Суд частично удовлетворил иск «Роснефти» к РБК

Общество

Наталия ЗотоваЮлия Счастливцева«Новая газета»

5

Арбитражный суд Москвы постановил взыскать с РБК 390 тысяч рублей рублей в пользу «Роснефти» по иску о защите деловой репутации компании.

Суд также постановил удалить статью «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP», ставшей предметом разбирательства, и дать опровержение. Также ответчиков обязали выплатить судебные издержки по 4524 рубля с каждого. 

Глава юридической службы РБК заявил, что медиахолдинг будет обжаловать это решение.

«Присужденная сумма более адекватна, но мы все равно с ней не согласны, так как наша информация достоверна», — заявил «Новой газете» журналист Тимофей Дзядко.

«Суд вынес решение в рамках правового поля, мы очень рады, что решение не стало репрессивной мерой», — сказал «Новой» адвокат ответчиков Алексей Мельников.

Представители «Роснефти» удалились молча, от комментариев отказались.

Ранее представитель нефтяной компании в суде заявлял, что сумма иска «Роснефти» к РБК, составляющая 3,179 млрд рублей, соответствует лишь 0,49% от стоимости деловой репутации компании, и этот иск должен быть удовлетворен.

При этом защита журналистов РБК просила отказать в удовлетворении иска госкомпании, утверждая, что ущерб «Роснефти» не был причинен, а реальная цель иска — «причинение ущерба РБК и журналистам, которые действовали профессионально».  

Также адвокат журналиста Максима Товкайло указал на то, что его подзащитному придется выплачивать долг в течение 2538 лет, что заведомо говорит о невыполнимости заявленных требований.

Ранее судья  Болдунов отказался вызвать в качестве свидетеля пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева. Представители РБК указывали на то, что журналисты обращались к Леонтьеву за опровержением или подтверждением указанных в статье сведений, однако тот отказался беседовать с корреспондентом Людмилой Подобедовой.

Напомним, «Роснефть» подала иск о защите деловой репутации после публикации статьи «Сечин попросил правительство защитить "Роснефть" от BP». В статье говорилось, что президент «Роснефти» Игорь Сечин якобы обратился к правительству с просьбой ограничить права британской нефтяной компании BP в грядущей приватизации «Роснефти». 

«Роснефть» заявила, что информация не соответствует действительности. Нефтяная компания настаивала на том, что сотрудничество с BP носит «стратегический, долгосрочный и доверительный характер» и обе стороны выражают удовлетворение уровнем взаимодействия и его результатами. В связи с этим, компания требовала взыскать с ответчика  компенсацию причиненного вреда.

«Роснефть» ранее предоставляла суду заключение с обоснованием стоимости своей репутации, подготовленное Центром профессиональной оценки: согласно документу, реальных потерь нефтяная компания не понесла, а размер ущерба эксперты объясняют лишь потенциальным риском потери крупнейшего контрагента.

Екатерина Шульман
политолог, колумнист газеты «Ведомости»

Названная истцом сумма была сверхвысокой и носила очевидно устрашающий характер: целью было не получить столько денег, а пригрозить, чтобы другим неповадно было. Трудно было поверить, что суд утвердит такую несуразную сумму. Суды все-таки стараются оставаться в границах здравого смысла.

Удивительно не то, что три миллиарда не присудили, а то, что финальная сумма такая демонстративно маленькая, почти символическая. 390 тысяч - это сумма, похожая на штрафы, которые дают НКО, назначенные иностранными агентами. Это же маленькие организации без возможности получения прибыли, и для них эти суммы как раз чувствительны.

Если во всем видеть замысел, то, может быть, идея в том, чтобы у Игоря Ивановича был чуть менее людоедский имидж. Он же у нас теперь наполнитель российского бюджета, спаситель от кризиса, и может, лучше ему не выступать таким Дартом Вейдером, разорителем медиа. Но я не верю, что все сценарии прописываются в Кремле, я гораздо больше верю в ситуативное принятие решений каждым актором на своем месте, исходя из своих представлений о том, что можно, а что нельзя.

Тут судья принял решение, соответствующее здравому смыслу, из чего можно сделать вывод, что истцы не очень сильно настаивали. Зная управленческий стиль, характерный для компании и ее руководителя, нетрудно предположить, что люди, занимающиеся информационным обеспечением и курировавшие суды Роснефти с прессой, могли ничего не знать о готовящемся «катарском сюрпризе». А после него «Роснефть» могла либо передумать, либо переключить свое внимание на другое, либо решить не портить себе красивый информационный фон. А судьи у нас выбирают наиболее безопасные для себя решения: когда нет сильного давления, они судят по закону.

Леонид Гозман
политик, общественный деятель

Смотрите, ни у вас, ни у меня не возникает даже мысли, что решение суда такое потому, что оно законное. А возникают мысли: кто продавил, кто кого подкупил, кто что решил… Но мы не думаем, что решил суд. И это означает, что в нашей стране суда как такового просто нет. А кто на кого как надавил, я не знаю.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera