Следователь по делу экс-полицейского Рахаева привлекал своего брата в качестве понятого. Суд отказался исключить протоколы с его участием

Общество

Никита Гиринкорреспондент

 

Судья Черкесского городского суда Расул Ижаев 12 марта отказался исключить из дела Руслана Рахаева протоколы 14 следственных действий, к которым следователь Руслан Голубничий привлекал своего двоюродного брата. На основании этих протоколов были проведены несколько экспертиз, которые гособвинение считает доказательствами вины Рахаева в смерти задержанного в ОВД Черкесска в октябре 2011 года. Уголовно-процессуальный кодекс запрещает родственникам участников уголовного судопроизводства быть понятыми (ч. 2 ст. 60). 

О том, что понятой является его родственником, суду рассказывал сам следователь Голубничий. Однако понятой Голубничий 6 февраля 2018 года в на вопрос, является ли Руслан Голубничий его двоюродным братом, ответил: «Не уверен». Понятой сообщил, что не общается с родственниками по линии отца. Тогда адвокаты Адам Абубакаров и Надежда Ермолаева (фонд «Общественный вердикт») получили официальный ответ главы Псыжского сельского поселения, что Валерий Голубничий поддерживает отношения с отцом и зарегистрирован вместе со своими детьми в его доме. А в управлении ЗАГС по Карачаево-Черкесии защитники получили справку, что отцы следователя и понятого приходятся друг другу родными братьями.

1 марта адвокаты экс-полицейского потребовали признать протоколы следственных действий с участием Валерия Голубничего недопустимыми доказательствами. В понедельник, 12 марта, судья Ижаев отклонил ходатайство, назвав сведения о родстве Голубничих «оценочными суждениями» защиты. «На данной стадии не представлено объективных доказательств, что указанные лица являются заинтересованными лицами в данном деле», — написал судья в решении.

«Мы давно знали об их родстве, — рассказал „Новой газете“ Рахаев, много лет находящийся под подпиской о невыезде. — Еще на первом процессе я думал: „Сейчас легко докажу“. Потом второй процесс, новый адвокат, Петр Иванович Заикин (в настоящее время защищает руководителя чеченского отделения общества „Мемориал“ Оюба Титиева. — Ред.) Думаю: „Ну, с ним-то легко докажу“. Теперь вот справку из ЗАГСа принесли — и все равно ничего не можем добиться. А ведь если исключить недопустимые доказательства, то останется только первая экспертиза (подтверждающая невиновность Рахаева.Ред.), потому что остальные были сделаны на основании этих протоколов».

Руслана Рахаева обвиняют в превышении должностных полномочий и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть человека. В сентябре 2011 года Рахаев возглавил в Черкесске уголовный розыск. Через три недели его обвинили в смерти местного жителя Дахира Джанкёзова. Ночью 7 октября 2011 года подчиненные Рахаева задержали нетрезвого мужчину и отвели его в опорный пункт на окраине города. Утром уже избитого — это видно на записях с камер — доставили в ОВД, где находился Рахаев. В отделении мужчина умер. Медики установили, что причиной был болевой шок.

Согласно выводам самой первой экспертизы, не раньше чем за четыре часа до смерти задержанному сломали десять ребер и отбили внутренние органы. Подчиненные Рахаева (который был новичком в республике, а ранее работал в Департаменте собственной безопасности МВД по Северному Кавказу) сформулировали себе «круговое алиби» и дали показания на начальника.

В 2013 году, по итогам первого суда, Рахаеву дали 13 лет. Позже приговор был отменен. В конце второго процесса судья вернул дело в прокуратуру. Его решение не устояло в кассационной инстанции, и дело отправили уже на третье рассмотрение в прежнем виде.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera