Мосгорсуд перенес дату оглашения приговора генералу Сугробову

Общество

Судья Мосгорсуда Елена Гученкова приняла решение о переносе даты оглашения приговора группе оперативников Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД во главе с генералом Денисом Сугробовым, обвиняемых в создании и участии в преступном сообществе, незаконно привлекавшем к уголовной ответственности чиновников и бизнесменов.

Первоначально оглашение приговора было назначено на пятницу, 14 апреля, однако из секретариата судьи Гученковой адвокатов обвиняемых уведомили о переносе судебного заседания на 27 апреля.

О причинах этого решения не сообщается.

Между тем, по словам источников «Новой газеты» в Верховном суде (ВС) и администрации президента, перенос даты оглашения приговора может быть связан с неопределенностью Мосгорсуда относительно законности вменения полицейским ст. 210 УК РФ (организация и участие в преступном сообществе).

«В Мосгорсуде сомневаются на этот счет», – пояснил источник в ВС.

По словам собеседника, «ярким показателем расхождений в позициях судебного сообщества» стали недавние решения ВС относительно одного из эпизодов этого дела.

В 2015 году Следственный комитет еще до окончания предварительного следствия выделил в отдельное производство уголовное дело в отношении оперативника Евгения Голубцова по эпизоду превышения должностных полномочий в отношении чиновников администрации Смоленска в 2011 году.

Тогда Голубцов вынес постановление о проведении оперативного эксперимента в отношении главы Смоленска Константина Лазарева, а также его подчиненных – начальника управления ЖКХ города Николая Петроченко и руководителя вычислительного центра ЖКХ Виталия Ерофеева.

В рамках оперативного эксперимента двое последних получили от агента полицейских 5 млн рублей в качестве взятки за оказание содействия в получении муниципальных заказов на уборку и благоустройство города. После задержания оба заявили, что данная сумма предназначалась Сити-менеджеру Смоленска Лазареву, и согласились на участие в новом оперативном эксперименте.

При получении денег Лазарев был задержан.

Весной 2014 года, после череды громких арестов в ГУЭБиПК МВД, Следственный комитет России возбудил по факту данной оперативной реализации уголовное дело по признакам превышения должностных полномочий (п. «в» ч.3 ст. 286 УК РФ).

Обвинения были предъявлены Голубцову и его руководителям – Ивану Косоурову, Борису Колесникову и Денису Сугробову.

Данное дело, выделенное в отдельное производство, рассматривалось судом Смоленской области.

Как поясняет источник в ВС, приговор смоленского суда мог послужить преюдицией в части установления события преступления: «Всем оперативникам в рамках дела о создании и участии в ОПС инкриминируются преступления, повлекшие одни и те же тяжкие последствия – незаконное задержание, арест, предъявление обвинения…  Собственно, на тяжести последствий и держится преступное сообщество, поскольку любое ОПС создается с целью совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В противном случае это обвинение бесперспективно. Поскольку все обвинения [сотрудников ГУЭБиПК МВД] однотипны в части описания последствий, приговор смоленского обслуда, а также апелляционное определение ВС позволяли гособвинению получить необходимое толкование, а Мосгорсуду – использовать это толкование при вынесении приговора по основному делу».

В ноябре 2016 года смоленский облсуд вынес Голубцову обвинительный, назначив ему наказание в виде пяти лет лишения свободы, а главное – признав тяжесть последствий от совершенного им преступления.

Однако в начале марта 2017 года ВС, рассмотрев апелляционную жалобу Голубцова, исключил из приговора пункт «в», в котором содержатся те самые тяжкие последствия. «Мотивируя решение, ссылались на постановление пленума, в соответствии с которым к тяжким последствиям относятся только необратимые последствия. Например, смерть гражданина», – поясняет источник  в ВС.

Такое толкование действий сотрудников ГУЭБиПК МВД, продолжает собеседник, позволило последним рассчитывать на переквалификацию обвинений в превышении на менее тяжкую ч. 1 ст. 286 УК РФ и исключения из приговора самого тяжкого обвинения – в создании и участии в преступном сообществе. Именно последнее обвинение позволило Генпрокуратуре запросить для полицейских беспрецедентно крупные сроки – от 17 до 22 лет лишения свободы.

15 марта заместитель генпрокурора Леонид Коржинек направил в президиум ВС надзорное представление, опротестовав апелляционное определение. «Действия полицейских повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов государства в виде подрыва авторитета органов внутренних дел», – писал Коржинек (документ имеется в распоряжении редакции).

Позицию Коржинека поддержал и другой заместитель генпрокурора – Владимир Малиновский, который по иронии судьбы в свое время утверждал обвинительное заключение в отношении нынешних потерпевших смоленских чиновников.

Президиум ВС отменил решение и направил материалы на новое рассмотрение, назначив заседание апелляционной инстанции на 12 апреля, то есть за два дня до начала оглашения приговора по основному уголовному делу.

При повторном рассмотрении апелляционной жалобы ВС оставил решение смоленского суда в силе, таким образом сохранив для Мосгорсуда возможность признания сотрудников ГУЭБиПК МВД виновными в создании и участии в ОПС.

«Тем не менее решение еще не принято, приговор не написан», – полагает источник в ВС.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera