Дело Политковской. Обвинение заканчивает представлять доказательства: в суде огласили показания ключевого свидетеля

Политика

Надежда Прусенковакорреспондент

«Не трогай, это грязные деньги»

В суде по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской продолжаются допросы свидетелей обвинения. В понедельник состоялся допрос жены уже осужденного по этому делу Дмитрия Павлюченкова.

Свидетель рассказала, что слышала о Хаджикурбанове, один раз видела Гайтукаева, Голубовича и Оглы называет друзьями мужа и часто видела их в 2006 году. 

Оксана Павлюченкова рассказала, что ее муж встречался с Хаджикурбановым, она сама отвозила его на встречу с ним осенью 2006 года. После нее Павлюченков сказал жене, что Хаджикурбанов предложил поработать по женщине из СМИ. «То ли по Политковской, то ли от Политковской. Я еще тогда возмутилась, что работать надо по женщине, но больше к этой теме не возвращались».

Летом 2006 года она нашла в гардеробе сумку с деньгами, пересчитала — там было 137 тысяч долларов в пачках, обтянутых резинками. Когда вечером спросила у мужа, что это, тот ответил: не трогай, это грязные деньги. Ближе к осени сумка исчезла, вопросов она больше не задавала. О других денежных историях, долгах и финансовых притязаниях мужа Оксана Павлюченкова не осведомлена. «Мы тогда не были женаты, я не спрашивала. Да и потом, когда поженились, он давал мне десять тысяч рублей в месяц, денег я особо не видела».

Долги Павлюченкова — отдельная тема судебного разбирательства. Павлюченков сам признал наличие долга бизнесмену Бураеву. (Павлюченков должен был передать деньги от Бураева в поддержку семьи Хаджикурбанова, пока тот был в тюрьме, и передать деньги от человека по фамилии Петропавлов, однако эти деньги не были переданы). Также наличие долга подтверждают показания Оглы, который передал Павлюченкову слова Хаджикурбанова, что «с Павлюченкова списали долг в 60 тысяч». И Хаджикурбанов, отбывающий ныне срок за вымогательство, вымогал их как раз у Павлюченкова.

Вообще, подполковник Павлюченков так запутался в своих деловых обязательствах, что стал своим кредиторам даже предлагать бартер: вы участвуете в убийстве, из этих денег я плачу вам долг и вы еще заработаете немного.

Адвокаты защиты теперь пытаются доказать, что 137 тысяч долларов, по версии следствия, переданные Павлюченкову на организацию слежки за Политковской, были частью каких-то долгов, а не расходами на преступление, и просят судью не снимать вопросы жене Павлюченкова, которая наверняка в курсе многих финансовых махинаций мужа. В противном случае — это нарушение права на защиту.

Но судья Мелехин защите отказал — в обвинительном заключении фигурирует только сумма 137 тысяч долларов за слежку, остальные долги Павлюченкова находятся за пределами данного уголовного дела. А историю с вымогательством у Павлюченкова денег Хаджикурбанова суд уже изучил и вынес приговор, — отметила прокурор Семененко.

Допрос свидетеля продолжился. Адвоката Арсамирзаева интересовало, какого объема была сумка с деньгами. — Примерно, такая, — свидетель описала руками в воздухе. — Давайте рулеткой померяем, — не отставал адвокат. Присяжные засмеялись. Рулетки с зале не оказалось, меряли листочком бумаги в клеточку, затем секретарь суда предложила взять линейку. Воображаемые пачки денег заняли пространство 18 на 25 сантиметров.

Адвокат Бадамшин спрашивал, почему свидетель, хоть бывший, но сотрудник ФСБ, не уточнила, что за грязные деньги у нее в шкафу? Вопрос был снят. Адвокат Мусаев, спросил, бывала ли она в Рамсторе на Фрунзенской и носила ли темные очки. На оба вопроса свидетель ответила отрицательно.

Огласили показания, данные на следствии в 2007, в 2011 и в 2012 году. Свидетель подтвердила все показания в полном объеме. И в тех спорных местах, которые она сообщила в суде. В них говорилось, что встречи с Хаджикурбановым было две, только на одну из них — вторую, его подвозила жена. На обеих встречах фигурировала фамилия Политковской. Павлюченков сказал, что «они вышли на новый уровень, нужна работа по его профилю. То ли по Политковской, то ли от Политковской». По словам свидетеля, речь шла о слежке за женщиной, которая изменяет мужу с водителем. И что Павлюченков отказался.

После перерыва обвинение огласит показания Олега Голубовича.

ПЕРЕРЫВ

«Я знаю, что Павлюченков и Оглы причастны к убийству Политковской»

Самый первый допрос Голубовича состоялся июня 2009 года. Он прошел без видеозаписи и длился недолго: в них свидетель рассказал, как познакомился с Павлюченковым, Оглы, Лебедевым, Шошиным и Гайтукаевым и Наилем. О причастности этих лиц к преступлению Голубович тогда не говорил.

Второй допрос — под видеозапись — прошел в посольстве России в Украине в июне 2011 года. Он длился больше двух часов и подробно описывал события 2006 года.

С Дмитрием Павлюченковым гражданин Беларуси Олег Голубович познакомился осенью 2004 года в автосервисе Анатолия Тихенко в Малаховке. В этом автосервисе работал брат Голубовича Михаил, да и сам Тихенко — белорус, общались. Павлюченков привозил на ремонт в автосервис свои машины. На тот момент он был майором, «работал в отделе, который занимался наружкой в МВД».

С Червоня-Оглы Голубович познакомился еще до Павлюченкова, в Тульской области, а с 2005 по 2007 год они вместе снимали квартиру в Люберцах. Червоня- Оглы занимался в том числе перепродажей квартир в Москве (тн черный риэлтор), а Голубович иногда помогал ему с оформлением документов. В 2005-2006 годах оба — и Голубович, и Червоня Оглы — выполняли различные поручения Павлюченкова.

Примерно в августе 2006 года Павлюченков предложил Голубовичу и Оглы «поработать по журналистке. Ее зовут Аня, живет на Лесной улице». — Что значит «поработать»? — уточнил Голубович. — Проследить. За деньги.

Черед две недели Павлюченков повторил свою просьбу Голубовичу, сказал, что помочь надо людям — его сотрудники уже взялись за дело, Павлюченкову требовался «трезвый взгляд».

Голубович отказался, «так как не хотел участвовать в этих делах». А Оглы не отказался — несколько раз он говорил своему соседу по квартире, что ездил вместе с Шошиным на служебной машине на Лесную улицу. «Они не называли ее по фамилии, называли журналистка или Анна».

В августе 2006 года Павлюченков попросил Голубовича и Оглы отвезти его в район метро Беговая — на две встречи, с человеком по имени Вова и еще с одним. Голубович и Оглы пошли в магазин, Павлюченков зашел в здание, потом вернулся в машину. Когда вернулись из магазина — к машине подошел мужчина кавказской наружности в спортивном костюме и красной бейсболке, он сел на заднее сиденье и достал из- под переднего сиденья какой-то сверток. Задел конструкцию под сиденьем — раздался металлический звук, как будто ударился металл об металл. И мужчина вышел. Когда отъехали, Голубович спросил, кто это. — Наиль, — ответил Оглы. — это киллер, ему оружие передали.

Голубович повздорил тогда с Павлюченковым, чтобы его не втягивали ни в какие дела с оружием. Палюченков тогда ответил: «Прекращай, тут ничего такого нет».

С Наилем Голубович встречался еще дважды — по просьбе Павлюченкова они с Оглы передавали ему конверты с деньгами, по три тысячи долларов. Павлюченков как-то сказал, что Наиль — племянник криминального авторитета Лом-Али Гайтукаева. С ним Голубович тоже знаком — их представил друг другу Павлюченков, Лом-Али (Павлюченков называл его Лёма) привозил на автосервис к Тихенко свою белую «Волгу». О племянниках Гайтукаева рассказывал и брат Голубовича Михаил. Сказал, что приезжали братья-чеченцы, просили «подлечить четверку». Это было в сентябре 2006 года.

Об убийстве Анны Политковской Голубович узнал из СМИ. Сопоставил факты понял, что его знакомые причастны к преступлению.

 Через несколько дней они с Павлюченковым и Оглы сидели в ресторане «Подосинки» в Люберцах. Павлюченков хорошо выпил и вдруг сказал: «Наиль молодец, по журналистке отработал чисто. Удалите его номер из телефонов».

По словам Голубовича, после убийства Павлюченков сильно нервничал, перестал ездить на работу на своей машине — просил его подвозить. В машине Павлюченков говорил, что Хаджикурбанов поручил братьям Махмудовым дело, а сам занимался технической стороной — слежкой, наружкой. Он говорил Голубовичу, что боится Хаджикурбанова и боится, что заказчик захочет убрать организаторов.

«Я просил не рассказывать мне это все. А он отвечал: а кому мне еще говорить? Макс (Червоня-Оглы) слишком много мелет языком.» По словам Голубовича, в те дни Павлюченков много пил.

А один раз, уже после убийства Политковской, Павлюченков вдруг сказал «жаль что нету Гайтукаева — посоветоваться не с кем».

«Мне было неприятно, что я со всеми ними знаком. Хотел порвать отношения, но мне не удавалось», — говорит Голубович следователю.

Уже после убийства, зимой 2007 года, в тот день, когда был оглашен приговор человеку, избившего Павлюченкова в декабре 2006 года (Павлюченков пытался выдать это нападение как месть со стороны заказчиков убийства Политковской, но следствие разобралось — та драка была на любовно-бытовой почве), позвонил Оглы, сказал, что надо встретиться с Хаджикурбановым. С ним Голубович уже встречался несколько раз — передавал деньги по просьбе Павлюченкова. В тот день Хаджикурбанов и Оглы ждали Павлюченкова у суда. Оглы сказал, что Хаджик (как его звали между собой знакомые) собирался его, Голубовича, и Оглы убрать, за то, что много знали «о той ситуации с журналисткой». Но Оглы его якобы отговорил. Оглы просил Голубовича помочь связаться с Павлюченковым, но он отказался.

На последний вопрос следователя, почему Голубович не пришел со своими показаниями раньше, свидетель ответил: Опасался за свою жизнь. Павлюченков хоть и бывший, но сотрудник МВД, да и братья Махмудовы на свободе... (были на тот момент - прим.ред.)

На видео следователь привстает и просит описать рост Наиля по сравнению с его собственным ростом. «Он выше вас ростом, — говорит Голубович. Крепкого, но не толстого телосложения. Как будто спортсмен».

— Какой концерт! — ореагировали в «аквариуме» подсудимые. — А можно Голубовича к нам спиной повернуть?

Следующее заседание в среду в 11.00

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera