Сюжеты

Демократизация по-суперпрезидентски

Назарбаев поделится полномочиями с парламентом, чтобы укрепить личную власть

Фото: РИА Новости

Политика

2

В Казахстане продолжается процесс по изменению системы власти: заявлено движение от суперпрезидентской республики к государству хотя бы без гиперприставок. Вечером 25 января президент Назарбаев выступил в прямом эфире казахстанских телеканалов со специальным обращением, в котором заявил о начале всенародного обсуждения будущих поправок в Конституцию. Согласно этим поправкам, полномочия в социально-экономическом блоке перейдут от президента к Правительству. Парламент будет назначать и снимать министров, а формировать Кабинет премьер теперь сможет только по согласованию с Сенатом и Мажилисом. Кроме того, предполагается, что парламент будет ответственным за госпрограммы, а президент оставит себе контроль над внешней политикой, оборонкой и нацбезопасностью.

«Всенародное обсуждение» поправок будет длиться до 26 февраля, но уже в выпусках новостей, начавшихся через минуту после обращения, политологи и эксперты выступили с горячим одобрением инициативы Назарбаева. «Пойдет большая волна выступлений провластных политологов, под это закладывается информационная база, — говорит директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев. — Власть пытается поиграть с населением в то, что они партнеры по диалогу». Эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов тоже убежден, что «всенародное обсуждение» — это пустая формальность, необходимая для того, чтобы чтобы создать видимость народной поддержки решений елбасы. Особенно если учитывать тот факт, что обсуждение не предполагает референдума. «Складывается такое впечатление, что как раз референдума стараются избежать, заменив неконституционным всенародным обсуждением», — добавляет Дубнов.

Впрочем, никто бы не обиделся на формальный интерес к народному мнению со стороны власти, если бы речь действительно шла о реформах в сторону демократизации государства, как это подавалось в обращении самим Назарбаевым и позже его сторонниками. Однако раздача полномочий органам власти вовсе не означает ослабления позиций президента. Во-первых, сам Назарбаев в обращении заявил, что оставляет себе «стратегические функции и роль верховного арбитра в отношениях между ветвями власти» — то есть решающее слово все равно остается за ним. Во-вторых, президент по-прежнему сможет назначать и снимать «по своему усмотрению» глав регионов (о введении выборности никто даже и не мечтает) — то есть никто не сможет выходить за рамки свободы, ограниченной президентскими понятиями о ней. «Власть Назарбаева в результате реформ должна только окрепнуть, поскольку фактически он освобождает себя от ответственности за социально-экономическое положение в стране, возлагая ее на правительство и парламент», — говорит Аркадий Дубнов.

А в-третьих — и в главных — заявление о том, что победившая на выборах партия получит решающую роль при формировании правительства — не более чем закрепление статуса-кво другими словами, ведь в Казахстане на выборах всегда побеждает с подавляющим преимуществом партия «Нур Отан», главой которой является Нурсултан Назарбаев.

В этом и заключается главная проблема транзита власти в Казахстане: президент не хочет делиться ключевыми полномочиями. Самому неохота, да и не с кем: судя по тому, что было предложено, Назарбаев пытается восстановить систему сдержек и противовесов между кланами, которая была нарушена в связи с последними громкими арестами в стране. Преемника пока нет, а с кланами общей договоренности по кандидатуре достигнуть пока не удается. «Назарбаев дает понять, что не видит сегодня никого в этой роли, удаляя на равное расстояние всех соратников. А если, мол, будете настаивать, то смотрите на конституцию, там все сказано: в случае чего, обязанности президента берет на себя спикер Сената», — предполагает Аркадий Дубнов.

Тут уместно вспомнить прошлогоднее интервью Назарбаева, в котором он говорит, что до 2020 года точно останется на своем посту. «Это все указывает на то, что президент еще думает над моделью того, как можно передать власть — полной уверенности в будущем у него нет, — говорит Досым Сатпаев. — Конечно, не все слова президента реализуются в полной мере — он может остаться и после 2020 года, — но в наших реалиях и три оставшихся года с учетом возраста Назарбаева — большой срок, может случиться любой форс-мажор».

В таких условиях «игра в демократию», которую устроил Назарбаев (и не он один: в Узбекистане новый президент Шавкат Мирзиёев тоже решил отдать часть полномочий парламенту), вызывает у элит и общества лишь нервозность: перемены не означают практически ничего, а случае непредвиденных обстоятельств отсутствие четкой кандидатуры президента номер два может породить большую драку за власть. При половинчатой реформе это ничуть не сложнее, чем без нее вообще. И возможно, именно поэтому президент и выглядел в эфире таким уставшим: уйти нельзя, оставаться тоже. Приходится отдавать хоть что-то, симулируя иллюзию бурной деятельности.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera