Басманный суд приговорил автора «Новой» Али Феруза к штрафу и отсроченному выдворению

Общество

Анна АртемьеваРоман Королев«Новая газета»

9
 
Фото: Влад Докшин / "Новая газета"

Худоберди Нурматов (Али Феруз) обвинялся в нарушении пункта 2 статьи 18.10 КоАП РФ: «Незаконное осуществление иностранным гражданином или лицом без гражданства трудовой деятельности в Российской Федерации, совершенное в Москве». Санкция за нарушение этой статьи предусматривает от 5 до 7 тысяч рублей административного штрафа и выдворение за пределы РФ.

Заседание в Басманном суде вела судья Елена Анатольевна Ленская. Приставы пустили в зал адвоката, редактора «Новой» и трех журналистов. Фотокорреспондентов, других журналистов, а также друзей Али в здание суда не пускали: официально рабочий день суда закончился. Около 15 человек ждали у входа. Сюда же подъехали два автозака и три полицейских автобуса.

Судья уточнила, какое наказание было установлено судом от 1 августа и был ли оплачен штраф. Она утверждала, что Феруз нарушил трудовое законодательство тем, что не имел патента. Суд говорил, что 20 ноября в газете прошла внеплановая проверка (на самом деле она была 16 числа).

Али Феруз не признавал вины. Он говорил, что сотрудничал с разными изданиями. Рассказывал про суть отношений с Новой газетой: темы выбирал лично, искал через соцсети или знакомых. Газета публиковала только то, что ее интересовало. Газета хотела его оформить, но не смогла трудоустроить, поскольку у него не было документов.

— «Новая» стала мне помогать, писать в разные ведомства, что я как журналист принесу пользу России. Гражданами России являются моя мать, брат и сестра, — объяснял Феруз. — Но мне все равно не дали статус беженца. Компьютер я брал у ребят. Друзья, в том числе и из «Новой» помогали мне деньгами, но это не являлось оплатой труда. Когда я оставался без денег, коллеги помогали мне, но официально я не был трудоустроен.

— Так все-таки в каких отношениях вы состояли с «Новой газетой?» — уточняла судья. — Вы фактически внештатный сотрудник?

Али говорил, что попросил пресс карту, чтобы ему было проще общаться с героями статей. Судья спрашивала, какие права она давала.

— Фактически никаких. Просто, чтобы люди мне доверяли.

— Статус беженца вы получили?

— Нет, судья отклонила мой иск.

— На каком основании?

— Она полагает, что оснований (того, что меня похищали и пытали) недостаточно.

— А в производственных совещаниях вы участвовали? — спрашивала Ленская.

— Чтобы постоянно присутствовать, такого не было.

— Ну, то есть вы имели свободный доступ в редакцию?

— Нет, меня прикрепляли к сотруднику на период пребывания в редакции.

— А вы аккредитацию как зарубежный журналист получали?

— Нет, у меня в 2012 году украли паспорт, я не мог подать ни на гражданство, ни на аккредитацию, это проблема.

— Почему вы не обратились в посольство?

— Надо вернуться было в Узбекистан, а я боюсь.

Адвокат Даниил Хаймович присоединился к позиции доверителя. Согласно статье 15 Трудового кодекса, трудовая деятельность должна осуществляться по обоюдному согласию, за плату и под контролем работодателя, объяснил Хаймович. Ничего из этого в данном случае не было. Предметом соглашения между Ферузом и «Новой» была практика, обучение.

— Нет доказательств, что он получал деньги за работу, — говорил Хаймович. — Он говорит, что сотрудники скидывались для того, чтобы ему заплатить. Темы для статей он выбирал сам, и газета могла их не принять, и тогда он бы пошёл в другие СМИ. Результат его деятельности не принадлежал «Новой газете». Проверка, о которой шла речь, не установила нарушений со стороны газеты. Как тогда мог что-то нарушить Али Феруз? В настоящий момент он находится в процессе оспаривания отказа в убежище.

Адвокат еще раз обратил внимание на то, что выдворение Али Феруза из РФ невозможно в связи с применением Правила 39 Регламента Европейского суда по правам человека. На этом он закончил свое выступление. Судья спрашивает, было ли принято к рассмотрению заявление в ЕСПЧ.

— Принято, но не рассмотрено, — сказал Хаймович. — Пока только применено правило 39.

— В запрете ЕСПЧ на выдачу был конкретизирован Узбекистан? — уточнила судья.

— Да, именно Узбекистан.

Судья исследовала протокол от 21 ноября, рапорт старшего инспектора Управления по вопросам миграции по ЦАО Копцева, постановление о проверке редакции, объяснение начальника отдела кадров Зыковой, копию пресс-карты Али Феруза и список должностей сотрудников газеты, в котором он был указан как специальный корреспондент.

Суд удалился на совещание.

Али позвонила мама, которая прочла о суде в интернете.

— Вы не волнуйтесь, у вас завтра операция, нельзя чтобы сахар поднялся, — успокаивал ее Феруз.

Али Феруз попросил воды, но ему не разрешили ее передать.

— Это нарушение приказа МВД №140, — говорили приставы полицейским, которые вызвались передать воду.

Затем Судья Ленская начала оглашение решения. Суд признал, что рапортом полиции и распоряжением УВМ по ЦАО была подтверждена виновность Нурматова (Али Феруза) в нарушении ст.18.10 ч.2 КоАП РФ — «Работа без патента в городе федерального значения Москве». Судом было установлено, что Нурматов, не имея патента, осуществлял трудовую деятельность в газете. При назначении наказания суд учел личность подсудимого и его материальное положение.

Судья отметила, что ЕСПЧ приостановил выдворение Али Феруза на время разбирательства, и указанная мера является обязательной для государства. Таким образом, исходя из КоАП, выдворение следует приостановить.

Али Феруза приговорили к штрафу в 5 000 рублей и выдворению, приостановленному на срок до рассмотрения его дела в ЕСПЧ. До выдворения Али Феруз будет содержаться в ЦВСИГ.

Теги:
суды, феруз
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera