Дело Политковской. Вместо исследования доказательств защита подсудимых «топит» суд в бесчисленных ходатайствах

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

Со свидетелями у защиты по-прежнему туго. 7 апреля в очередной раз никто не явился. Впрочем, в этом «аквариум» и адвокаты обвиняли судью, мол, это он «формально» подошел к вызову свидетелей. Хотя судья разослал повестки всем, кого указала защита в качестве свидетелей. Но в понимании защиты, председательствующий должен доставлять свидетелей приводом. Однако судья Павел Мелехин так не считал и соответствующие ходатайства о приводе отклонял. На этих отказах защита сейчас и строит свою позицию в суде: мол, нарушение за нарушением, суд пристрастен.

- Почему свидетелей не вызываете? Что утаиваете? – театрально спрашивал председательствующего подсудимый Рустам Махмудов.

О еще одном блоке «нарушений» защита заговорила в связи с повторным отказом Мелехина допрашивать подсудимых в суде с использованием полиграфа. И хотя исследование на полиграфе относится к экспертизам и может проводиться во время следствия, но никак не во время судебного разбирательства, адвокаты – прежде всего Мурад Мусаев - все равно настаивали. Без полиграфа почему-то давать показания подсудимые не хотели. Отказы судьи выливались в шумные скандалы, перепалки защиты и с судьей, и с прокурорами. «Аквариум», как всегда переходил на личности, не отставал и адвокат Мусаев. С самого утра защита буквально «топила» суд заведомо безосновательными ходатайствами и возражениями на действия председательствующего после того, как он эти ходатайства отклонял. Присяжные все это время сидели в своей комнате, а когда вышли, то сразу же были вынуждены уйти обратно - адвокат Мусаев в нарушение закона (при присяжных процессуальные моменты обсуждать запрещено) сообщил им, что, вот судья не разрешил его подзащитным давать показания с использованием полиграфа. Однако не пояснил адвокат, почему фигуранты дела не могут дать показания как все нормальные подсудимые.

Еще одно ходатайство касалось истребования из ФСБ прослушки телефонных переговоров Лом-Али Гайтукаева за 2006 год (органы его тогда «слушали» в рамках уголовного дела о покушении на украинского бизнесмена Геннадия Корбана). Нечто нехорошее видела защита в том, что прослушку за определенный период 2006 года обвинение в суд представило, а вот за остальные месяцы - нет.

- Мы хотим понять, общался ли Гайтукаев с кем-то из убийц Анны Политковской или нет, - поясняла свою просьбу защита.

- Диалоги, который вел Гайтукаев, имеют неоценимое доказательное значение. Мы вынуждены восполнять пробелы следствия, чтобы понять, кто убил Анну Политковскую и кто причастен к этому преступлению, - говорил адвокат Сергея Хаджикурбанова Алексей Михальчик.

Прокурор Мария Семененко объясняла: в суде как раз и оглашались прослушки, имеющие отношение к делу. В оглашении прослушек за другой период 2006 года нет смысла – с делом Политковской они не связаны.

Судья ходатайство не удовлетворил и получил очередные возражения на свои «действия».

- Какие у Вас будут доказательства? – наконец спросил защитников Павел Мелехин. В ответ ему заявили еще ряд возражений, а затем огласили показания подсудимых на следствии. Правда, адвокат Мусаев подчеркнул: давать показания «аквариум» не отказывается, просто отказывается делать это «на данной стадии процесса».

До конца дня в присутствии присяжных эти показания и оглашали. Никто из подсудимых вины своей в убийстве Политковской не признавал.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera