Дело Политковской. Присяжные ушли в совещательную комнату

Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

17.30. Присяжные ушли в совещательную комнату.

Лом-Али Гайтукаев начал было рассказывать про долги, которые наделал уже осужденный за убийство Анны Политковской подполковник ГУВД Дмитрий Павлюченков, выступавший в этом процессе в качестве свидетеля. Однако судья его прервал и попросил придерживаться рамок последнего слова.

- Хорошо, тогда я начну с 1974 года, когда я был слесарем 6-го разряда. Вот представьте себе, - обращался он к присяжным, таким я был «авторитетом».

- Лом Али Ахмадович! - вновь приостановил его судья.

- Хорошо, - соглашался тот и перекинулся в 1989 год. - В 89-м ферма моя (в Чечне – В.Ч.) развалилась, коров растащили… Вы можете себе представить такого авторитета, у которого нет машины?!  - вновь спрашивал он присяжных. - Моя семья ездит на метро, до сих пор снимает квартиру. А «Волгу» мне только Халжикурбанов (еще один подсудимый – В.Ч.) подарил… Меня «пришили» к делу. Якобы я передал Павлюченкову 150 тысяч долларов за слежку за Политковской. И это обвинение мне предъявили не сразу, а только после того, как людей оправдали (имеет в виду первый процесс в военном суде над Джабраилом, Ибрагимом Махмудовами, Хаджикурбановым и Рягузовым – В.Ч.).

Судья Мелехин снова сделал Гайтукаеву замечание – в присутствии присяжных запрещено рассказывать про другие уголовные дела и приговоры.

Сидящие в зале многочисленные родственники подсудимых тем временем демонстративно обратились к журналистам: «Вы, конечно, про этот беспредел не напишете! Что осудят невиновных!»

Гайтукаев продолжал:

- Уважаемые присяжные, нет ни одного свидетеля, кроме Павлюченкова (а он в каждых показаниях врет), который бы сказал, что я передавал деньги за слежку. Что касается свидетеля Голубовича (дал показания против подсудимых – В.Ч.), то он все говорит со слов Павлюченкова! И вообще, оказывается, все сотрудники правоохранительных органов в Люберцах знали, что Политковскую готовятся убить. Знали. И надо было потом на кого-то это свалить. Вот и нашли. Из меня, бывшего слесаря, сделали «авторитета», который просто хотел кормить свою семью. Павлюченков и в 2008 году на мой процесс приходил, когда меня осудили (по делу о покушении на украинского предпринимателя Корбана – В.Ч.). Говорил, что я 20 патронов достал. Уважаемые присяжные, бред про нас несут в прокуратуре. На самом деле здесь сидят не авторитеты, а простые работяги. Простите, если что-то было не так. За эмоции, когда были…

Поднялся Ибрагим Махмудов:

- Я уже второй раз говорю последнее слово.

Судья сделал ему замечание – нельзя напоминать про прошлый приговор.

- Дайте мне сказать последнее слово! – возмутился Ибрагим.

- Пожалуйста, говорите! – ждал судья.

Но ничего говорить Ибрагим в итоге не стал и сел на место.

Рустам Махмудов начал с претензий к судье:

- Это вы оказываете воздействие на присяжных. Дайте мне текст моего последнего слова! Не оказывайте на меня давление.

- Говорите, - просил судья.

- Вы не даете мне сказать!

- Пожалуйста!

- Уважаемые присяжные, - наконец начал Рустам, - мы никого не убивали. Мы оказались здесь по ложному доносу и клевете. Мои братья здесь (в Москве – В.Ч.) учились, я за них отвечал. Даже если бы я сам ввязался куда-то, я бы никогда их не привлек… Я вас прошу, будьте внимательны, будьте справедливы, вы все слышали, все видели. На ваш суд я все отдаю. Спасибо вам.  Я вам искренне благодарен за все.

Джабраил Махмудов:

- Мы уже 8 лет страдаем от этого дела. В первый день, когда мой защитник (Мурад Мусаев – В.Ч.) пришел ко мне на Петровку, 38, он сказал мне: «Если ты каким-то образом причастен к этому убийству, мы с тобой расходимся». Я сказал: «Ты можешь все сам проверить». Через 10 дней он пришел и сказал: «Я с тобой». В течение 8 лет он стопроцентно мог узнать все про меня… То, что здесь говорило обвинение, не соответствовало действительности. Вы сами все видели. Пусть будет проклят тот, кто заказал, кто организовал это преступление.

Сергей Хаджикурбанов:

- Я вины своей не признаю. Мне перед детьми Политковской не стыдно, потому что я этого не делал. Я хочу сказать спасибо своим родителям за то, что я такой, какой есть. Единственное что хочу сказать – мне не надо было вымогать деньги (до убийства Политковской – В.Ч.) у этого червяка Павлюченкова, а надо было придушить его.

…Присяжных попросили покинуть зал, и участники процесса стали обсуждать опросный лист, на которой уже сегодня предстоит ответить коллегии, чтобы вынести свой вердикт. Всего - 26 вопросов.

После обеденного перерыва судья удовлетворил ходатайство прокуроров о продлении меры пресечения всем подсудимым еще на три месяца в связи с тем, что срок их содержания под стражей истекает 21 мая, то есть уже завтра. «А мы не знаем, сколько присяжные пробудут в совещательной комнате - четыре часа или неделю», - отметил прокурор Борис Локтионов.

После перерыва выяснилось, что присяжная номер 11 общалась с «лицом, не входящим в состав суда». Об этом в коллективном обращении судье сообщили остальные присяжные. Судья принял решение вывести заседатели номер 11 из процессс. Осталось 13 присяжных. Удаленная присяжная, как сообщили присяжные судье, общалась с выбывшими присяжными и кроме прочего призывала нынешних присяжных распуститься до вердикта.

В настоящее время судья Мелехин зачитывает оставшимся присяжным текст опросного листа с учетом некоторых правок адвокатов и подсудимых.

Судья зачитывает присяжным напутственное слово, после чего они уйдут на вердикт.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera