В Ростове на 5 лет осудили военнослужащего за ДТП с армейским «тигром»

Политика

Виктория Макаренкособкор в Ростове-на-Дону

5 февраля 2015 года Ростовский гарнизонный суд вынес вердикт в отношении 23-летнего Александра Кондратьева, служившего по контракту в в/ч 51532 10-й отдельной бригады спецназначения ГРУ, который 21 сентября 2014 года управлял бронированным спецавтомобилем «Тигр», совершил ДТП, в результате которого погибли двое человек — 23-летний Дмитрий Беликов и 24-летний Радмир Рамазанов. Подсудимый Александр Кондратьев был признан виновным  по ст.ст. 264 и 125 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и оставление в опасности) и приговорен к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Также ему запрещено два года (после отбывания наказания) управлять транспортом. Кроме того суд удовлетворил гражданские иски потерпевших к Министерству обороны РФ: родные погибших мужчин получат более чем по 1 млн рублей.

ЧП случилось в ночь с 20 на 21 сентября 2014 года. Тогда Александр Кондратьев и трое его сослуживцев — рядовые Иван Бобков, Алексей Спирин и старший лейтенант Дмитрий Жильцов (все — в состоянии алкогольного опьянения) — самовольно  покинули на бронеавтомобиле «тигр» место расположения воинской части, находящейся на боевом дежурстве (полигон «Кузьминский», Неклиновский р-н Ростовской области), доехали до Ростова-на-Дону и в районе рынка «Шайба» задели припаркованный автомобиль. Это заметили полицейские, уходя от погони, «тигр» раздавил легковой автомобиль «Киа-Рио», в котором в тот момент находились Дмитрий Беликов и Радмир Рамазанов. Оба — погибли.

Судебные слушания по этому громкому делу начались в конце декабря 2014 года. На скамье подсудимых оказался только Александр Кондратьев — трое его пассажиров проходили по делу как свидетели.

В ходе судебных слушаний выяснились подробности, объясняющие поведение всех участников происшествия.

Вечером 20 сентября 2014 года Александр Контратьев (он закреплен за «тигром» как постоянный водитель бронемашины) закончил очередное дежурство и примерно в 18.00 выпил банку пива. А в это время в одной из палаток сидели и распивали спиртное — бутылку водки и бутылку пива — старший лейтенант Дмитрий Жильцов и рядовые Иван Бобков и Алексей Спирин. После того, как спиртное закончилось, компания решила выехать за пределы части, чтобы там купить алкоголь. Выезжать решили на бронеавтомобиле «тигр», благо машина и раньше свободно выезжала за пределы части (по словам водителя — к примеру, чтобы заправиться бензином). Старший лейтенант занимал должность начальника продовольственной части, но ключа от склада с продуктами у него не было. Поэтому он приказал водителю принести лом — сам взломал дверь, откуда солдаты отнесли в машину два ящика тушенки. После этого компания свободно миновала два КПП: по словам подсудимого на постах пропустили «тигр», потому что на переднем сидении находился офицер, который и общался с дежурными на КПП.

Заехав в соседний с полигоном хутор Веселый, лейтенант созвонился со своей знакомой Татьяной — ей и продали консервы, выручив 2 тысячи рублей. После этого солдаты решили поехать в баню, помыться. Адвокат подсудимого настаивал на этом моменте, так как прозвучавшие в суде реплики потерпевшей стороны о проститутках (услуг которых, якобы, и искали солдаты) по его мнению порочат российскую армию.

Но в тот вечер в сауне х.Веселого свободных мест не было. Солдаты, все-таки решившие в ту ночь непременно помыться, отправились дальше — в село Чалтырь. Но и там все сауны и бани оказались заняты.

По словам Александра Кондартьева в тот момент он предложил вернуться в часть, но на своем предложении не настаивал, и компания совместно решила продолжить поиски помывочного пункта уже в Ростове-на-Дону.

Въехав в город со стороны трассы М23 (таганрогское направление), машина двинулась в сторону Военведа. По пути ночью (уже было 21 сентября) в одном из придорожных кафе как раз  играли свадьбу. «тигр» остановился: старший лейтенант и Алексей Спирин из машины вышли, в ней сотались водитель и Иван Бобков (на заденм сидении). В машину сели несколько гражданских  - гости свадьбы, - которые захотели покататься на армейском бронеавтомобиле. Что Александр Кондратьев и сделал, нарезав несколько кругов на площадке у кафе.

Когда все, кто хотел, накатались, благодарные пассажиры дали солдатам несколько бутылок водки и коньяка, какую-то закуску. За водой (питьевой) военнослужащие поехали на рынок «Шайба». Дорогу к рынку показывал ростовчанин Евгений Вавенков (которого посадили в машину).

Когда «тигр» приехал на рынок, старший лейтенант опять вышел из машины и ушел в магазин. С этого момента показания военнослужащих и сотрудников ростовской полиции расходятся. По словам солдат армейский автомобиль (который к тому же был без номеров) заметил наряд ППС: водитель остался в машине, а к «Тигру» подошел инспектор, спросил, кто старший, рядовые позвали старшего лейтенанта, инспектор посоветовал «не заниматься ерундой, возвращаться поскорее в часть». При этом по словам военнослужащих сотрудник полиции, скорее всего, понимал, что солдаты были в состоянии алкогольного опьянения.

Полицейские же в зале суда утверждают, что в ту ночь на рынке «Шайба» не общались с солдатами из «тигра»: по их словам они действительно заметили бронемашину, когда  патрулировали район, но он был припаркован на противоположной стороне дороги, и чтобы подъехать к «тигру», полицейская машина уехала на ближайший круг для разворота. Пока разворачивались — увидели как «тигр» отъезжат, при этом задел припаркованный у дороги первый легковой автомобиль.

По словам Александра Кондратьева сидевший рядом старший лейтенант сказал, что полицейские включили маячок, следуют за «тигром», приказал ему не останавливаться, выезжать за город и полями возвращаться в часть, указывая направление движения. Но машина ехала в направлении центра города, а за ней — полицейский автомобиль. В суде выснилось, что скорость «тигра» была около 50-60 км/ч. Когда отец погибшего Дмитрия Беликова спросил полицейских, почему те не предприняли попыток догнать и как-то блокировать движение бронемашины, а лишь преследовали «тигр» («Да вы не гнались, а сопровождали его как на свадьбе»), стражи порядка назвали свои действия правильными и сослались на разницу в массе

машин — мол, «Тигр» бронированный и весит больше 7 тонн, сталкиваться с ним было опасно.  Уходя от погони, «Тигр» проехала два перекрестка на красный свет, и на пересечении ул.Фурмановской и пер.Ольховского врезался в автомобиль «Киа-Рио». Наехал на него, попытался продолжить движение, но смог съехать с легковушки только с третьей попытки. После столкновения колесо «тигра» оказалось поврежденным, его стало водить, он проехал еще несколько метров (задев еще три припаркованных автомобиля), и остановился между деревом и забором дома.

Старший лейтенант «скомандовал» «Валим!»: сам выбежал из салона, но его догнали прибывшие на место полицейские. Недалеко от места ДТП задержали и гражданского пассажира Евгения Вавенкова. Рядовые Иван Бобков и Алексей Спирин спрятались в ближайших кустах, а потом на попутках возвратились в часть.

Водитель же Александр Кондратьев залез на дерево. Такое поведение он объяснил шоковым состоянием. С дерева его снимали те самые сотрудники полиции, которые по его словам подходили к «тигру» еще на рынке «Шайба». Александр Кондратьев утверждал, что именно шок, а также команды находившегося в салоне офицера, помешали ему остановить «тигр» (когда машина наехала на «Киа-Рио») и оказать помощь сидевшим там Дмитрию Беликову и Радмиру Рамаданову. А потому, признав свою вину по ст. 264, он отказывался призвать, что оставил без помощи двоих погибших.

Представлявший обвинение военный прокурор Шмоткин посчитал вину водителя доказанной по обеим статьям и попросил суд лишить подсудимого свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в колонии-поселении и лишить его на два года права управлять автотранспортом.

Потерпевшие настаивали на 8 годах лишения свободы в колонии общего режима. Кроме того они заявили гражданские иски — каждый по 3 млн рублей (возмещение морального вреда) и 100 и 400 тыс рублей (материальный вред).

Участвоваший в процессе представитель в/ч 51532 попытался с Минобороны ответственность снять, представив ЧП как угон. Но против такого ракурса высказал претензии адвокат подсудимого Сергей Здор, указавший на отсутствие следствия по поводу угона «тигра», который    беспрепятственно уехал из части, благополучно проехав через два КПП. Адвокат попросил суд о снисхождении к своему подзащитному, которого с 4-летнего возраста воспитывают бабушка и дедушка (оба родителя умерли), который несмотря на возможность не служить, все-таки отслужил срочную службу, а затем дважды заключал контракт с в/ч 51532 (первый раз Александр Кондратьев был уволен из армии из-за драки, по потом Минобороны заключило новый контракт) и был награжден двумя медалями - «За возвращение Крыма» и «За воинскую доблесть» 2 степени. Эти и другие обстоятельства по мнению адвоката позволяют снизить срок наказания до 5 лет ограничения свободы в колонии-поселении. Суд с доводами адвоката согласился.

С 3 до 1 млн рублей снизил суд величину выплат каждому из потерпевших возмещения морального ущерба. Иски о выплате материального ущерба суд удовлетворил в заявленном потерпевшими объеме.

Комментируя решение суда адвокат подсудимого Сергей Здор назвал его справедливым, на вопрос о возможном протесте сказал, что будет по этому поводу советоваться со своим подзащитным после получения текста приговора. Но, скорее всего протеста со стороны осужденного не будет.

Адвокаты потерпевших сказали, что клиенты пока не информировали их о дальнейших действиях.

Что касается других троих военнослужащих, находившихся в ту ночь в «тигре», то контракт Минобороны с Иваном Бобковым и Алексеем Спириным расторгнут. Решается вопрос и об увольнении из армии старшего лейтенанта Дмтрия Жильцова — он признан виновным в похищении двух ящиков консервов, приговорен к штрафу в 120 тысяч рублей.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera