Суд сократил в 10 раз затребованный прокурором срок для жителя омского села. Его отец рассказывал о пытках в полиции

Общество

Георгий Бородянскийспециально для «Новой»

2
 

Коллегия Омского областного суда 11 июля приговорила к двум годам колонии сына имама Азамата Мейрманова, обвиняемого по пяти тяжким статьям УК, в числе которых убийство, изнасилование, разбой и умышленное уничтожение имущества пенсионерки.

«Новая» рассказывала, что уголовное преследование Мейрманова началось вскоре после того, как его отец (в то время мулла, ныне имам села Южное) Ермек Мейрманов сообщил в приемную главы Следственного комитета Александра Бастрыкина о том, что сотрудники Павлоградской полиции в течение недели пытали семерых местных жителей, в том числе его сына, выбивая из них признание в убийстве пенсионерки Раисы Моциной.

Вскоре после этого звонка Мейрманову было предъявлено обвинение в изнасиловании местного жителя, который по возрасту годится ему в отцы. Дело построено исключительно на показаниях потерпевшего, страдающего деменцией, который не помнил дату совершения преступления и не видел насильника — узнал его только по голосу, будучи при этом инвалидом по слуху. В 2016 году Павлоградский районный суд признал Мейрманова виновным и приговорил к четырем годам колонии общего режима.

После запросов «Новой» в МВД и СК было возбуждено уголовное дело и в отношении полицейских: тот же райсуд признал их виновными в сотнях эпизодах избиений и пыток селян, и сочтя, вероятно, это преступление незначительным, назначил сельским правоохранителям условные сроки лишения свободы.

Этот судебный процесс отличался тем, что потерпевшие доставлялись на него под конвоем, сажались в клетку, а обвиняемые приходили сами и сидели на лавочках. Рядом с Мейрмановым сидел за решеткой бывший детдомовец Александр Васильев, отбывавший в то время срок — 1,5 года за кражу сотового телефона.

После его выхода на свободу сотрудники полиции, по словам его сестры, не прекращали попыток выбить из него признание в убийстве пенсионерки (а также в ее изнасиловании, разбое, поджоге ее дома вместе с имуществом), предлагали и другой вариант: оговорить Азамата Мейрманова.

Через три дня после того, как стражи порядка на глазах десятков селян гнались за Васильевым, но не смогли догнать (ускакал на лошади), он был найден мертвым с 18 ножевыми ранениями (за его убийство осужден 52-летний инвалид 1 группы по зрению).

Как сказала «Новой» адвокат Мейрманова Вероника Коренева, обвинения по четырем статьям УК, предъявленные ее подзащитному, основаны на «показаниях» убитого сироты Васильева: «Сам ли он подписал их и, если сам, то при каких обстоятельствах, мы не знаем».

Пятое обвинение — по ч. 1 ст. 132 УК (мужеложство с применением насилия) зиждется на словах все того же потерпевшего, страдающего психической болезнью, «вспомнившего» вдруг, что шесть лет назад его тоже насиловал Мейрманов (здесь следствию удалось найти «свидетеля» — человека, которого селяне не видели трезвым более 30 лет).

Никаких других доказательств, говорит Коренева, в обвинительном заключении нет. Тем не менее, надежд на оправдание было мало. На последнем перед приговором судебном заседании прокурор затребовала для Азамата Мейрманова 21 год колонии строгого режима.

До этого случилось еще одно происшествие: 20 июня был забит насмерть битой Алексей Зибзей, собиравшийся выступить на следующий день в суде свидетелем со стороны обвиняемого. Накануне, рассказывает его сожительница, к ним домой пришел бывший сотрудник павлоградской полиции и увел Зибзея на «разговор».

Оглашение приговора Мейрманову сопровождалось одиночным пикетом напротив здания областного суда. Правозащитница, мать погибшего солдата Алма Бухарбаева, встала у ограды с плакатом, обвиняющим омских правоохранителей, в том числе и высокие чины, в гибели Юрия Васильева, Алексея Зибзея и загубленной судьбе Мейрманова. На пикетчицу обратили внимание полицейские, но после беседы не стали составлять протокол: согласились с тем, что их коллеги, стражи порядка, творят иногда невообразимые безобразия.

Фото: Георгий Бородянский / специально для «Новой»

Коллегия областного суда оправдала Азамата Мейрманова по четырем статьям УК, в которых он обвинялся. Она признала его виновным только по ч. 1 ст. 132 УК и назначила дополнительно два года лишения свободы в колонии общего режима.

«Суду, вероятно, трудно было оправдать Азамата по 132-ой, — говорит адвокат. — Тогда бы он поставил под большое сомнение и первый приговор по той же статье, где тоже нет никаких доказательств, кроме противоречивых слов потерпевшего».

Срок, затребованный прокурором, суд сократил в десять с лишним раз. Из этих двух лет будет вычтено время, которое Азамат провел в следственном изоляторе, где сутки засчитываются за полтора: как сказал «Новой» Ермек Мейрманов, его сын пробыл в СИЗО в общей сложности около года. Учитывая, что срок по первому приговору заканчивается через два месяца, возможно, ему удастся выйти по УДО.

Ермек Мейрманов, Алма Бухарбаева, ее соратники из Комитета по правам человека намерены добиваться полного оправдания Азамата, а также настаивать на пересмотре дела полицейских, пытавших людей и расследовании убийств Александра Васильева и Алексея Зибзея.

Эти требования в числе других были переданы участниками бессрочной голодовки Уполномоченной по правам человека в Росиии Татьяне Москальковой (по ее просьбе акция приостановлена). 7 июля она побывала в СИЗО-1, где встретилась с Азаматом Мейрмановым. Омбудсмен затпросила его приговор по первому уголовному делу, а также все материалы дела о пытках сотрудниками павлоградской полиции местных жителей.

Добавьте новости «Новой» в избранное и Яндекс будет показывать их выше остальных

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera