Комментарии

«А мы что, не народ?»

Режиссер Павел Лунгин — о нашумевшем выступлении Константина Райкина

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 123 от 2 ноября 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

83
 

Нет надобности говорить, что я поддерживаю выступление Райкина.

Мы все почувствовали его подлинную боль.

В Древней Японии самурай, чтобы выразить несогласие с действиями правителя, шел к его дворцу и  делал себе сэппуку, публичное ритуальное самоубийство.

В словах Райкина была самоубийственная искренность. Давайте уважать ее.

Для меня главная  миссия художника — чувствовать невысказанную  боль своего народа. Реагировать на зарождающиеся противоречия.

Мы, подобны врачам, которые прививали себе чуму, чтобы вылечить болезнь

Можно обвинить этих врачей в отсутствии патриотизма или неверии в министерство здравоохранения. Но отнять у  художника эту способность чувствовать боль, значит, кастрировать его, сделать его жизнь бессмысленной.

Ни один из моих фильмов не был цензурирован.

У нас сейчас прямой цензуры нет. В наше время Николай Первый стихи Пушкина не читает и лично не вымарывает.

Но получилось так, что цензура осуществляется снизу «инициативными группами»  и малообразованных людей. Цензура как бы делегирована им.

Они теперь решают , нужен ли нам Вагнер, они ломают скульптуры, они обливают зеленкой детей, приехавших на исторический  конкурс. Они стали «гласом народа»

Полиция бездействует, а власть не дает оценки погромщикам. А мы что, не народ?  

Я боюсь, если бы мой «Остров» вышел сейчас, нашлось бы множество обиженных блюстителей и яростных ревнителей: герой не так молится, стоит спиной к церкви. Он не стандартный, не правильный. Фильм бы не вышел, разве это было бы лучше? Тем более «Царь», который говорит – о ужас! - о том, как Иван Грозный погубил Святого Митрополита Филиппа. Громить проще, чем открыть «Житие Святых» и прочитать обличительную речь Филиппа в Успенском Соборе, которой он призывает одуматься  Царя, «обагренного кровию невинных». Мы все такие разные. Райкин, Табаков, Звягинцев, я. Мы констатируем:   что-то тревожное и неправильное происходит в нашем обществе. Художник чувствует себя в опасности.

Сам процесс творчества становится подозрительным.

Прислушайтесь к нашим словам.

Павел Лунгин

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera