Комментарии

Рубль должен устоять

В этом году сезонного обвала российской валюты, скорее всего, не будет

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 136 от 5 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Арнольд Хачатуровкорреспондент

2

В декабре на курс рубля влияет ряд сезонных параметров, частично нейтрализующих друг друга: повышенный спрос на валюту со стороны населения в связи с новогодними туристическими поездками, увеличение закупок российских нефтепродуктов внешнеторговыми партнерами в условиях холодной погоды, пик бюджетных трат и налоговых поступлений, а также график платежей российских компаний по внешнему долгу. Самый значительный фактор — последний; в декабре 2014 года отечественные компании выплатили за рубеж около $32 млрд, что оказало сильное давление на рубль. Пик по долговым платежам был пройден в ноябре 2015 года, говорит доцент РАНХиГС Сергей Хестанов, и сегодня таких проблем не ожидается.

«С начала 2000-х российские компании предпочитали занимать на Западе и по истечении срока просто пролонгировать кредиты, — рассказывает экономист. — Драматичность ситуации двухлетней давности была связана с санкциями, которые резко обрезали эту возможность, — никто не закладывал в бизнес-план необходимость срочного погашения». Сегодня этот фактор постепенно ослабевает: график выплат компании определяют заранее, а валюта для этих целей уже куплена. Общая сумма выплат должна составить $13 млрд, значительная часть из которых будет пролонгирована.

Другой важный внутренний фактор — проведение сделки по приватизации 19,5% акций «Роснефти», считает аналитик Металлинвестбанка Сергей Романчук. Согласно директиве правительства, деньги от сделки должны поступить в бюджет не позднее 15 декабря. За отсутствием внешних инвесторов наиболее вероятной остается операция «бай-бэк» — выкуп «Роснефтью» пакета собственных акций, для которого компании понадобится около 700 млрд рублей, возможно, заемных. В 2014 году рекордный выпуск госкомпанией долговых облигаций ($11 млрд) стал одним из триггеров обвала рубля.

«Сегодня возможен схожий масштаб заимствований, но принципиальное отличие в том, что тогда «Роснефти» нужно было погашать валютный долг на большую сумму, а сейчас это рублевые платежи в бюджет», — говорит Романчук. Даже если сделка состоится, она не должна сильно повлиять на динамику курса. Кроме того, ЦБ, вероятно, примет определенные страховочные меры, учитывая крайне негативный опыт двухлетней давности.

На этом основные внутренние факторы, влияние которых сильно ограничено, заканчиваются. Один из первоочередных внешних рисков заключается в динамике ставки ФРС США: на заседании регулятора 14 декабря с большой вероятностью будет объявлено о ее повышении, что станет сигналом о готовности американских властей и дальше нормализировать монетарную политику. Рост доходности долларовых активов, как правило, ведет к выходу инвесторов из развивающихся стран и ослаблению их национальных валют.

Рынок уже учел такое развитие событий, но американская политика все равно будет играть важную роль в колебаниях рубля, считает Сергей Романчук: «Политика будущего президента США не выглядит прозрачной — неизвестно, насколько его слова будут связаны с его действиями. При этом она оказывает влияние на глобальный рынок и вместе с тем на Россию, которая по-прежнему остается открытой экономикой».

За последние два года рубль не перестал быть ярко выраженной сырьевой валютой — наибольшее влияние на курс по-прежнему оказывает расклад на рынке углеводородов. «Рубль стал чуть менее чувствительным к цене нефти на краткосрочном периоде, но она все равно остается решающим фактором», — говорит Романчук. В этой связи самым ожидаемым событием был саммит ОПЕК в Вене, прошедший 30 ноября.

Странам — экспортерам нефти удалось договориться о сокращении добычи на 1,2 млн баррелей в сутки (до 32,5 млн баррелей). На фоне позитивных новостей стоимость Brent увеличилась почти на 10%, превысив отметку в $52 за баррель. Курс доллара за торговый день практически не изменился, составив около 65 рублей. Мировые рынки отреагировали на итоги встречи с некоторым разочарованием: в возможность ОПЕК манипулировать рынком углеводородов уже никто не верит.

«Я более чем уверен, что достичь работоспособного соглашения не удастся — этого не удалось сделать даже в 1985 году, когда никаких сланцевых производителей на рынке еще не было, — говорит Сергей Хестанов. — Даже если о введении квот все-таки объявят, страны сами же будут их нарушать, как это и было раньше». Тем не менее сама риторика и ажиотаж вокруг таких встреч создают благоприятный психологический фон, который поддерживает цену нефти и курс рубля. Впрочем, это краткосрочный фактор, действие которого может продолжаться лишь на протяжении нескольких дней.

В конце ноября агентство Bloomberg оценило стоимость нефти, при которой российский бюджет становится бездефицитным, в $69 за баррель. Аналитики считают, что для такого роста совершенно нет условий: сланцевые производители могут оперативно нарастить добычу на 1–2 млн баррелей в сутки, что моментально толкнет цену обратно. «Когда три месяца назад цена впервые превысила $45 за баррель, число работающих буровых установок в США тут же начало расти. Это говорит о том, что эта планка установлена довольно надежно и будет ограничивать долгосрочный рост нефти», — полагает Сергей Хестанов.

Это наблюдение заставляет усомниться в словах вице-премьера Игоря Шувалова о том, что Россия близка к «практически идеальной макроэкономической ситуации» — в долгосрочной перспективе на рубль больше всего будут влиять трудности с наполнением бюджета. «Это действительно неурегулированная проблема, и непонятно, как она будет решаться, — говорит заместитель директора института «Центр развития» ВШЭ Валерий Миронов. — Всевозможные благоприятные факторы вроде соглашения ОПЕК кажутся несущественными, когда на рубль давит проблема тающих резервов и дефицита бюджета».

Существует потенциал небольшого искусственного ослабления рубля для того, чтобы сбалансировать бюджет, считает Хестанов: «Чтобы закрыть вопрос с дефицитом, достаточно на 5–7% ослабить среднегодовые значения рубля». Замедление инфляции развязывает властям руки, но, с другой стороны, 23 млн россиян находятся за чертой бедности, так что девальвацию будут использовать достаточно аккуратно, полагает эксперт.

Вероятность повторения черного вторника (16 декабря 2014 года курс доллара поднимался до 80,1 рубля) или других «больших девальваций» аналитики оценивают невысоко. Некоторые шоки, связанные, например, с действиями американского президента, по-прежнему возможны, но колебания вряд ли превысят 1–3 рубля. Сергей Романчук прогнозирует, что доллар закончит год в диапазоне 63–68 рублей и останется в коридоре 58–75 рублей в 2017 году. Конечно, остается вероятность форс-мажорных событий, которые могут произойти как на внешних рынках, так и на внутренних, — одним из них является резкое изменение денежно-кредитной политики и включение в России печатного станка.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera