Колумнисты

Правозащитное сообщество — а что это за структура такая?

Почему Общественная палата должна отойти в сторону от процесса формирования ОНК

Этот материал вышел в № 2 от 13 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Елена Масюкобозреватель

11

Сразу же по окончании процедуры назначения членов ОНК в 42 субъектах РФ в октябре прошлого года, секретарь и члены Общественной палаты РФ уверяли не прошедших в ОНК правозащитников, что в первые же рабочие дни после Нового года будет непременно объявлен донабор. Советовали вновь собирать документы, запрашивать справки об отсутствии судимости и сидеть ровно на стульчиках в ожидании объявления Общественной палатой процедуры довыборов. О донаборе говорил и председатель СПЧ Михаил Федотов. Правда, называл он этот процесс «доголосованием».

И вот накануне Нового года секретарь Общественной палаты Александр Бречалов, председатель СПЧ Михаил Федотов и уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, выполняя поручение первого заместителя главы администрации президента Сергея Кириенко, собрались для решения вопроса по довыборам в 42 регионах России. На этой встрече присутствовал по приглашению Михаила Федотова и член СПЧ, адвокат Игорь Пастухов, который убедил участников совещания, что донабор в нынешних условиях нелегитимен и что единственный возможный способ провести процедуру доназначения — это внести изменения в 76-й федеральный закон об общественном контроле. Как ни странно, но все участники заседания согласились с Пастуховым. То есть вначале поправку внесут на рассмотрение в Госдуму, в случае положительного решения — дальше она пойдет на утверждение в Совет Федерации, а потом — президенту. Короче, процесс доформирования ОНК теперь растянется на долгие месяцы.

Ну а как же раньше Общественная палата неоднократно проводила такие донаборы? Например, в октябре 2015 года все тот же секретарь Общественной палаты Бречалов объявил о «процедуре дополнительного выдвижения кандидатур в состав общественных наблюдательных комиссий (в связи с изменением численности общественных наблюдательных комиссий) Республики Бурятия, Красноярского и Хабаровского краев, Курской, Псковской, Самарской и Ярославской областей». Вся эта процедура происходила на основе того же 76-го ФЗ. И тогда Общественной палате не понадобилось для корректировки численности ОНК вносить изменения в закон, а сейчас без поправок донабор, по мысли руководителя ОП, неправомочен.

диалог

Александр Бречалов, Секретарь Общественной палаты РФ: Совет Общественной палаты принял решение, значит, этой конструкцией мы ставим под сомнение это решение, либо нужен перечень обоснований, почему происходит доголосование. Совет Общественной палаты провел все процедуры в соответствии с законом и в соответствии с регламентом. Если есть какие-то обоснованные, на ваш взгляд, претензии и т.д., вы можете обратиться и любыми другими законными способами доказывать иное.

Андрей Бабушкин, член СПЧ, правозащитник: Причина для донабора в ОНК есть, она очень простая. Она заключается в том, что наиболее опытные, наиболее эффективные, наиболее признанные правозащитным сообществом…

Бречалов: Кем признаны?

Бабушкин: Правозащитным сообществом.

Бречалов: А что это за структура такая?

Бабушкин: Ну, что такое правозащитное сообщество? Что такое научное сообщество? Медицинское сообщество? Что такое юридическое сообщество? Это некое неформальное собрание людей, которые имеют мнение в данной сфере и это мнение разделяется большинством профессионалов. Думаю, мы не будем спорить, что оно существует. Оно может быть формализовано, оно может быть не формализовано. Это другой вопрос. Я понимаю, Александр Владимирович, что, может быть, хочется Общественной палате сказать, что нет никакого правозащитного сообщества, что это какие-то случайные люди, непонятно откуда взявшиеся, но это не так.

(из дискуссии на тему донабора на встрече Общественной палаты, СПЧ и уполномоченного по правам человека в РФ в стенах Общественной палаты 11 января 2017 г.).

Ну не знает господин Бречалов, что такое правозащитное сообщество! И действительно, где эта структура — «правозащитное сообщество» — зарегистрирована? Кто ее куратор? Кем финансируется? Вон сколько вопросов вызывает это «правозащитное сообщество»!

Александр Бречалов. Фото: ТАСС

Но именно Общественная палата, чей секретарь не понимает, что такое правозащитное сообщество, согласно ФЗ-76 «Об общественном контроле…», формирует одно из важнейших правозащитных направлений — Общественные наблюдательные комиссии. После этого признания Бречалова теперь даже отчасти стало понятно, почему в октябре прошлого года при формировании ОНК в 42 регионах России туда практически не попали правозащитники.

Думаю, сейчас это стало понятно и администрации президента, и самому президенту. Ведь не зря же в поручениях главы государства по итогам встречи с СПЧ в декабре прошлого года есть пункт об «анализе эффективности механизма формирования общественных наблюдательных комиссий». И этот анализ в срок до 30 марта 2017 года поручено совместно провести Общественной палате, СПЧ и уполномоченному по правам человека. Собственно, это поручение президента можно расценивать как начало отторжения от Общественной палаты функции по формированию ОНК.

Но пока этого не произошло, ОП со своим представлением о правозащите продолжает формировать ОНК. На этот раз объявлено о начале процедуры выдвижения кандидатов в 13 регионах России. И в этой ситуации совсем не удивительна реакция Бречалова на реплику председателя ОНК Волгоградской области на онлайн-конференции с региональными ОНК: «Учитывая горький опыт ноябрьского формирования ОНК во многих регионах, хотелось бы избежать подобного в Волгоградской области». «Вы о каком горьком опыте говорите? — возмутился секретарь ОП. — Ну можно конкретику? У нас очень, мы любим, знаете, такие пространные разговоры и сотрясать воздух. Значит, не ноябрьские, а был сентябрь, но не в этом дело (на самом деле, скандальное формирование ОНК произошло в октябре. —Е.М.). Значит, формирование прошло, я еще раз повторяю, в жестком соответствии с законом, ко всем рекомендациям мы прислушивались. Я вас очень прошу, когда вы выходите в дискуссию, оперировать фактами. Тем более вы из Волгоградской области, а говорите обо всем опыте набора в других субъектах РФ. Давайте воздерживаться от этих эмоций, их очень было много в последнее время. У нас и пикеты здесь были, мне и в лицо плевали, и пытались ударить, и т.д. Почему? Мы понимаем. Я пытаюсь максимально корректно себя вести и не озвучивать фамилии и т.д., мы выше этого. Мы не раз говорили: Общественные наблюдательные комиссии — важнейший институт, давайте его развивать. Но давайте воздерживаться от вот этих необоснованных заявлений, потом они, к сожалению, остаются в прессе. Смотришь одно из топовых изданий, такое заглавие, знаете, ну понятно, таков закон жанра. Но мы тогда про что? — хочется спросить. Мы про общественный контроль в местах принудительного содержания? Мы про права человека? Или мы за права отдельных личностей?»

А общественный контроль в местах принудительного содержания, господин Бречалов, это в том числе и права личностей: как тех, в чьих интересах осуществляется контроль, так и тех, кто контролирует. Потому что по своему замыслу ОНК не может быть серой массой, это работа индивидуальностей.

«Вот сейчас, после избрания комиссий в 42 субъектах, — говорил Андрей Бабушкин на той же встрече 11 января в ОП по вопросу донабора, — мы видим, что, к сожалению, в половине субъектов комиссии не заработали или заработали чисто формально.

Два примера. В таком сложном регионе, как Мордовия, комиссия уменьшена с 12 человек до 10, и почти за два с половиной месяца члены комиссии осуществили всего три посещения колоний, в общей сложности проведя в этих колониях пять с половиной часов. Ни одного отдела полиции, ни одного ИВС, ни одного спецприемника, ни одного СИЗО, ни другие 14 колоний, что имеются в этом регионе, они пока что не посетили.

В Брянской области комиссия еще меньше. За два месяца (пока нет данных по январю) члены комиссии посетили одну колонию в Брянске. Ни одного другого учреждения, в том числе 4 пункта пропуска через границу, где задерживаются десятки иностранцев, они не посетили».

В очередной раз надеявшиеся на слово Общественной палаты правозащитники оказались обмануты. Мое предложение как члена СПЧ на встрече в ОП состояло в том, чтобы в условиях сложившейся критичной ситуации с формированием ОНК, провести доголосование в 42 субъектах РФ, как ранее предлагал это сделать Михаил Федотов. И параллельно с этим вносить поправку в ФЗ-76. Однако моя инициатива была категорически отвергнута Бречаловым, который продолжал настаивать, что «Совет Общественной палаты уже принял решение». Хотя уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова пыталась найти компромисс и высказывала действительную заинтересованность в скорейшем устранении конфликтной ситуации в связи с формированием ОНК.

Накануне вышеописанной встречи в Общественной палате правозащитники, члены и кандидаты в ОНК опубликовали открытое обращение к секретарю ОП Бречалову, председателю СПЧ Федотову, Уполномоченному по правам человека Москальковой о необходимости проведения донабора в составы комиссий четвертого созыва в январе 2017 года: «Отмечаем, что промедление в данном вопросе способствует нарушениям закона и прав человека в местах принудительного содержания РФ и цена такого промедления — это человеческие судьбы, а иногда даже жизни». Но в Общественной палате обращение правозащитного сообщества так и не услышали… 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera