажет серьезное влияние на политическую жизнь Дагестана. Вице-премьером Гаджи Махачев успел поработать недолго. Указ о его назначении был подписан Рамазаном Абдулатиповым только 23 сентября. Такое кадровое решение вызвало неоднозначную реакцию в самом Дагестане. Фигура 63-летнего политика, фактического владельца «Дагнефти» и активного участника клановых разборок 90-х — начала 2000-х годов никак не вписывалась в политику «обновления», объявленную Абдулатиповым.

В 90-х Махачев был республиканским депутатом, а также создателем «Народного фронта имама Шамиля», мощной аварской организации. Именно в тот период, на волне подъема национальных движений в Дагестане, да и во всей России, Махачев приобрел свой авторитет и политическое влияние. И даже, в более мирные времена, когда Махачев сидел в «тихой гавани» думских кабинетов, мало кто смог бы осмелиться напрямую задать какой-нибудь неудобный вопрос суровому человеку в серой каракулевой папахе.

Все двухтысячные Гаджи Махачев проработал в Москве, сначала депутатом Госдумы, затем постоянным представителем Республики Дагестан при президенте РФ. Однако он всегда принимал активное участие в республиканских политических интригах. То примыкал к «Северному альянсу» (неформальному клубу влиятельных аварских политиков), то умело лавировал между различными кланами. С Махачевым всегда считались: резкий, прямой и эпатажный в личных отношениях, он имел тонкое политическое чутье и, заняв определенную нишу, уже никогда не сдавал своих позиций.

С 1995 года он руководил кампанией «Дагнефть» (сейчас «Дагнефть-Роснефть»), республиканским нефтяным монополистом (надо сказать, что тесно переплетенная между собой дагестанская и чеченская нефтянка — одна из самых прибыльных отраслей на северокавказском теневом рынке).

Махачев оставался одним из немногих дагестанских политиков, чьи политические аргументы был весомыми как в кулуарах Кремля, так и в Дагестане, и в Чечне. Кланы уходили в прошлое, им на смену приходили новые группы интересов уже без этнического или родового окраса, сменялись президенты и премьер-министры. Но дагестанские политические тяжеловесы были «незаменимы» в прямом и переносном смысле. Они обладают формулой: опыт, связи, деньги. Последние 20 лет именно они «держат» Дагестан. Одним из таких политиков и был Гаджи Махачев.

Махачев погиб, еще один тяжеловес, мэр Махачкалы Саид Амиров, сидит в тюрьме, некоторые другие сейчас вне республики. Передел сфер влияния еще не начался. Однако стечение различных обстоятельств дает повод думать, что после Олимпийских игр в Дагестане значительно поменяется политический ландшафт.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera