Алексей Полихович был избит в конвойном помещении Замосковрецкого суда после оглашения приговора по «болотному делу»

Политика

Как сообщил «Новой» газете защитник Павел Шапошников, в понедельник после оглашения приговора подсудимым не выдали на руки копию приговора. Алексей Полихович отказался выходить из конвойного помещения и был избит. В СИЗО «Бутырка», по словам Шапошникова, зафиксировали телесные повреждения, в том числе, обширную гематому на ноге. В настоящее время в Бутырку выехали члены ОНК.

Подробнее об инциденте рассказал отец осужденного Алексей Полихович-старший: «После заседания, все расписались, что якобы получили копию обвинительного приговора на руки. Но Леше документ не дали, пришел конвой выводить в автозак. Леша сказал, что ему сначала нужно получить приговор, раз он расписался. Отказался идти. Один из конвойных, самый буйный, крупный, начал его оскорблять: «Ты ублюдок». Леша попросил его остановиться, сказал ему что-то в ответ. Конвойный подошел и ударил сына по коленке. Потом еще раза два-три по голове и по шее, на некоторое время Леша сознание потерял».

После этого начальник конвоя предложил написать заявление. В СИЗО засвидетельствовали побои, гематома на ноге на следующий день стала больше.

Адвокат Алексея Ольга Григоренко рассказала, что посетит Алексея в пятницу. До этого момента официальных комментариев она давать не готова.

Сегодня СИЗО №2 (Бутырку) посетила общественная наблюдательная комиссия. Анна Каретникова рассказала «Новой газете» о том, как себя чувствует Алексей Полихович и почему в течение двух дней ему не оказывали медицинскую помощь:

«Медицинскую помощь Алексею вообще не оказали, когда привезли в изолятор. С фельдшером Никитиной, которая осматривала Полиховича, мне поговорить не удалось, но через руководство я передала ей самые «теплые» слова: вместо акта, положенного внутренним распорядком СИЗО о фиксации физических повреждений, она выписала медицинскую или врачебную справку, в которой указано – «ушиб мягких тканей». Леша тут же показал нам колено с внутренней стороны: фиолетовая гематома, какой это ушиб? Не указана площадь повреждения, это же не маленький синяк!

Мы тут же попросили оформить документы по закону, но акта при нас так и не составили. Принесли две справки – опять обычные медицинские, в них уже была указана поврежденная поверхность – больше 7 сантиметров. Причем, она увеличилась на следующий день. Так почему не оказали помощь, не обработали, не дали лед? «А он не просил», – ответили нам.

При нас Лешу увели на осмотр, прибежали с радостными возгласами, что наконец нанесли какую-то мазь. Никому не пришла мысль сделать ему рентген.

Бесит, ведь знают, что дело резонансное, что придут онкшники… А ведь к полутора тысячам других заключенных не придет никто. Позволяют так себя вести.

Леша записал номер жетона старшего сержанта, два метра ростом, ударившего его, – 007533. Тот обругал Полиховича матом, врезал по ноге, по голове, потом по шее. На голове и шее следов нет, бил, кажется, ребром ладони. Этот конвойный тут же убежал куда-то. При этом присутствовали другие сотрудники, они были удивлены, потом подошел майор-командир подразделения. Леша и их номера написал в заявлении, но он понимает: не будут конвойные давать показания против своего товарища, даже если он себя неадекватно повел.

Раньше обвиняемых в судах сопровождал нормальный конвой, как-то даже переговаривались, отношение было человеческое. А тут под приговор пригнали неадекватное усиление.

По словам Анны Каретниковой, данный инцидент не был заснят на видео, хотя видеофиксация в конвойных помещениях ведется: «Видимо, в этот момент они снимали посадку других фигурантов в машину. Эти видеорегистраторы только недавно по просьбе ОНК  появились, их не хватает».

«Я передала всю информацию своему руководству, Александру Куликовскому, помощнику Уполномоченного по правам человека Александра Музыкантского, все номера жетонов, все справки, – уточнила правозащитница. – Я знаю, что когда фиксируются такого рода повреждение, тем более ОНК туда приехало, в СИЗО обязаны передать это в прокуратуру. Она потом все проверит, вынесет показное постановление, на это и закончится – никому ничего не будет. Были такие случаи: и с Даниилом Константиновым, и с Кривовым, и с Луцкевичем. Били именно в конвойных помещениях, применяли шокеры. В законе пробелы: раньше ОНК пускали туда, теперь перестали. Жалоб на избиение больше всего поступает именно в конвойке и следственных изоляторах». 

Сегодня в присутствии ОНК и начальника СИЗО Алексей заявил, что хочет добиться справедливости и привлечения к ответственности человека, который его бил.

Член Совета при президенте РФ и общественного совета при МВД Людмила Алексеева заявила о своем намерении добиваться увольнения сотрудника конвоя, нарушившего закон. Она обратится к министру МВД Владимиру Колокольцеву (конвойная служба находится в его распоряжении).

«На меня случаи избиения подсудимых производят особенно угнетающие впечатления, потому что я хорошо помню отношение к политическим арестованным в постсталинские времена. Никогда не было, чтобы их били! Только в сталинское время били, да… К чему мы возвращаемся? Этого нельзя допустить. Завтра буду требовать министра МВД принять меня, если он будет увиливать, я пошлю письменное заявление. Это дело так не оставлю». 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera