Сюжеты

Не достучаться до Кадырова

После «сделки» с руководством Чечни житель села Кенхи обратился к Бастрыкину

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 139 от 12 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

4

Житель Чеченской республики Рамазан Джалалдинов, ставший известным после своего апрельского видеообращения, в котором рассказал о бедственном положении своего села Кенхи и фактах коррупции при распределении компенсаций в Чечне, выступил сегодня на пресс-конференции в Москве. 

Пресс-конференция была организована совместно «Новой газетой» и известными правозащитниками — Светланой Ганнушкиной (руководитель Комитета «Гражданское содействие»)  и Татьяной Локшиной (программный директор по России Human Rights Watch). В целях  соблюдения мер безопасности Рамазана Джалалдинова, вынужденного в результате угроз бежать из Чечни в начале ноября, мероприятие было закрытым. На него были приглашены иностранные и российские журналисты, которых попросили не раскрывать ни место, ни время пресс-конференции.

Такие меры предосторожности напрямую связаны с ситуацией, в которой Рамазан Джалалдинов и члены его семьи оказались по вине высокопоставленного федерального чиновника — первого заместителя министра МВД по Чечне Апти Алаудинова.

После скандального видеообращения Рамазана Джалалдинова и визита главы Чечни Рамзана Кадырова в Кенхи, в Чечне был объявлен «год восстановления Шаройского района». На восстановление сел района, в том числе села Кенхи, из фонда им. Ахмата-Хаджи Кадырова было выделено до 600 миллионов рублей. Апти Алаудинов был назначен куратором восстановления. Также он отвечал за выполнение условий сделки, заключенной властями Чечни с Рамазаном Джалалдиновым под гарантии известного религиозного деятеля Дагестана Хас-Магомеда Абубакарова.

Условия сделки были следующими: чеченские власти прекращают преследование (в том числе уголовное) жителей села Кенхи, открыто поддержавших своего односельчанина Джалалдинова и подтвердивших факты коррупции, власти Чечни восстанавливают село Кенхи (в том числе сожженный дом, в котором проживала семья Джалалдинова, дом был сожжен в отместку после апрельского видеообращения), жителям села выплачиваются положенные компенсации (только по одной федеральной программе переселения из опасных оползневых зон жителям Кенхов положены многомиллионные компенсации).

В свою очередь, Рамазан Джалалдинов принес извинения лично Рамзану Кадырову, после чего ему и его семье позволили вернуться домой.

Как рассказал на пресс-конференции Рамазан Джалалдинов, ни одно своих обещаний чеченские власти не сдержали. Уголовное преследование и запугивание кенхинцев продолжилось, сам Джалалдинов был осужден за свое апрельское видеообращение по статье «Клевета» и приговорен к 160 часам общественных работ. Что касается компенсаций, то, по словам Джалалдинова, никто из жителей села так ничего и не получил, включая те двадцать семей, которые были в мае внесены в списки на получение компенсаций по федеральной программе переселения из опасных оползневых зон. Рамазан Джалалдинов  также рассказал, что в качестве компенсации морального вреда за сожженное имущество первый заместитель министра МВД по ЧР Алаудинов принес ему в пакете 1 миллион рублей наличных.

Этих денег с трудом хватило, чтобы отстроить сожженный дом, который семья Джалалдинова снимала у своего односельчанина, и подвести его под крышу. Денег на восстановление своего собственного дома у Джалалдинова не осталось.

Он до последнего надеялся, что его дом восстановят, как и обещал Рамзан Кадыров, вместе с другими домами односельчан. Однако  восстановление села, по свидетельству Джалалдинова, оказалось профанацией. В массовом порядке были перекрыты крыши домов новой металлочерепицей, отремонтированы только социальные объекты, открыт новый Культурный аварский центр. Однако большая часть домов жителей села по-прежнему находится в аварийном состоянии. Сожженный дом, который Джалалдинов снимал у своего односельчанина, он восстанавливал сам, без всякой помощи со стороны оперативного штаба по реконструкции района, который по приказу Рамзана Кадырва возглавил министр сельского хозяйства Чечни Муса Дадаев. Сам Дадаев, по словам Джалалдинова, приезжал в район крайне редко.

Пресс-концеренция Рамазана Джалалдинова

На пресс-конференции Джалалдинов  показал фотографии так называемого «водопровода», проведенного в селе Кенхи (обычные садовые полипропиленовые шланги, которые присоединили к колодцам и протянули прямо по земле к домам, зимой они скорее всего банально перемерзнут). Рассказал Джалалдинов и о том, как он безуспешно пытался пробиться на встречу к Рамзану Кадырову. Джалалдинов хотел донести до руководства республики, как бездарно тратятся деньги, выделенные на строительство,  и попросить у Кадырова «бульдозер и экскаватор, чтобы жители села сами сделали дорогу, потому что ту  дорогу, которую нам построили, смоет весной, так как ее никак не укрепили».

3 октября в селе Химой прошла торжественная церемония открытия Шаройского муниципального района «после масштабных строительно-восстановительных работ». На церемонии присутствовал Рамзан Кадыров. Жителей села Кенхи  на праздник не пригласили. Они напрасно ждали главу Чечни в своем селе. 

В начале ноября Рамазан Джалалдинов отработал 160 часов общественных работ и собрался вместе с сыном вылететь в Москву. Однако за два дня до вылета Джалалдинова вместе с женой, по сути, незаконно задержали и доставили в Грозный в больницу, в которой проходил лечение первый заместитель министра МВД по ЧР Апти Алаудинов.

Алаудинов знал о билетах в Москву и пригрозил Джалалдинову убийством или уголовным преследованием, если кенхинец не прекратит свои попытки добиться справедливости. Алаудинов требовал от Джалалдинова прекратить общаться с журналистами (в частности, с журналистами «Новой газеты») и правозащитниками. На обратном пути, сотрудники ОМВД Шаройского района выбросили в пропасть телефон Джалалдинова и пообещали, что вслед за телефоном может отправиться и он сам. Сотрудники полиции отобрали у Джалалдинова и его сына паспорт, а также потребовали, что он отдал все видео, фото и аудио записи — свидетельства коррупции, которые Джалалдинов пытался фиксировать.

В ночь со 2 на 3 ноября Джалалдинов бежал из своего дома, вокруг которого были выставлены посты полицейских. Он перешел горный перевал, соединяющий Чечню с Дагестаном, ночевал несколько суток в пещерах, сильно простудился и обморозил ноги.

Больше месяца Джалалдинов прятался в Дагестане. Все это время через посредников, вхожих в окружение главы Чечни, он пытался добиться конструктивной реакции Рамзана Кадырова. Джалалдинов был уверен, что глава Чечни сдержит свое слово и выполнит все,  данные по его гарантии обещания. Однако достучаться до Кадырова не удалось.

В конце концов, Рамазан Джалалдинов обратился за помощью к федеральным правозащитникам и журналистам. В ходе пресс-конференции Джалалдинов подписал заявление на имя председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина с просьбой провести проверку и дать оценку действиям первого заместителя министра МВД по ЧР и сотрудникам ОМВД Шаройского района (интересы Джалалдинова представляет адвокат Петр Заикин). Также правозащитники и журналисты «Новой газеты» намерены обратиться к министру внутренних дел РФ Колокольцеву с просьбой о предоставлении Рамазану Джалалдинову мер государственной защиты.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera