Сюжеты

Последний герой. Из дворян?

Фидель Кастро. Личное дело

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 125 от 2 ноября 2012
ЧитатьЧитать номер
Общество

Александр МеленбергНовая газета

 

Этот текст из архива обозревателя «Новой», историка Александра Меленберга (1959—2010) прежде никогда не публиковался. Это реакция на письмо Фиделя Кастро, в котором тот заявил о своем уходе с высших государственных постов. Тогда же появились «утечки» о скорой смерти дорогого руководителя. Прошло почти пять лет… На прошлой неделе Фидель в очередной раз «умер» и снова «воскрес». 

письмо фиделя кастро. 19 февраля 2008 г

«Я хочу сказать моим дорогим соотечественникам, недавно удостоившим меня огромной чести избрания в члены парламента, что я не стремлюсь занять и не займу должности председателя Госсовета и главнокомандующего Вооруженными силами Кубы… Я не буду выдвигать свою кандидатуру на эти посты и не приму предложение вновь их занять».

(Опубликовано в газете Компартии Кубы «Granma»)

…Такого признания от товарища Кастро уже давно ждали и его поклонники, и его враги. Последний герой холодной войны забрал свой вещмешок со сменной униформой цвета хаки и (виртуально) потопал домой — отвоевался. Знававшие Последнего героя и водившие с ним в начале 60-х годов дружбу люди уверяют, что он не был коммунистом в привычном значении этого термина. «Вот Че Гевара — коммунист и Рауль Кастро — коммунист», — уверял меня один бывалый дядька времен Карибского кризиса — а Фидель нет, он — антиамериканист».

Из конкистадоров?

Фидель Кастро родился 13 августа 1926 года в семье владельца крупной сахарной плантации. Как и подобает представителю золотой молодежи, закончил юридический факультет Гаванского университета (1950), позднее в нем же получил степень доктора права. И занялся частной адвокатской практикой в Гаване.

Сам он не приходил в политику — политика пришла к 26-летнему высокооплачиваемому, преуспевающему, популярному среди истцов и ответчиков адвокату. В 1952 году в ходе государственного переворота к власти на Кубе пришел генерал Батиста. Возмущенный попранием законов юрист Кастро подал иск в кубинский верховный суд о незаконном захвате власти. Причем, у него были довольно веские аргументы, ибо этот самый Батиста за 19 лет перед тем, еще будучи сержантом, организовывал похожий переворот. Однако суд на Кубе оказался басманным… виноват, оговорился — конечно же, батистовым. Иск был не принят к рассмотрению. После чего Фидель, заявив, что правосудия на Кубе больше нет, подался в революционеры.

Революционером он был весьма решительным, судя по вехам его пути: неудачный штурм казарм Монкада 26 июля 1953 года, задумывавшийся как начало восстания; динамичный лозунг «Patriaomuerte!» («Родина или  смерть!»); два года в тюрьме на острове Пинос; яхта «Гранма», на которой в 1956-м революционеры высадились на побережье Кубы; бой на Плайя-Хирон в 1961-м против высадившихся на остров кубинских контрреволюционеров-эмигрантов; Международная Ленинская премия "За укрепление мира между народами"(1961); звание Героя Советского Союза (1963), повторный орден Ленина (1972).

Фидель начал вооруженную борьбу против режима Батисты меньше всего помышляя о званиях и орденах далекой северной страны. Скорее пытался вернуть статус-кво.

Егор Гайдар, который в начале бурных для острова 60-х жил с родителями на Кубе, а в застойное время дружил с Фиделем семьями, приводит следующий мотив антиамериканских (считай, просоветских) действий Кастро: «Фидель происходил из кастильской аристократии. Это круг людей, которые привыкли всю жизнь управлять Кубой. А потом приходят американцы на Кубу, ставят там режим, который им лоялен, и после этого кастильской аристократии оставляют собственность, ей оставляют поместья, но никогда больше ее к власти на Кубе не подпускают. А правят там люди, которые, на взгляд людей таких, как Фидель, являются выскочками.

Кто для Фиделя, отца Фиделя сержант Батиста? Да вообще никто. Карикатура. А кто это сделал? Американцы. И после этого как он относится к американцам?»

Кастилия в испанской истории, что для нас Владимирская Русь. В XV столетии Кастилия и Арагон, объединившись, создали королевство Испанию. Все знаменитые испанские гидальго и конкистадоры — кастильские уроженцы по большей части. Понятно, куда гнет Егор Тимурович — малообразованный мулат Батиста должен остановиться на должности сержанта, а никак не диктатора острова. Ибо на острове свое законодательство.

Правда, сам Фидель, «для печати», о своем рождении говорил так: «Я родился в семье землевладельца. Что это значит? Мой отец был испанским крестьянином из очень бедной семьи. Он приехал на Кубу как испанский эмигрант в начале века и начал работать в очень тяжелых условиях. Будучи предприимчивым человеком, он скоро обратил на себя внимание и занял определенные руководящие должности на стройках, которые велись в начале века. Ему удалось скопить некоторый капиталец, который он вложил в покупку земель. Иными словами, как деловой человек, он добился успеха и превратился в собственника земли... Подобные вещи были не так уж трудны в первые годы республики. Потом он арендовал дополнительные земли. И когда я появился на свет, действительно родился в семье, которую можно назвать землевладельческой. С другой стороны, моя мать была простой бедной крестьянкой. Поэтому в нашей семье не было того, что можно было бы назвать олигархическими традициями. Тем не менее, объективно говоря, наше социальное положение в тот момент было таковым, что мы принадлежали к числу семей с относительно высокими экономическими доходами. Наша семья была владелицей земель и пользовалась всеми преимуществами и, можно сказать, привилегиями, присущими землевладельцам в нашей стране».

В официальной биографии Фиделя значится, что его отец родился в крестьянской семье провинции Галисия. Экономические проблемы там стояли так остро, что в начале ХХ века  половина всех испанцев, уезжавших в Латинскую Америку в поисках лучшей доли были галисийцами.

С другой стороны не имеется никаких оснований не верить Егору Гайдару. Получается как в плохой советской истории – взял кастильский дворянчик, да и скрыл нетитульное для революционера «происхождение».

Федя Костров

Неизгладимое воспоминание из моего советского детства: грубо сколоченный деревянный киоск, а в нем за стеклом отличные кубинские сигары в легких пеналах. По цене менее рубля. Это Фидель Кастро по случаю американского эмбарго расстарался прислать их в наши палестины. Лучшие в мире сигары, однако, особым спросом не пользуются. Из взрослых дядей их в массовом количестве покупали только единицы индивидуумов, которым разрешен был выезд за дальнюю границу соцлагеря. А еще Фидель поставлял нам кубинский ром — в моем детстве в чай его любили добавлять почему-то исключительно женщины. И еще Фидель отгружал нам сахар, крупный и темный.

«Фидель Кастро…» — ромово-сахарным голосом произносили  советские идеологи разных мастей и при этом их рожи расплывались в благостной улыбке. Еще бы, самый верный их союзник…

«Федя Костров» — уверенным и крепким, как сигареты «Партагас», голосом говорили офицеры моей армейской юности. Дескать, с ним мы Америке накостыляем…

Но холодная война пошла другим путем, не тем, что предрекали преподаватели марксизма-ленинизма.

Неоспоримым преимуществом Фиделя Кастро над нашими марксистами являлась присущая ему чертовская интуиция и точный аналитический ум.

В 89-м Советский Союз еще крепко стоял, лишь кое-где осыпалась штукатурка, а Фидель уже чувствовал конец этого проекта.

В праздничный для Кубы День национального восстания, 26 июля 1989 г., традиционно выступая на митинге, Фидель заявил буквально следующее: «Мы должны предупредить империализм, чтобы он не питал особых иллюзий в отношении нашей революции и в отношении того, что наша революция не сможет защищаться, если произойдет разрушение социалистического содружества… Если завтра или однажды нас разбудят новостью о том, что СССР распался... даже в этих условиях Куба и Кубинская революция продолжат борьбу и будут способны защищаться».

В следующие два года, когда процесс крушения СССР принял необратимый характер, харизматик Фидель в этом жизненно-важном для своего острова вопросе выступал законченным флегматиком. За все эти два года он ни разу публично не критиковал «советских товарищей», лихо, во весь опор несущихся в пропасть.

Спокойно, как Теофилло Стивенсон или Феликс Савон (это все именитые кубинские боксеры), принял Фидель удар известных событий конца августа 1991 г. Официальное заявление кубинского правительства, в котором явственно чувствуется слог его главы, было однако сделано 20 августа:

«События, происходящие в Советском Союзе в последние два дня, вызывают у народа и правительства Кубы глубокое беспокойство... С самого начала процесса реформ и перемен в Советском Союзе правительство Кубы... воздерживалось от какого-либо публичного осуждения, которое могло бы содержать в себе вмешательство в его внутренние дела... Неопровержимым доказательством нашего образа действий в течение всего этого периода является тот факт, что на Кубе не было ни одного выступления против какого-либо политического деятеля СССР, независимо от его позиций или партийной принадлежности... Именно поэтому не правительству Кубы судить о событиях, происходящих в настоящий момент в Советском Союзе. В нынешней ситуации единственное, чего мы горячо желаем, это чтобы народы Советского Союза могли мирно преодолеть все трудности и чтобы эта великая страна сохранила свое единство и то влияние, которое она по праву оказывала на международные дела, как необходимый противовес тем, кто желает навязать миру свое абсолютное господство и гегемонизм. Империализм янки, мировой жандарм и кандидат в хозяева мира, не имеет никакого права извлекать выгоду из этой тяжелейшей ситуации. Оставим же советским людям с высоким чувством патриотизма самим, с нужным самообладанием и мудростью преодолеть переживаемый ими глубокий кризис».

Живущий по Хемингуэю

В свое время на Западе широкий резонанс получили слова кубинского писателя-диссидента Карлоса Монтанера: «В глазах кубинцев Кастро - супермен, недаром он получил на острове прозвище «Конь». Но одновременно он и тиран-любовник, вот уже четыре десятилетия обладающий своей страной как женщиной. Фидель приходит в неистовое возбуждение от того, что использует свой народ как самку. Может быть, ни один латиноамериканский диктатор не испытал это чувство так сильно, как кубинский Вождь».

Фидель Кастро и Эрнест Хемингуэй, 1960 год, Куба. Фото: ТАСС

Напишут, еще конечно, диссертации о фрейдистских мотивах в революционном творчестве Фиделя Кастро. А может, тем и был любезен он народу, когда являлся перед ним в стилистике «мачо». Как истинный кастилиец или, пусть, галисиец.

Имеются многократные свидетельства кубинских контрреволюционеров, насчет повторения Фиделем милых привычек Лаврентия Берия. Разъезжал по улицам Гаваны и указывал помощникам на понравившуюся ему девушку. Отказать Фиделю, естественно, никто не смел. Отказать Фиделю все равно, что отказать свободе.

Да и как отказать, если коммунист Кастро в вопросе взаимоотношения полов был либеральнейшим либералом. В отличие от советских ортодоксов после победы революции оставил в пляжно-пальмовом раю статус-кво для секс-туристов – такой статус, что  тайские берега отдыхают.

Американский режиссер Оливер Стоун сказал о Фиделе, мол это «человек, живущий по модели Хемингуэя». В своем хаки он выглядит элегантно, уверенно, романтично. Ему не нужен психиатр.

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera