Репортажи

Молчание источников

Репортаж из суда по иску Сечина к РБК, по итогам которого компенсация уменьшилась в 8 тысяч раз

Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 140 от 14 декабря 2016
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Юлия Счастливцеваспециально для «Новой газеты»

1

Арбитражный суд Москвы частично удовлетворил требования Роснефти к РБК, взыскав в пользу нефтяной компании по иску о защите деловой репутации 390 тысяч рублей вместо запрашиваемых 3,179 миллиардов. Такой финал ответчики восприняли как победу.

Напомним, поводом для иска к РБК послужила опубликованная в апреле статья «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP» и подготовленный на ее основе телесюжет. Нефтяная компания заявила, что информация РБК «представляет собой ни на чем не основанные фантазии журналистов или их так называемых источников». В иске «Роснефти» было также указано, что публикация порочит ее деловую репутацию.

Сначала истец хотел только опровержения, потом потребовал взыскать с журналистов ущерб в размере 3,124 млрд. рублей, что оказалось беспрецедентной суммой в такого рода спорах, а позже добавил к сумме иска еще 55 млн. рублей. При этом, согласно заключению Центра профессиональной оценки, реальных потерь от публикации нефтяная компания не понесла, размер иска объясняется лишь потенциальным риском ухудшения отношений с ВР как контрагентом. Юристы РБК назвали иск попыткой взыскать «репутационный вред, которого не было».

Арбитражный суд сделал перерыв в несколько недель, чтобы дать РБК время внимательно прочесть заключение «Роснефти» об оценке репутационного вреда. Но журналисты, как стало понятно 12 декабря, потратили паузу на другое — постарались усилить самое слабое место своей позиции, начав собирать доказательства достоверности опубликованных фактов.

Недостоверными и порочащими нефтяная компания посчитала следующие сведения: «Президент «Роснефти» Игорь Сечин опасается, что BP соберет блокирующий пакет компании в ходе приватизации 19,5% ее акций. Чтобы этого не произошло, он просит правительство ограничить права покупателей приватизируемых акций». Накануне судебного заседания сайт РБК рассказал о безуспешных попытках подтвердить информацию, полученную от «так называемых источников» (журналисты РБК ссылаются на двух федеральных чиновников), официальным путем. «В банке Intesa отказались от комментариев. Так же поступили и в аппарате первого вице-премьера Игоря Шувалова. Кроме того, РБК направил запросы для подтверждения информации, содержавшейся в апрельской статье, премьеру Дмитрию Медведеву, который в начале ноября подписывал распоряжение о продаже акций «Роснефти», и в Минэкономразвития — новому министру Максиму Орешкину, а также директору департамента корпоративного развития Оксане Тарасенко, формально готовившим сделку в правительстве. Однако ответов на эти запросы пока не поступило», — объяснял РБК. Ответить на запрос журналистов отказался и лондонский офис ВР — вопрос был о том, повлияла ли статья на взаимоотношения компании с «Роснефтью». Но в ответ на запрос газеты The Moscow Times заместитель руководителя пресс-службы компании Скотт Дин все-таки ответил, что ВР «по-прежнему заинтересована развивать сотрудничество с «Роснефтью» как акционер и через совместные предприятия».

В понедельник, 12 декабря, представители РБК заявили в суде ходатайство об отложении заседания, все еще надеясь дождаться реакции официальных источников. Запросы в правительство и минэкономразвития РБК направил только 8 декабря, когда стало известно, что сделка по выкупу доли «Роснефти» совершена — и, значит, информация перестала быть непубличной. Представители нефтяной компании в суде возражали: журналисты должны были располагать сведениями в момент подготовки публикации, а не собирать их задним числом.

— Мы и в момент публикации знали, что информация достоверна. Но по закону о СМИ не можем разглашать имена источников без их согласия, — пояснил представляющий РБК адвокат Евгений Резник.

Суд отказался переносить заседание, и стороны приступили к представлению доказательств.

Как и неизвестные источники РБК, представители «Роснефти» предпочли не называть своих имен в суде — и упорно молчали на попытки журналистов в перерыве выяснить, под каким именем цитировать их выступления в суде. «Но почему? Вы стесняетесь представлять «Роснефть»?» — спрашивали журналисты юридическую команду «Роснефти» в составе четырех человек. Все юристы так и остались для СМИ безымянными «представителями нефтяной компании».

Первый представитель больше не ссылался на заключение Центра профессиональной оценки, а объяснял суду, что высокая стоимость репутации «Роснефти» «обусловлена масштабами компании».

Ну, а сумма исковых требований в размере 3,179 млрд. составляет лишь 0,49% от общей стоимости деловой репутации нефтяной компании.

В конце выступления юрист «Роснефти» заявил, что доказывать причиненный вред компании вовсе и не обязательно. «Размер компенсации должен быть большим, чтобы исключить дальнейшие нарушения, иначе даже после проигрыша РБК продолжит вредить репутации истца», — добавил юрист «Роснефти». Представляющий журналистов РБК адвокат Денис Товкайло возразил: «Предлагается по надуманному предлогу уничтожить большое СМИ и разорить журналистов. Очевидно, что цель иска — сделать так, чтобы журналисты больше никогда не писали ни о Сечине, ни о «Роснефти»».

Адвокат Резник в свою очередь заметил, что сделка по приватизации доли «Роснефти» прошла по одному из описанных РБК сценариев, что косвенно подтверждает достоверность сведений.

— Статья не может намекать на нарушения российского законодательства, ведь сделка по факту заключена на тех условиях, о которых мы писали, и заключена строго в рамках закона. В чем ее порочность? — спорил Резник юристов «Роснефти». — Истец, кстати, этого сам не понимает. Иначе бы он не обращался к лингвистам с просьбой найти в статье порочащие факты.

В поддержку своей позиции РБК предоставил суду типовые тексты договоров с членами и председателем совета директоров «Роснефти», в которых говорится об обязанности органов управления нефтяной компании информировать работодателя о рисках. Сюда же ответчики вложили и директиву Игоря Шувалова об ограничении полномочий фактических приобретателей акций «Роснефти».

Сумму исковых требований представители РБК назвали неразумной и несправедливой. Юрист Денис Товкайло подсчитал, что

авторам статьи для выплаты «Роснефти» компенсации потребуется 2,5 тысячи лет. «Очевидно, такое решение суда будет не просто неисполнимым, оно будет абсурдным»

, — подчеркнул Товкайло.

Представляющий журналистов Дзядко и Подобедову адвокат Алексей Мельников поддержал коллег в оценке суммы ущерба.

— Существуют общие представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Требование об ущербе в три миллиарда — это плохо, абсолютно плохо, и чтобы это понять, никаких заключений не нужно. Потому что такое требование противоречит самой конструкции права.

Представители РБК настаивали, что существует цивилизованная форма реагирования на диффамацию в СМИ — прежде всего, опровержение. Сайт РБК опубликовал опровержение «Роснефти» на спорную публикацию через несколько часов после ее появления.

— Само требование о взыскании такой суммы несет для репутации истца большую угрозу, чем наша статья, — заметил адвокат Мельников.

Представители «Роснефти» обратил внимание на то, что, будучи профессионалами, журналисты все-таки не представили ни одного доказательства достоверности изложенных фактов. В ответ сторона РБК заявила ходатайство о вызове в качестве свидетеля пресс-секретаря «Роснефти» Михаила Леонтьева. По словам адвоката Резника, готовившая публикацию Людмила Подобедова звонила Леонтьеву с просьбой подтвердить или опровергнуть спорные сведения, но тот от комментариев отказался.

— Я обратилась к Леонтьеву как официальному лицу, поскольку в беседе со мной он информацию не опроверг, у меня не было оснований сомневаться в достоверности фактов. У нас есть лишь те инструменты, которые у нас есть. Свою работу я выполнила, — заявила Подобедова.

— Может, вы сможете подтвердить, что Подобедова звонила в «Роснефть»? — спросили юристы РБК у коллег.

Но представители нефтяной компании не смогли ни подтвердить, ни опровергнуть.

В итоге суд отклонил ходатайство о вызове Леонтьева, как и ходатайства обеих сторон об опросе специалистов в области экономики для оценки размера репутационного ущерба. И истец, и ответчики с этой целью доставили в суд своих специалистов. Судья, видимо, посчитал, что суть спора все-таки не совсем экономическая.

В прениях представители «Роснефти» резюмировали, что «за слова надо отвечать». А юристы РБК для сравнения напомнили, что в России средний размер компенсации за жизнь человека составляет 100 тысяч рублей. Кроме того, представители медиахолдинга поведали суду о правовой позиции ЕСПЧ по делам о защите права на свободу выражения — в частности, недопустимости больших сумм взысканий со СМИ, фактически ведущих к их уничтожению.

В итоге Арбитражный суд Москвы частично удовлетворил иск «Роснефти» к РБК. По решению суда ООО «БизнесПресс» (учредитель РБК), а также авторы статьи Тимофей Дзядко, Максим Товкайло, Людмила Подобедова и ведущий телеканала Константин Бочкарев должны выплатить в пользу нефтяной компании «Роснефть» 390 тыс. рублей — в 8 тысяч раз меньше требований «Роснефти», посчитали в РБК. Суд также постановил удалить текст статьи с сайта РБК и дать опровержение. Глава юридической службы РБК заявил, что медиахолдинг будет обжаловать решение в порядке апелляции.

— Суд вынес решение в рамках правового поля, это уже большая победа. У нас есть возражения относительно обоснованности решения, поскольку недостоверность информации не доказана, как и ее порочащий характер, поэтому ни о какой компенсации речи быть не должно, даже небольшой. А по-человечески, конечно, приятно, что это решение не будет очередной репрессивной мерой, — прокомментировал позицию суда адвокат Алексей Мельников.

 Представители «Роснефти» покинули зал суда группой, молча, от комментариев отказались.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera