Активисты потребовали запретить рассказ Сорокина «Настя»

Общество

Активисты написали заявление в полицию с требованием проверить на экстремизм и запретить распространение в России рассказа Владимира Сорокина «Настя», а также привлечь к ответственности режиссера Константина Богомолова за экранизацию этого произведения, сообщает Life.

Портал опубликовал видео с Ириной Васиной, которую издание называет руководителем «общественного движения противодействия экстремизму». В сети можно найти упоминание о ней как о представителе «общественного движения “Гражданское противодействие экстремизму”», а также как о «православном аналитике».

По словам Васиной, активисты сначала обратили внимание на режиссера, а уже потом прочитали рассказ Сорокина, который тот намерен экранизировать. 

«Я и мои коллеги в интернете прочитали текст этой книги и были шокированы. Рассказ повествует о каннибализме. Семья неких помещиков в день рождения своей юной дочери запекают ее в русской печи, потом подают дочь на стол как главное блюдо и после этого едят ее», — сказала она.

По мнению Васиной, в рассказе происходит издевательство над православными ценностями. Для подтверждения своих слов активисты обратились к эксперту для проведения лингвистической экспертизы. Имя эксперта и место работы Васина не назвала. 

«Наши выводы подтвердились. В заключении эксперта говорится о том, что в тексте присутствует унижение группы лиц по признаку отношения к религии православных христиан и по признаку отношения к национальности», — добавила Васина.

Что касается будущего фильма Богомолова, то его, по словам Васиной, в организации «не видели», но «могут предположить, что такой экстравагантный режиссер может снять фильм с признаками экстремизма».

Богомолов сообщил о том, что собирается снимать фильм по рассказу Сорокина, 1 июля этого года в своем фейсбуке.

«Через семь дней я начну снимать фильм по рассказу Владимира Сорокина “Настя”. Я мечтал об этой возможности много лет и наконец благодаря одному удивительному человеку, мы стартуем», — сообщил он.

Как отмечалось в «Российской газете», рассказ «Настя» входит в сборник «Пир», изданного в 2001 году.

«Жесткая тургеневско-чеховская буколическая черная пародия, где на шестнадцатилетие титульную героиню заживо запекают (буквально обыгрывается слово “свежеиспеченная”) в печи и торжественно съедают родные и их гости, ведя в процессе акта каннибализма светские беседы», — писала РГ.

Газета «Ведомости» писала, что «Настя» — один из любимых текстов Богомолова: режиссер не раз говорил, что мечтает поставить эту новеллу в театре или кино. 

«Подражая классической русской литературе, Сорокин изображает дворянское гнездо, но в узнаваемый помещичий уклад добавляется пикантная традиция: детей, достигших совершеннолетия, жарят и едят»,— сообщала газета.

Издание отмечало, что Богомолов, работая над одним из лучших своих спектаклей «Мой папа – Агамемнон» в вильнюсском Малом театре, анализировал миф об Ифигении с помощью сорокинской «Насти».

Театральный критик Павел Руднев, комментируя новость о съемке фильма, говорил, что, по его мнению, это будет «попытка скрестить кино с театральной эстетикой». Другой кинокритик Станислав Никулин отмечал, что «Богомолов как драматург очень близок к тому, что делает Сорокин, потому что все спектакли Богомолова так или иначе основаны на литературных текстах (Уайльд, Шекспир, Достоевский)». 

«То, как он их перерабатывает по своей творческой методе, на мой взгляд, очень близко к тому, что делает Владимир Георгиевич в литературе, поэтому это становится дополнительным интересом. Мне кажется, Богомолов достаточно хорошо чувствует все эти техники, все эти энергии, поэтому это должно быть интересно», — сказал он.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera