Сюжеты

Русский как иностранный

Российско-украинский конфликт активно вмешался в решение языковой проблемы

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 8 от 27 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Мусафировасобкор в Киеве

50

Прежде чем отправиться после рождественских каникул на каникулы между сессиями, то есть отдыхать вплоть до 7 февраля, Рада зарегистрировала два «языковых» законопроекта. Документы вывесили на сайте парламента. Граждане, которых интересуют плоды депутатского творчества (в том числе недозрелые, в виде проектов), тут же их прочли. По ходу дела выяснилось: существует и третий законопроект, что появился на свет до Нового года, но в фокус общественного внимания сразу не попал. Начну с наработок, уже вызвавших резонанс.

Законопроект под номером 5669 называется «О функционировании украинского языка как государственного и порядке применения других языков в Украине». Среди авторов — Микола Княжицкий, тележурналист и медиаменеджер (прошел в парламент по спискам партии «Народный фронт»), литератор Мария Матиос из Блока Петра Порошенко, внефракционный Андрей Ильенко, победитель выборов в мажоритарном округе в Киеве, один из лидеров не попавшей в Раду праворадикальной «Свободы», сын ныне покойного культового кинорежиссера Юрия Ильенко. Перечисленные политики относятся к последовательным и бескомпромиссным борцам за украинский язык в Украине, поскольку считают его прежде всего фактором национальной безопасности. На 26-м году государственной независимости это решились произнести вслух.

Законопроект номер 5670 «О государственном языке» написали 33 депутата из демократического лагеря, в том числе — три бывших комбата и одна экс-министр культуры.

Покажите-ка язык!

Реперные точки документов, опирающихся, как указано, на Декларацию о государственном суверенитете и Конституцию Украины, а также на Европейскую хартию региональных или миноритарных языков, Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств, соответствующие выводы Венецианской комиссии, решения Европейского суда по правам человека и рекомендации Верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств, похожи. Считать владение украинским обязанностью каждого гражданина страны. Обеспечить максимум условий для изучения и совершенствования навыков на практике.

Дальше цитирую: «…Любой другой язык, применяемый в Украине, кроме украинского, как языка титульной нации и языков других коренных народов Украины, для целей этого закона является иностранным. Язык национального меньшинства Украины — это иностранный язык, который граждане Украины, которые по своему этническому происхождению не являются украинцами, исторически и на протяжении нескольких поколений использовали в Украине как материнский».

Область применения будущих законов легко описать словом «везде». Исключения предусмотрены для проведения религиозных служб и обрядов, приватного межличностного общения и для реализации языковых прав нацменьшинств — без ущерба для украинского языка, разумеется.

Еще цитата. «Обеспечение стандартов государственного языка осуществляет Национальная комиссия (новый государственный орган со своей печатью, отдельным счетом в казначействе, собственным имуществом и штатом. — О.М.)». Комиссия утверждает правописание, изменения в нем, разрабатывает учебные пособия, определяет требования к уровню владения украинским языком для получения гражданства, методику соответствующих проверок чиновников и прочих должностных лиц, рассматривает претензии по результатам экзаменов и т.п.

Есть в законопроектах и различия. Номер 5670 предлагает дополнительно учредить (кроме Секретариата Национальной комиссии по стандартам государственного языка, Центра украинского языка, который фактически дублирует работу комиссии, а также выдает сертификаты об уровне знаний, Терминологического центра украинского языка, должности уполномоченного — «языкового омбудсмена» с собственным секретариатом) еще и компетентную службу в составе 27 языковых инспекторов. Условия оплаты их труда и социального обеспечения должны быть такими же, как у руководителей департаментов центрального органа исполнительной власти. Этим людям предстоит проводить языковую экспертизу. По команде уполномоченного и по собственной инициативе следить за правильным воплощением закона в жизнь и проверять жалобы — «сигналы» о неправильных поступках и выражениях коллег из местных советов и администраций, судов и прокуратур, субъектов разных форм хозяйствования, воинских частей, ЖЭКов и прочих детских садов…

Я утрирую содержание документов, но совсем чуть-чуть. Они выглядят чертовски привлекательными для коррупционных действий в плоскости, где прежде не было возможности разрушить либо подтолкнуть чужую карьеру. Только митинги с драками возле Рады накануне каждых выборов.

А еще от депутатских инициатив разит «совком». Хотя если министерство культуры Украины пытается воскресить комиссию по защите общественной морали вкупе с экспертным советом, чтобы отличать произведения искусства от порнографии, то почему государственным инспекторам нельзя мотаться по стране с высунутыми языками?

Последний проект, о котором я хотела бы рассказать — номер 5556, — столь же усердно проникает почти во все щели, пардон муа, сферы общества, чтобы отрегулировать их. Но контролировать выполнение закона создатели поручают кабмину наличествующими силами, без образования дополнительных структур, за что сердечное спасибо. Все же экономия средств налогоплательщиков.

Еще идут песочные часы

«Слишком много полицейского государства. Так похоже на Россию», — наверняка скривятся европейские партнеры и будут правы. Поднимет гвалт Оппозиционный блок. Любимая мозоль не просто задета — националисты русский язык в Украине жизни лишают, вытаптывают, загоняют на кухни! Не видать теперь никогда ни Крыма, ни Донбасса! Не берусь прогнозировать, сколько убежденных противников Оппоблока также воспримут законопроекты как личную драму. Все понятно, война, политическая целесообразность, но вражий-то язык не принадлежит РФ, это не газ, а мировое достояние. А литература? И уж точно не окажется недостатка в конспирологах: власти по приказу Порошенко отвлекают народ «боротьбой за мову», чтобы не возмущались ценами на коммуналку и курсом доллара к гривне. Короче, сплошь спекуляции и манипуляции!

С красной строки — о поэтах, писателях и других бойцах культурного фронта, острее прочих реагирующих на запреты. Поскольку я говорю о конкретных талантливых людях, то все они — русскоязычные украинцы, которые не стали «свидетелями Бандеры», но имеют достойную гражданственную позицию. Им предлагают просто понять патриотов. «Чемодан, вокзал…» — не звучит. Правда, если учредитель литературного альманаха намерен параллельно, кроме украинского, использовать «прежний» язык, то тираж на нем, иностранном, согласно законотворцам, не должен превышать 15% от общего тиража. Дешевле закрыть лавочку.

Львиная доля бумажной прессы — по крайней мере, в Киеве — русскоязычна, пользуется спросом. Лидеры рынка — околополитические издания и таблоиды, якобы связанные с отдельными персонажами из окружения Януковича, тоже беглыми, но по-прежнему богатыми и влиятельными дома. А еще несколько лет назад самым крутым считался медиахолдинг, поднявшийся на фундаменте ведущих кремлевских СМИ, точней, их франчайзинговых «дочек». Больше мог бы рассказать прежний владелец холдинга, экс-глава администрации президента Порошенко, ныне секретарь Национального инвестиционного совета и зампред Национального совета реформ Борис Ложкин. Мнение экспертов, подобных Ложкину, ценно. Только люди, умеющие перетекать из большого бизнеса в такую же политику, и наоборот, как песок в песочных часах, способны дать прогноз, «схлопнется» ли печатный «русский мир» в Украине, либо все произойдет согласно Салтыкову-Щедрину, и свирепость законов компенсируется необязательностью их исполнения.

Телерадиопространство, где обязателен перевод на государственный язык даже при звонке зрителя-слушателя в прямой эфир, тоже напряглось. Нервничают книгоиздатели. Вот автор мечтает выпустить сборник стихов, допустим, на польском, за свой счет (пример я почерпнула у Алексея Панича, члена наблюдательного сонета Национальной общественной телерадиокомпании, философа и культуролога). Значит, автору придется раскошелиться и на украинский вариант книги, причем тиражом, превышающим польский…

Мы не миф

…А теперь я собираюсь представить аргументы, почему столь недемократичные законопроекты просто не могли не появиться.

Последняя Всеукраинская перепись прошла в 2001 году. Сроки очередной несколько раз переносили. Поэтому для уточнения числа «титульных» и тех, кто относится к «меньшинствам», приходится использовать устаревшую статистику: другой нет.

37 млн 541,7 тыс. граждан из 48 млн 457 тыс., живущих в стране, определили свою национальную принадлежность как украинцы. Второе место заняли русские: 8 млн 334,1 тыс. человек. Остальные позиции разделили между собой белорусы, молдаване, крымские татары, болгары, поляки, евреи — всего свыше 130 национальностей и народностей.

Украинскую мову назвали родной 67,5% населения, русский язык, соответственно, — 29,6%. Большинство представителей других национальностей сообщили, что верны «материнским» языкам, за исключением поляков, которые стали преимущественно украиноязычными, а также сильно обрусевших белорусов, евреев, греков, грузин, немцев и татар (не путать с крымскими татарами!).

Привожу цифры для того, чтобы иметь право на вывод: в унитарной Украине титульная нация — не миф, она действительно существует. Дерзаю думать, два Майдана, 2004 и 2013 годов, лишь расширили ее определение — от этнического до политического. А в Российской Федерации понятие титульной нации исключено из законодательства вовсе. Именно этот факт в глазах российского государства делает статус «украинских русских», самого крупного, но все равно меньшинства соседней страны, чрезвычайно оскорбительным. Хуже только ассимиляция соотечественников, внешний показатель которой состоит в переходе от языка к мове. И совсем плохо — с точки зрения РФ, конечно, — естественное для украиноцентричных людей стремление не только сохранить, но и умножить свои ряды.

Потому что раньше Россия заканчивалась там, где заканчивался русский язык. А теперь, как известно, границы РФ не заканчиваются нигде. Проверено Крымом и Донбассом.

«КаКа» пока на месте

Пора президентства Виктора Ющенко, период метаний, непоследовательных решений и декларативности. На излете срока появляется Указ «О Концепции государственной языковой политики». Суть Концепции в поднятии престижа, авторитета, гуманитарного и технологического статуса мовы, реализация рассчитана на 15–20 лет. Советники восхищены смелостью «шефа»: он оставил в тексте фразу «Продолжается языково-информационная экспансия иностранных держав» — без уточнения, кого именно имел в виду.

Впрочем, с того времени в русском языке функционируют украинские лексемы «помаранчевый» и «Майдан».

Янукович — антипод Ющенко. В 2004 году тезис о «втором государственном» занимал заметное место в программе кандидата в президенты, уроженца Донбасса. После победы на выборах-2010 Янукович с командой, казалось, забыли о своем намерении. Вспомнили, когда в экономических реформах и социальной сфере власть стала проигрывать все сильнее, к возмущению как русскоговорящей, так и украиномовной аудитории. Весной 2012-го скандальный законопроект «Об основах государственной языковой политики» намеревался представить в Раде один из его авторов, Вадим Колесниченко. Пояснительная записка извещала: в случае принятия документа русский станет региональным языком в 13 из 27 административно-территориальных единиц страны. Крыму планировали даровать в качестве регионального крымскотатарский, Закарпатью — венгерский, Буковине — румынский.

Оппозиционеры заблокировали трибуну. «Этот законопроект раскритиковала Венецианская комиссия! Он ставит под угрозу само существование украинского языка! Мы повторим судьбу Беларуси!» — выкрикивали они. Вместо голосования произошла жесткая драка. Противостояние продолжилось на улицах, примыкающих в Раде. Так называемый «мовный Майдан» против земляков президента. Сейчас это можно назвать репетицией драматических событий, изменивших новейшую историю не только Украины…

Кремль не давал Януковичу дешевого газа без гарантий вступления в Евразийский союз. Запад отказывал в кредитах из-за политического подтекста «дела Тимошенко». Страну стихийно распирало изнутри. К осени, к парламентским выборам, рванет, если не переключить внимание электората, чтобы пар ушел в свисток… Необходимые голоса «регионалам» досыпали коммунисты и внефракционные. Закон Колесниченко–Кивалова, чаще именуемый «КаКа», был принят. Отдельные эксперты считают, что особых проблем в языковую политику Украины он не добавил. Спорить трудно. Евромайдан и Небесная Сотня. Аннексия Крыма, начало военных действий на востоке. Термин «двухсотый» в будничной речи, дети-переселенцы из «серой зоны», которые падают от звука хлопушки с конфетти. Масштабы несопоставимы.

После бегства Януковича Вадим Колесниченко сдал депутатский мандат, уехал в Севастополь, на малую родину, вступил в российскую партию «Родина». Курирует спортивные проекты при губернаторе, повестки на допросы от СБУ игнорирует. Его соавтор, доктор юриспруденции Сергей Кивалов, глава Центризбиркома во время президентской кампании 2004 года, что завершилась Майданом, больше известный неблагозвучным, Майданом придуманным прозвищем Підрахуй, что по-русски значит «Подсчитай» — может, и закон сочинял по Фрейду, от обиды? — никуда из Киева не скрывался. Снова стал депутатом Рады, теперь от Оппоблока, периодически появляется в телевизоре, на ток-шоу. В случае принятия какого-нибудь из законопроектов, о которых я написала, Кивалову полагается переводчик-синхронист.

Но пока закон «КаКа» формально в силе. Он до сих пор рассматривается Конституционным судом на предмет соответствия Основному закону Украины. Просто так не отменить: процедура! Впрочем, в обществе все популярней мнение, что с разгулом демократии в стране, которая воюет, пора завязывать.

Глава профильного парламентского комитета Княжицкий тоже обещает соблюсти процедуру — учесть замечания при доработке трех документов, чтобы финальная версия получилась достойной. Часть именитых критиков называет отдельные положения документа провокативными. Другие, не менее уважаемые рецензенты, огорчены недостаточно жесткой украинизацией Украины, поскольку верят: туда, где сплошь мова, защитники «языка» из соседнего государства на танках не приедут.

Киев

P.S.

Пообщалась с Ириной Халип, собкором «Новой» в Минске. Спрашиваю: правду коллеги пишут — в Беларуси 90% населения говорит на русском? И власть больше не травит родной язык, как врага-оппозиционера, махнула рукой? Даже курсы изучения белорусского языка стала поощрять? Ира отвечает: о процентах — правда, о курсах — не совсем. Это гражданская инициатива снизу, «Мова нанова» называется. Придумали два добровольца, и сейчас движение очень популярно. Люди возвращаются к белорусскому, воспринимая его как своего рода «предохранитель» от Москвы. А еще в этом году на «Евровидение» впервые поедет белорусскоязычная группа Navi с песней, которая победила в зрительском голосовании.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera