История

Закон-мышеловка

Возделывание низконаркотических сортов мака и конопли будет узаконено, но людей сажать не перестанут

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 2 от 13 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

7

Правительство готовится узаконить возделывание в России низконаркотических сортов мака и конопли, крайне необходимых российской промышленности. Но даже после принятия соответствующего решения людей за эту работу будут сажать.

Вероятно, уже в начале следующего года правительство примет постановление, разрешающее культивирование на территории Российской Федерации низконаркотических сортов мака и конопли. Сейчас возделывание этих растений фактически запрещено, и, например, кондитерский мак мы импортируем из Чехии и Испании. А конопляную целлюлозу (идёт на промышленные канаты) — из скандинавских стран. То есть проблема назрела.

Информация о правительственном постановлении уже пару месяцев циркулирует среди специалистов, однако проекта документа так до сих пор никто и не видел. Тут, в общем, ничего удивительного: все, что касается антинаркотического законодательства, у нас в стране как правило, утверждается без обсуждения с профильными экспертами. И уж тем более, общественность никто никогда не ставит в известность о том, что грядут какие-то правоприменительные новации.

Между тем, общественности эти новации касаются в самую первую очередь. Не будем забывать: «наркотические статьи» УК РФ — одни из самых применимых в России, ежегодно именно они обеспечивают сотни тысяч новых обвинительных приговоров.

Затея с легализацией отдельных сортов мака и конопли — в принципе не новая, в России есть даже целый институт, который занимается выведением таких растений. На тему возделывания «низконаркотических» сортов еще в бытность главой ФСКН (расформированной ныне), любил фантазировать Виктор Иванов.

Однако эта инициатива при существующем ныне законодательстве — мышеловка. И я расскажу, почему.

Растения рода мак относятся к опийным. Такова их природная суть. Даже искусственно выведенные «безнаркотические» сорта — все равно содержат в ничтожно-микроскопической концентрации опиаты. Выделить их невозможно, но они есть, и анализ экстракта этих растений методом хроматомасс-спектрометрии неизменно покажет присутствие веществ опийной группы.

То же самое касается и конопли. Есть специально выведенные сорта, которые содержат стократно меньшее количество тетрагидроканабинола в соцветиях и листьях по сравнению с другими. И для любителей острых ощущений эти сорта бесполезны, однако при исследовании они все равно обнаруживают присутствие ТГК. От этого никуда не деться, так их устроила природа.

Все вещества опийной группы, как и тетрагидроканабинол, российским законодательством отнесены к особо контролируемым наркотическим средствам. При этом Федеральный закон «О наркотических средствах и психотропных веществах» предусматривает для смесей, содержащих наркотические средства, аналогичные меры контроля, что и для наркотиков, в них содержащихся. Особо важно то, что контроль осуществляется независимо от процента их содержания в смеси.

Что это означает на практике? Это означает, например, что 0,01 грамма героина, всыпанного в килограмм муки, с точки зрения российского закона — это килограмм героина. Роль этой гуттаперчивой нормы в формировании черного рынка вещдоков — это предмет отдельного исследования. Но сейчас для нас важно другое: существующее российское законодательство невосприимчиво к разнице между наркотическими и безнаркотическими сортами растений. Поскольку в основу применения карательной нормы положено не предполагаемое пагубное воздействие веществ, содержащихся в растении — а сам по себе факт их присутствия в нем. А это присутствие, повторюсь, неизбежно.

Что можно было бы сделать, чтобы этот казус устранить?

«Необходимо утверждение на законодательном уровне предельно допустимого уровня наркотически активных веществ в пробах растения мака и конопли, — говорит Дмитрий Гладышев кандидат химических наук, руководитель «Бюро независимой экспертизы «Версия». — Кроме того, для целей наркотических статей необходимо разграничить понятия «смесь» и «препарат».

Смысл последнего предложения поясню на конкретном примере.
Как известно, ФСКН за время своего существования наколотила немалую статистику на кондитерском маке. По факту оборота кондитерского мака по всей стране были возбуждены тысячи дел. ФСКН уж нет, а какие-то дела длятся в судах; а кто-то сидит свои 10-12-15 лет.

Как получались эти дела? Дело в том, что на семенах кондитерского мака (которые сами по себе опиатов не содержат) в результате процесса их извлечения из коробочек неизменно оседает следовое количество алкалоидов опия. И если исследовать эти семена в лаборатории — эти алкалоиды неизменно обнаружатся. Кроме того, в кондитерском маке, бывает, обнаруживаются и сорные примеси — кусочки коробочки или стебельков, которые эксперты относят к маковой соломе.

И вот наркоборцы покупают в магазине мак. Обнаруживают в нем сор. Или, если не обнаруживают — проверяют семена мака в лаборатории. И выносят вердикт. Допустим: в партии содержатся о 0,00069% морфина и 0,00049% кодеина. (Это я вам цифры из реального уголовного дела привожу). Далее они перемножают эти доли процента на общий вес партии (40, к примеру, тонн) — и получают, скажем, около полукилограмма наркотиков.

Строго в соответствии с российским законодательством следователь признает все 40 тонн мака наркотиком, поскольку с его точки зрения данный мак представляет собой смесь семян и веществ опийной группы. А за наркотические смеси, как мы помним у нас наказывают также, как если бы это был чистый наркотик.

И ни следователей, ни прокуроров, ни судей не волнует то обстоятельство, что выделить и использовать эти вещества из партии кондитерского мака невозможно. Судьи по сложившейся традиции не будут подвергать сомнению работу правоохранительного блока. Прокуроры покрывают работу следователей. Ну а у следователей может быть целый спектр мотивов, как правило, небескорыстных.

Если бы закон оперировал понятием  «препарат», который априорно предполагает некие намеренные манипуляции с наркотиком, то следователям было бы труднее изобретать такие дурацкие дела. Ну сложно, согласитесь, доказать, что кондитерский мак — это препарат. А то, что это  «смесь», в судах прокатывает.

О том, что в нашем антинаркотическом законодательстве существует такая любопытная коллизия, и судьям, и прокурорам, и следователям давно известно. В приватных разговорах все признают, что с этим что-то надо делать. Однако годы идут, людей сажают — и никто не торопится что-то в этой ситуации менять. Мое мнение: она всем удобна. Кого не надо — не посадят. А кого посадили — значит, было за что.

Бьюсь об заклад, новое постановление правительства тоже никак не затронет существующий порядок вещей. (Ну а иначе это будет просто переворот во всей нашей антинаркотической политике). И предприниматели, решившиеся возделывать мак и коноплю, с самого начала должны быть готовы к тому, что вокруг их полей будут нагуливать аппетит люди в погонах разных ведомств.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera