Начался процесс над задержанными во второй волне фигурантами «Болотного дела»

Политика

Екатерина Фоминакорреспондент

 

В Замоскворецком суде в понедельник состоялись предварительные слушания по «Болотному делу». По существу дело начнут рассматривать 24 апреля. На скамье подсудимых четверо: Алексей Гаскаров, Александр Марголин, Илья Гущин и Елена Кохтарева. Их обвиняют в участии в «массовых беспорядках» и применении насилия к полицейским.

Сегодняшнее заседание прошло в закрытом режиме. Адвокаты троих подсудимых просили отправить дело на досмотр в связи с неясностью формулировок обвинения. Защитник Александра Марголина Алексей Мирошниченко пояснил «Новой газете»: «Это не конкретное, непонятное обвинение, от которого нельзя защищаться. Говорится о каких-то поджогах, а что конкретно подожгли — не указывают, написано, что Марголин «с группой лиц совершил прорыв оцепления», но что делал Александр — не уточняется, написано про уничтожение имущества, при этом описывают «хищения» амуниции у полицейских». Адвокат Гаскарова Светлана Сидоркина просила лишить статуса потерпевших около семидесяти сотрудников полиции. Также из материалов уголовного дела пропали как минимум три протокола допроса полицейских, рассказывает ее коллега Дмитрий Динзе. Эти допросы проводились «по горячим следам», сразу после 6 мая. В них сотрудники не упоминают конкретных лиц и описывают свое видение произошедшего. «Следующие показания этих полицейских отредактированы, режиссированы следователями, — говорит Динзе. — Сделано это либо умышленно, либо случайно — гнали дело в суд и забыли включить эти протоколы. Но мы видели их ранее — на заседания по избранию меры пресечения и на продлениях срока содержания под стражей». Адвокаты Ильи Гущина также коснулись протоколов: по их мнению, многие из них сфабрикованы, отредактированы.

Позиция защиты Елены Кохтаревой отличалась: она заявила ходатайство о рассмотрении ее дела в особом режиме. Женщина полностью признала свою вину, принесла извинения двоим потерпевшим. Адвокаты предоставили суду заявления сотрудников полиции о том, что претензий к Кохтаревой они не имеют. ««Мы примирились. Я извинилась, что их толкала, а они мне: да ладно, что уж теперь, — рассказала Елена Анатольевна «Новой газете». Один из принявших извинения — сотрудник ОМОН Игорь Тарасов — выступал в качестве потерпевшего на процессе по «делу двенадцати». Через полгода после событий на Болотной он вспомнил, что испытал физическую боль, когда Алексей Полихович задел его руку. В суде он заявил: «Я маленький омоновец, я мало что видел.  Мне дали команду, я задерживал. Пока есть возможность, я валю на руководство». А на вопрос о расхождениях в его показаниях, он предложил «просто все это забыть».

Все ходатайства стороны защиты в понедельник суд отклонил.

Елену Кохтареву будут судить вместе с другими обвиняемыми.  Прокурор был не против рассмотрения ее дела отдельно, но, как пояснил адвокат Мирошниченко, требовал для этого обратиться с аналогичным ходатайством всех остальных. Судья же причину отказа не пояснила. «Мне страшно от всего этого, сидеть я совершенно не готова, — говорит Кохтарева «Новой». — Я целиком поддерживаю внешнюю политику Путина, поддерживаю присоединение Крыма к России. Мне за страну больно, если бы Путин  смог понять, что народ чувствует, получил бы колоссальную поддержку. Оппозиция — это немножко не тот путь, по которому сейчас следует идти. На митинги оппозиции я уже не хожу, посещала митинги Национально-освободительного движения и Кургиняна». Кохтаревой запрещено выезжать за пределы Москвы, большую часть времени она проводит дома, читая о революциях в разных странах.

Других фигурантов дела на прошлой неделе перевели в СИЗО «Бутырка». Родственникам о переводе не сообщили. «Я написала письмо Леше в «Водник», мне пришло извещение, что адресат убыл, — рассказала Анна Карпова, невеста Алексея Гаскарова. — Сейчас он сидит в четырехместной камере, там будет удобнее готовиться к суду. До этого было десять человек — постоянный шум, работающий телевизор».

Судья Наталья Сусина запретила фигурантам дела свидания до оглашения приговора. Об  этом рассказали родители Алексея Гаскарова.

Рассмотрение дела по существу начнется 24 апреля. Срок содержания под стражей продлен трем фигурантам до 30 сентября, до этой же даты Кохтарева будет находиться под подпиской о невыезде. 

 

Напомним, кто оказался на скамье подсудимых.

Илья Гущин, 25 лет. Под арестом с 7 февраля 2013 года

Учился на факультете юридической психологии психолого-педагогического университета, собирался переводиться на факультет спортивной психологии, придерживается национал-демократических взглядов. Почитать его письма из изолятора можно на сайте «Росузника».

Александр Марголин, 41 год. Под арестом с 21 февраля 2013 года

Кандидат экономических наук, закончил МГУП, работал по профессии — в полиграфии и издательствах, заместитель директора ИД Медиацентр — АРТ. У него есть жена, две дочери и пожилые родители. После ареста Марголина в семье начались финансовые проблемы, он был единственным кормильцем. Его жена позвонила адвокату посоветоваться о продаже двух автомобилей. На следующий день их вывезли на эвакуаторе как компенсацию за материальный ущерб от «беспорядков».

Елена Кохтарева, 58 лет. Под подпиской о невыезде с 25 марта 2013 года

Пенсионерка, в прошлом геолог, также работала музыкальным руководителем в детских садах и детских домах. Показания написали за нее, участие в «массовых беспорядках» и применение насилия к полицейским Кохтарева признала, когда пообещали суд в особом порядке. «Они написали, что пришла, кидала бутылки, кого-то потолкала, -рассказывала «Новой» Елена Кохтарева. - В меня попал кусок асфальта, искры из глаз посыпались. Оклемалась слегка — и бутылка справа прилетела. Я кинула с настроением: откуда прилетели, туда и отправляйтесь! Они не могли навредить, их ветром уносит, пластиковые. Я еще из ума не выжила, вред причинять кому-то! Все-таки даже ОМОН — они свои, русские, я их крушить не буду. А под 212-ю меня подвели, другие отнекиваются, а я подписала. Мне не сказали, что такое беспорядки, как в законе прописано. А с бытовой точки зрения я посчитала — были, порядка же не было!»

Алексей Гаскаров, 28 лет. Под арестом с 28 апреля 2013 года

Ведущий консультант консалтинговой фирмы, бизнес-аналитик, защитник Химкинского и Цаговского леса, антифашист.

В 2010 году Гаскарова  обвиняли в разгроме администрации Химок. За решеткой он провел несколько месяцев. Химкинский горсуд полностью оправдал его,  Мособлсуд подтвердил это решение.

Один из задержанных во «второй волне», Дмитрий Рукавишников, амнистирован.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera