Последнее слово братьев Навальных. Приговор — 15 января (ХРОНИКА)

Политика

Евгений ФельдманФотокорреспондент


Фото автора

Приговор Алексею и Олегу Навальным объявят 15 января 2015 года.

16:34 Последнее слово Алексея Навального

«Сколько раз в своей жизни человек, который не занимается чем-то криминальным и противозаконным, может произнести последнее слово? Нисколько, ноль раз. Ну если ему не повезет — один раз. Я же за последние полтора года, два года с учетом апелляций... Это наверное мое 6-7, может быть, 10 последнее слово. Вот эту фразу «Подсудимый Навальный, вам предоставляется последнее слово» я уже слышал много раз. Такое впечатление, что с последним словом — для меня, для кого-то, для всех — наступают последние дни. Постоянно от тебя требуют сказать последнее слово. Я говорю это, но в общем-то вижу, что последние дни, они не наступают.

И самое главное, что меня в этом убеждает. Если бы я вас всех здесь сфотографировал втроем, а лучше всех вместе, с представителями потерпевших так называемых потерпевших — это те люди, с которыми я общаюсь последнее время. Люди, глядящие в стол. Понимаете, вы все постоянно смотрите в стол. Я с вами всеми разговариваю — вы смотрите в стол, постоянно, все. Вам нечего сказать... Елена Сергеевна [Коробченко — судья], какая самая популярная ваша фраза, Вы ее точно знаете, которая обращается ко мне? Следователи, прокуроры, сотрудники ФСИН, судьи по гражданским делам, по уголовным... Вы мне все говорите фразу одну и ту же: «Алексей Анатольевич, ну вы же понимаете». Я все понимаю, но ни понимаю одного: почему вы без конца смотрите в стол? 

У меня нет никаких иллюзий. Я понимаю отлично, что никто из вас не вскочит, не перевернет этот стол, не скажет: «Да надоело мне все!». Не встанут представители «Ив Роше» и не скажут: «Убедил нас Навальный своими красноречивыми словами». Человек устроен по-другому. Человеческое сознание компенсирует чувство вины, иначе люди постоянно выбрасывались бы, как дельфины. Невозможно просто прийти домой и сказать своим детям, мужу: «Вы знаете, сегодня я участвовал в том, что сажали заведомо невиновного. Я теперь страдаю и буду страдать постоянно». Мы так не делаем, мы устроены по-другому. Они либо скажут: «Алексей Анатольевич, вы же все понимаете», либо они скажут: «Нет дыма без огня». Либо они скажут: «А не надо было на Путина лезть», как недавно процитировали слова представителя Следственного комитета. Если бы он не привлекал к себе внимание, не размахивал бы руками, не мешал бы проходу граждан, наверное, все бы обошлось.

Но тем не менее, для меня очень важно обращаться в эту часть зала, к тем, кто посмотрит или прочитает мое последнее слово... достаточно бесполезно. Тем не менее, люди, смотрящие в стол — это же по большому счету такое поле битвы, которое происходит между теми жуликами, которые захватили власть и теми людьми, которые хотят что-то изменить. Мы же бьемся за людей, которые смотрят в стол, пожимают плечами и в условиях, когда нужно просто не делать какую-то подлость, они ее делают.

Известная цитата, сегодня все любят кого-то цитировать, известная книжка «Убить дракона». Всех учили плохому, но почему же ты, скотина, оказался первым учеником? Обращено не к суду. Огромное количество людей, которые либо вынуждены делать какую-то подлость, либо, даже чаще всего, когда их никто не заставляет делать эту подлость и даже не просит. Они просто смотрят в стол, они пытаются игнорировать все происходящее. И наша битва за людей, смотрящих в стол: объяснить вам еще раз, чтобы вы не смотрели, а сами себе признались, что, к сожалению, в нашей прекрасной стране, вся власть, все, что происходит, основано на бесконечном вранье.

Я здесь стою и готов постоять сколько угодно раз для того, чтобы доказать вам всем, что я не хочу терпеть это вранье, я не буду его терпеть. В буквальном смысле вранье обо всем, от первого до последнего слова, понимаете? Мне говорят, что интересов русских в Туркмении — их не существует, зато за интересы русских на Украине нужно начать войну. Мне говорят, что русских в Чечне никто не обижает. Мне говорят, что в «Газпроме» не воруют. Я приношу конкретные документы, что у этих чиновников есть незарегистрированное имущество, есть компании. Они говорят: «Ничего этого нет». Я говорю, что мы готовы прийти на выборы и победить вас на этих выборах: мы зарегистрировали партию, мы делаем многие вещи. Мне говорят: «Это все ерунда. Мы на выборах побеждаем, а вы в них не участвуете не потому, что мы вас не пускаем, а потому, что вы неправильно оформили документы».

Все построено на вранье, на ежечасном вранье, понимаете? И чем более убедительные доказательства чего-либо приносит любой из нас, с тем большим враньем мы сталкиваемся. Это вранье стало механизмом, который использует государство, оно стало сутью государства. Мы смотрим выступления первых лиц — там же вранье от первого до последнего слова, в крупных вещах и в мелочах. Вчера выступает Путин и говорит: «У нас нет дворцов». Да мы фотографируем эти дворцы в месяц по три штуки. Выкладываем, показываем. «Нет у нас дворцов»... Нет у нас олигархов, которые кормятся за счет государства. Да вот же, пожалуйста, документы посмотрите, как руководитель РЖД на кипрские и панамские офшоры половину уже госкорпораций оформил.

Зачем терпеть это вранье? Зачем смотреть в стол? Извините, что я вас в философию уже втягиваю, но жизнь слишком коротка, чтобы в стол смотреть. Я не успел оглянуться — мне уже почти 40. Не успею оглянуться — внуки. А потом мы все не успеем оглянуться, и мы уже все лежим в постели, вокруг стоят родственники, которые только и думают «Скорее бы он уже отдал концы и освободил жилплощадь». И в какой-то момент мы будем понимать, что не имело смысла вообще ничего из того, что мы делали, для чего мы смотрели в стол и молчали. Смысл имеют в нашей жизни только те моменты, когда мы делаем что-то правильное. Когда нам не нужно смотреть в стол, а мы можем просто посмотреть друг другу в глаза, просто поднять эти глаза. А все остальное смысла не имеет.

Именно поэтому для меня это достаточно болезненная ситуация и хитрый, болезненный формат, который выбрал Кремль в борьбе со мной. Когда не просто меня пытаются посадить, а каких-то притянуть еще невиновных человек. ОфицеровПетр Офицеров – предприниматель, ставший вторым обвиняемым по делу «Кировлеса». Вместе с Навальным его приговорили к колонии общего режима, а на следующий день изменили реальный срок на условный с 5 детьми. Я должен смотреть в глаза его жене. Я уверен, что многих людей по «болотному делу» посадили ни за что: просто для того, чтобы устрашить меня и таких, как я — лидеров оппозиции. Сейчас — брата моего. У него тоже жена, двое детей. Сейчас — с родителями. И я должен как-то... Все всё понимают, они меня поддерживают. Я очень благодарен своей семье, но вот эта вещь...

Я признаю, передайте там всем, да, они меня этим, конечно, цепляют: тем, что они вместе со мной же невиновных людей паровозом тащат. Может быть, плохую вещь сейчас скажу, но даже взятие заложников меня не остановит. Потому что все это в жизни не имеет смысла, если терпеть бесконечное вранье, если быть согласным со всем, причем без причины. Просто быть согласным, потому что «мы согласны».

Я никогда не соглашусь с той системой, которая выстроена сейчас в стране, потому что эта система направлена на то, чтобы грабить всех, кто находится в этом зале. Ведь у нас все выстроена таким образом, что существует на самом деле хунта. 20 человек, которые стали миллиардерами, которые захватили все: от госзакупок, до продажи нефти. Есть тысяча человек, которые находятся на кормежке у этой хунты. Не больше тысячи человек на самом деле: депутаты, жулики. Есть несколько процентов, которым это не нравится. И есть миллионы глядящих в стол. Я не остановлю свою борьбу вот с этой хунтой. Я буду продолжать борьбу с этой хунтой, баламутить, агитировать, как угодно, этих людей, которые глядят в стол. Вас в том числе. Я не остановлю это никогда.

Я не жалею, что тогда позвал людей на несанкционированную акцию. Вот та акция на Лубянке, из-за которой в принципе все началось, она прямо скажем не удалась. Но я не жалею ни секунды, что я ее сделал. Я не жалею ни секунды, что я направил на борьбу с коррупцией, расследованиями... Адвокат Кобзев несколько лет назад сказал вещь, которая мне запомнилась. Он сказал: «Алексей, а ведь тебя точно посадят. Ты лезешь таким образом, что они этого не стерпят. Рано или поздно, тебя посадят».

Опять же человеческое сознание компенсирует все это. Невозможно жить все время с мыслью «меня посадят». Она вытесняется из головы, но, тем не менее, я отдаю себе отчет во всем. Я могу сказать, что я не жалею ни об одном своем действии. Я буду продолжать призывать людей участвовать в коллективных действиях, в том числе реализовывать свое право на свободу собраний.

У людей есть законное право на восстание против этой незаконной, коррумпированной власти. Этой хунты, которая украла все, все захапала. Которая триллионы долларов выкачала из нашей страны в виде нефти и газа, и что мы получили с этого?

Я в этой части повторяю свое последнее слово по «Кировлесу»: пока ничего не изменилось. Мы позволили им, глядя в стол, нас ограбить. Мы позволили эти деньги ворованные инвестировать куда-то в Европу. Мы позволили им превратить нас в скотов. Что мы приобрели, чем они расплатились с вами — глядящими в стол? Да ничем. Здравоохранение у нас есть? Нет у нас здравоохранения. Образование есть? Нет у нас образования. Дороги вам дали хорошие? Не дали вам хорошие дороги. Судебным приставам? Давайте спросим, какая зарплата у секретаря. 8 тысяч. Со всеми наценками — может быть, 15 тысяч. Судебные приставы, я очень удивлюсь, если получают больше, чем 35-40 тысяч.

Парадоксальная ситуация, когда десяток жуликов всех нас, вас грабит каждый день, а мы все это терпим. Я это терпеть не буду. Повторюсь, сколько нужно будет стоять: в метре от этой клетки, в метре внутри этой клетки. Я постою: есть вещи более важные.

Хотел бы еще раз сказать: трюк удался. С моей семьей, с моими близкими. Тем не менее, нужно помнить, что они меня поддерживают во всем. Но никто из них не собирался становиться политическими активистами. Поэтому нет никакой нужды сажать моего брата на 8 лет или вообще сажать. Он не собирался заниматься политической деятельностью. Уже принесено нашей семье достаточное количество боли и страданий в связи с этим. Нет никакой нужды усугублять это все. Как я уже сказал, взятие заложников меня не остановит. Но тем не менее, я не вижу, зачем власти этих заложников нужно убивать сейчас.

Я призываю всех абсолютно — может быть, это наивно звучит, и над этими словами принято иронически смеяться и ухмыляться — жить не по лжи. Другого не остается. В нашей стране сейчас другого рецепта не существует.

Я хочу поблагодарить всех за поддержку. Я хочу призвать всех жить не по лжи. Я хочу сказать, что я уверен абсолютно, что изолируют меня, посадят — на мое место придет другой. Ничего уникального или сложного я не делал. Все, что я делал может делать любой человек. Я уверен, что и в Фонде борьбы с коррупцией и где-то еще найдутся люди, которые будут продолжать делать то же самое вне зависимости от решений этих судов, единственная цель которых — это придание вида законности. Спасибо»

16:30 Последнее слово Олега Навального

«Уважаемый суд! Уважаемые коллеги и неколлеги! Я пару недель думал, что же мне нужно такого сказать.

Я думал прочитать кусок из «Процесса» Кафки или речь Джулса из «Криминального чтива», но — судье не очень интересно, а прокуроры все равно не поймут. Поэтому я по-другому построю свое последнее слово.

Понятно, что единственная причина, почему я сейчас стою на скамье подсудимых, — это политическая деятельность моего брата, его борьба с коррумпированным режимом. Несмотря на то что события двух последних лет сделали жизнь наших трех семей веселой, но все равно чуть более печальной, чем до этого, я призываю Алексея ни в коем случае не оставлять свою борьбу, в каких бы стенах она ни проходила. Именно его деятельность обеспечит то, чтобы мы жили в свободной и богатой стране.

Если для этого мне лично нужно заплатить какую-то цену, я, конечно, готов. Даже тот срок, который озвучили прокуроры, он смешной. Потому что то, о чем говорю я, — гораздо важнее.

Я хотел бы обратиться и к другой стороне вопроса. Здесь нужно понимать, что создается прецедент. Любая посредническая деятельность ставится вне закона.

Вот сейчас они используют это, чтобы закрыть Навального, потом будут использовать, чтобы отжимать бизнес у любых других предпринимателей. Купил банку колы в магазине — купил у преступника, потому что на заводе она стоит в два раза дешевле.

На рынке грузоперевозок вообще 90% компаний — это экспедиторы. У них нет своего транспорта, сидит один диспетчер. Это компания по продаже информации. Они знают, у кого есть груз, знают, у кого есть машина, и соединяют этих людей. Вынеся это решение, ваша честь, вы гигантский сектор частного бизнеса ставите под угрозу.

Я, конечно, поддерживаю и передаю привет всем политическим заключенным, которые сидят по всей стране. Но я точно так же передаю привет всем незаконно осужденным за мошенничество предпринимателям. Если первые люди сделают нашу страну свободной, то вторые сделают нашу страну богатой. И несмотря, господа, на ваши попытки, это абсолютно неизбежно.<…>

Ваша честь, спасибо».

16:29 Навальный: «Я дальше не буду говорить, потому что мне кажется бессмысленным рассказывать, что брат сделал честный бизнес. Все свидетели в суде это сказали. Вы сами спросили Мельника, заключили ли бы они еще раз этот договор. И он же вам ответил: «Да!»

16:29 «Или [обвинение в] легализации. Ни одного свидетеля. Вы пишете, что были фиктивные договоры аренды, чем вы это доказываете? Куда испарились все украденные деньги? Статья за привлечение заведомо невинных предусматривает тоже 10 лет лишения свободы. Жизнь длинная, мы дойдем до той точки, когда все понесут ответственность.»

16:27 «Один потерпевший пишет бумагу, что никакого ущерба нет. А второй даже не приходит в суд. Против меня сфабриковали много уголовных дел, я как-то поднаторел. В Кирове хоть один человек пришел в суд и дал показания в пользу написанного в обвинении. А тут ни одного!»

16:25 «Ваша честь, мы даже в системе иллюзии законности должны соблюдать рамки законности. Невозможен процесс с обвинительным заключением без допроса потерпевшего. Мы знаем, что на него давили — а он сюда даже не пришел»

16:22 Навальный: «Они мне говорят перед несанкционированным митингом на Лубянке: ах так, Навальный? Будешь народ баламутить? Тогда мы тебя посадим» — и заводят одно за другим дела. Я не понимаю, что тут вообще можно опровергать, все свидетели говорили противоположное [словам обвинения]»

16:20 Навальный: «Мне просят 12 лет лишения свободы фактически — 10 лет колонии и два года ограничения свободы. Столько просят за двойное убийство!»

16:18 Начал выступление Алексей Навальный. Говорит, что все свидетели подтвердили отсутствие убытков от «Главподписки», а сама она была основана до того, как он с Олегом узнал о существовании «Ив Роше».

16:15 Олег Навальный: «Прошу... Требую! Чтобы суд меня оправдал, а следователи извинились, одели белые рубахи и ушли в монастырь. Они этим делом фактически запрещают предпринимательскую деятельность в России!»

16:16 За то время, что «Ив Роше» работала с «Главподпиской» на «Почте России» из-за порчи и прочих ошибок было утеряно товара на 350 миллионов рублей, рассказывает Олег. И «Ив Роше», по его словам, на эти потери не жаловалось — слишком сложная процедура.

16:13 Олег выступает стоя: «Вы извините, что я так эмоционален. Это потому что суд не разрешил мне посидеть».

Алексей: «Суд тебе еще разрешит посидеть, не беспокойся»

16:11 «Вы на меня смотрите понимающим взглядом, — говорит Олег прокурорам. — Почему ничего этого нет в материалах дела?»

 

16:10 Навальный-младший рассказывает о своих обязанностях в «Почте России», говорит, что не имел отношения к тем услугам, которые выполняла «Главподписка» в отношении «Ив Роше».

16:08 Олег Навальный: «Утверждения прокуроров надо разбирать не в суде, а в шоу экстрасенсов».

16:07 В прениях выступает Олег Навальный напоминает суду, что никто из людей, пришедших в суд, не сказал, что его обманывали. Вспомнил и свидетеля Кристиана Мельника, который сказал, что «еще раз бы подписал такой договор»

16:04 Кобзев показывает газету «Известия» от апреля 2013 года. В интервью спикера Следственного комитета Маркина на вопрос, было бы дело «Кировлеса», если в нем не было бы Навального: «Если фигурант дразнит власть и привлекает внимание, то и внимание к его прошлому возрастает». Маркин, говорит Кобзев, фактически соглашается, и подтверждает избирательный характер действий обвинения.

15:58 Адвокат подчеркивает, что все обвинение построено на «простом утверждении»: «Все предпринимательство обман: купил за 3, продал за 5 — значит, украл два, так как не сказал покупателю, что купил за 3»

15:56 Кобзев: «Я оказываю Навальному адвокатские услуги. Допустим, окажется, что от меня договор подписала жена, а от него — секретарша. И что, я его обманывал? Я лжеадвокат, и не оказывал услуг?»

15:54 В своей речи Кобзев дает понять, что Алексей Навальный в деятельности «Главподписки» участия не принимал: зарегистрировал фирму на Кипре, помог найти сотрудников, и все.

15:48 Вадим Кобзев читает обвинительное заключение, но перед каждой фразой добавляет «не доказано». Речь идет о формулировках прокуратуры вроде «Навальные вступили в преступный сговор». Кобзев отмечает, что если из текста обвинения убрать все подобные обороты, то «обвинительное заключение превратится в обычную предпринимательскую деятельность: зарегистрировал фирму, нашел контрагентов, выполнил обязательства по договору, получил прибыль, потратил ее».

Яна ЯКОВЛЕВА, председатель движения «Бизнес солидарность»:

— Требование прокуратуры — самое жесткое, из тех, что я встречала в отношении предпринимательских дел, где получение прибыли трактуется как «извлечение корыстного интереса», «мошенничество». Понятно, что они попросили десять лет, применив все возможные отягчающие признаки (например, тот факт, что Навальный уже отбывает условную судимость). Это классическая комбинация, отработанная на многих бизнесменах.

Предпринимателей судят по той же схеме, что и Навального, но в отличие от него, они малоизвестные люди. Обычный бизнесмен  отбывает за аналогичное преступление от двух до пяти лет. Навальный, мне кажется, получит все семь лет. Его приговор отражает не суть преступления, а политическую составляющую. Он близится к участи Ходорковского.

К сожалению, система сейчас изменилась так, что убийцам и наркоманам дают УДО,  а предпринимателям — нет. Есть негласное распоряжение: бизнес-преступники должны погасить иск, ущерб. Пока они этого не сделают, их не выпускают по УДО. Понятное дело, что предприниматели не могут решить этот вопрос, находясь тюрьме. Эта запретительная мера рассчитана на то, чтобы окончательно обобрать семью, которая должна погасить ущерб за сидельца. То есть, фактически предприниматели сидят от звонка до звонка, в отличие от убийц, у которых нет экономических исков. Для России бизнесмен более опасен, чем убийца.

Людмила АЛЕКСЕЕВА, глава Московской Хельсинкской группы:

— Это совершенно людоедское решение, потому что всем, в том числе прокурорам, очевидно, что дело сфальсифицировано: «Ив Роше» не имеет претензий. У нас прокуроры запрашивают много, суды дают меньше, а люди потом вздыхают с облегчением, что дали меньше. Навальных надо отпустить. Даже если их приговорят к месяцу тюрьмы, это будет неправильно, потому что они невиновны.

Леонид ВОЛКОВ, глава штаба Навального на выборах мэра Москвы:

— Не имеет значения, сколько ему дадут — 10 или 50 лет. Не важно, в какие псевдоюридические формулировки будет оформлен приговор. Государство в лице своих прокуроров нам говорит: «Навальный будет сидеть, пока Путин у власти».

Алексей МАКАРКИН, заместитель гендиректора Центра политических технологий:

— Десять лет лишения свободы в условиях, когда потерпевшая сторона утверждает, что ничего не потеряла, — довольно странная мера. Такое ощущение, что прокуратура сознательно завышает требования, чтобы сделать приговор более милосердным. Мол, дали меньше, чем просили.

Борис НЕМЦОВ, сопредседатель РПР-ПАРНАС:

— У меня печатных слов нет! Это тотальная фабрикация дела, тотальный страх перед оппозицией. Можно только восхититься мужеством Алексея, который стоически все это выносит и сохраняет душевное равновесие и чувство юмора. Это попытка расправы, устрашение. Десять лет за убийство не всегда дают. В Кремле страх такой, что они окончательно потеряли голову. Хотя трюк понятен. Они хотят обвинительный приговор, но при этом продемонстрировать гуманность суда. Чтобы прокуратура попросила 10 лет, а суд дал реальный срок — допустим, 5. Дадут ни за что, но все будут говорить о гуманизме системы.

Николай ЛЯСКИН, руководитель московского отделения партии «Партия Прогресса», сотрудник Фонда борьбы с коррупцией:

— Никто не ожидал такого срока. Абсолютно всем — прокурорам, судьям, обвинителям, адвокатам и сторонним наблюдателям — понятно, что состава преступления в этом деле нет. Власть просто хочет изолировать Навального. Однажды люди уже поспособствовали отмене приговора. Я надеюсь, что и на этот раз они не будут смотреть в стол.

15:40 Михайлова: «МПК не представило никаких расчетов, обосновывающих сумму ущерба». Юрист просит Алексея Навального оправдать по всем эпизодам. Теперь выступает второй адвокат — Вадим Кобзев.

15:30 Адвокат перечисляет, почему защита считает, что жалоба "Ив Роше" написана под давлением.

15:26 Михайлова указывает на то, что сторона обвинения «не предъявила никаких доказательств вступления братьев Навальных в преступный сговор» или совершения преступления с использованием служебного положения.

15:18 Выступает адвокат Ольга Михайлова: «Для защиты очевиден политический характер дела». Защита выявила факты фальсификации материалов дела, обращает внимание на нежелание суда допросить важных свидетелей – в первую очередь Бруно Лепру. Нормы УПК были нарушены еще при возбуждении дела, подчеркивает Михайлова.

15:14 Юлия Навальная говорит, что вчера пересматривала аналогичное выступление кировских прокуроров, их речь в прениях по делу «Кировлеса». Говорит, выступали они живее. Десятиминутный перерыв в заседании длится уже минут 30.

15:10 Пресс-служба суда пояснила, что произошла техническая ошибка: «сейчас все нормально будет».

15:05 В Замоскворецком суде ошиблись:

14:45 Кирилл Полозов просит оправдать по всем пунктам обвинения Олега Навального.

14:40 Полозов говорит, что в тексте обвинения указаны сроки, когда Навальные якобы совершали хищение и когда — легализацию полученных денег. Согласно данным прокуратуры, отмечает юрист, «легализацию они проводили раньше, чем хищение»: Как они могли легализовать еще не украденные деньги, обвинение не объясняет».

14:18 Одно из главных противоречий позиции защиты и обвинения: кем считали Олега Навального сотрудники МПК и «Ив Роше», с которыми он вел переговоры — независимым лицом или представителем «Почты России». Прокуратура полагает, что с независимым лицом — и поэтому думали, что контракт с «Главподпиской» будет выгодней их компаниям. Защита доказывает, что не считали и видели в нем независимого специалиста по логистике.

14:12 Адвокат Олега Навального Кирилл Полозов выступает в прениях строго по документальной стороне дела — перечисляет договоры, отправленные машины [грузы] и проценты. Цитирует свидетелей, которые говорили, что и МПК, и «Ив Роше» могли в любой момент расторгнуть договор с компанией Навального, если бы сочли его невыгодным и мошенническим.

13:40 Алексей говорил перед заседанием, что свое последнее слово не продумывал.

13:37 После выступлений адвокатов слово дадут обвиняемым: скорее всего, оба откажутся от выступлений на этой стадии. Затем состоится второй круг выступлений на стадии прений, и сразу после, скорее всего, Алексей и Олег выступят с последним словом.

13:36 Мама братьев Навальных Людмила Ивановна смотрит в окно. У нее в глазах слезы.

13:34 Адвокат Олега Навального снова подробно излагает позицию защиты, которая уверена, что контракты «Главподписки» с «Ив Роше» и МПК были нормальными коммерческими договорами и те от сотрудничества с компанией Олега Навального получили необходимые транспортные услуги по справедливой и устраивавшей их цене.

13:18 В прениях выступает защита.

13:16 Прокурор настаивает на колонии общего режима. 

13:14 Обвинение: Олега Навального приговорить к 8 годам лишения свободы и 2 годам ограничения свободы. Алексея Навального приговорить к 9 годам лишения свободы, с учетом предыдущего приговора — к 10 годам лишения и 2 годам ограничения свободы (домашний арест Алексея Навального, под который его посадили в феврале текущего года, будет зачтен в срок наказания по принципу «день за день» — Е.Ф.)

13:12 Прокурор омечает «особый цинизм» преступления, говорит «социальная сторона мошенничества очень заманчива».

13:10 Прокуратура считает вину доказанной и квалификацию преступления верной (мошенничество и легализация)

12:58 Теперь прокурор цитирует Конституцию, говорит, что защита зря на нее ссылалась и права Навальных не нарушены. А потерпевшие, говорит, в процессе от своих претензий не отказались.

12:41 Прокурор отмечает противоречие в показаниях Алексея Навального: в ее пересказе выходит, что он заявляет о своем неучастии в работе «Главподписки», но при этом он постоянно принимал связанные с ней решения. «Сам Алексей Навальный в своих показаниях заявлял, что он якобы ярый борец с коррупцией», — говорит прокурор.

12:35 Прокуроры рассказывают о создании кипрской компании «Алартак», которая стала владельцем «Главподписки»: «Братья Навальные создали предприятие, которое хотели использовать для совершения мошенничества».

12:23 Ранее Алексей Навальный просил разрешить ему принимать и отправлять корреспонденцию российским госорганам, судам и ЕСПЧ.

12:21 Судья Коробченко продлила домашний арест до 14 февраля 2015 года.

12:18 Судебный пристав выключил монитор с трансляцией с процесса. Те, кого не пустили на заседание, скандируют «Трансляцию!»

12:16 На суд пришли мама и отец Навальных, а также жены обоих братьев.

11:58 Оппозиционер уверен, что приговор вынесут уже после Нового года. Возможно, в первый рабочий день.

11:53 «Давайте приговор тогда через два года зачитаем, а все это время я буду сидеть под домашним арестом, так, что ли?!», — сказал Алексей Навальный. Судья ушла выносить решение.

12:32 Началось выступление прокуроров в рамках прений. Закончив, они огласят требуемое наказание.

12:30 Защита продолжает стадию добавления к представленным доказательствам - оглашают несколько документов из дела.

11:52 Сам Алексей перед заседанием рассказал «Новой», что уверен: приговор будет обвинительным. При этом он не стал отвечать, какого вердикта ожидает: условного срока или реального.

11:48 Срок домашнего ареста Алексего Навального истекает 15 января. Он отвечает: оснований для домашнего ареста и раньше не было, а сегодня последнее заседание перед приговором, который огласят до конца срока домашнего ареста.

11:47 Прокуроры просят продлить Навальному домашний арест на один месяц.

11:45 «Если бы я знал, что это лицо одновременно работает в «Почте России» и в «Главподписке», я бы не стал подписывать контракт, так как был конфликт интересов», — сказано в показаниях Лепру. Напомним, защита считает, что на него давили, чтобы он дал показания. Дело было заведено по заявлению, но основания для дела сначала нашли следователи — до сотрудников самой компании.

11:43 Лепру рассказывает о том, как «Ив Роше» заключило договор с «Главным подписным агентством» Олега Навального, и о своем заявлении в СК: якобы Олег Навальный использовал ложные сведения о своей компании, из-за которых «Ив Роше» и выбрала ее как партнера.

11:37 Суд оглашает показания экс-гендиректора российского представительства «Ив Роше» Бруно Лепру, это протокол допроса на следствии. Напомним, дело против Навальных возбуждено его по заявлению. При этом ранее, еще до заявления в СК финансовый директор «Ив Роше Восток» Кристиан Мельник в служебной записке к Лепру написал, что компания не имеет претензий к Навальным.

Замоскворецкий суд Москвы проводит прения сторон по так называемому делу «Ив Роше». После прений прокурор объявит, к какому сроку наказания судье следует приговорить Алексея и Олега Навальных, обвиняемых по данному делу. Затем обвиняемые выступят с последним словом, а судья назначит дату оглашения приговора.

Читайте также:

Дело «Ив Роше». Допрос братьев Навальных 15.12.14

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera