Сюжеты

Эпистолярный капитализм

О чем пишет правительству и президенту глава «Роснефти» Игорь Сечин

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 8 от 27 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Арнольд Хачатуровкорреспондент

9

Глава «Роснефти» Игорь Сечин предложил Владимиру Путину «сделку»: госкомпания заплатит в бюджет дополнительные 500 млрд рублей, если президент отменит монополию «Газпрома» на экспорт газа. Сечин хочет продавать своему ключевому зарубежному партнеру, британской BP, до 10 млрд куб.м газа в год, пишет РБК. Предварительное соглашение между сторонами о поставках сроком на 16 лет уже достигнуто. Сечин уверяет, что «Роснефть» будет конкурировать не с «Газпромом», а с американскими поставщиками сжиженного природного газа (СПГ). Представители «Газпрома», впрочем, заявляют о том, что и сами готовы наращивать добычу, как только на рынке появится дополнительный спрос.

Письмо со своими предложениями Сечин направил президенту, который в ответ поручил главе Минэнерго Александру Новаку изучить все возможности. Вопрос о пересмотре монополии «Газпрома» на экспорт возникает не в первый раз — те же идеи, но без нынешних подробностей, Сечин озвучивал еще несколько лет назад. Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил, что «Газпром» не пойдет на уступки, «пока их не заставят». Возможно, именно этим решили заняться в «Роснефти», направив на убеждение конкурента все свое политическое влияние.

Публикации во множестве российских СМИ говорят о том, что Игорь Сечин регулярно занимается продвижением интересов «Роснефти» через письменную корреспонденцию с президентом страны или членами правительства. Полный перечень таких обращений вышел бы чересчур объемным, поэтому разумнее говорить о периоде последних двух с половиной лет — введение западных санкций привело к заметному росту запросов госкомпании.

В августе 2014 года топ-менеджер «Роснефти» предложил Минэкономразвития сразу 5 способов поддержки госкомпании, один из которых, самый дорогой, требовал 1,5 трлн рублей. К октябрю запрашиваемая сумма увеличилась до 2 трлн рублей. После того как Минфин отказался выделять деньги в таком объеме, Сечин написал письмо вице-премьеру Аркадию Дворковичу с просьбой профинансировать 28 проектов «Роснефти». Удовлетворения даже небольшой части аппетитов госкомпании хватило бы на то, чтобы за пару месяцев опустошить Фонд национального благосостояния (ФНБ), созданный для поддержки пенсионной системы.

В ответ на публичную критику в свой адрес Сечин говорил, что просить деньги ему не стыдно: «Роснефть» является крупнейшим налогоплательщиком России и может себе это позволить.

Не все требования Сечина предполагали прямое выделение средств из бюджета. В 2015 году одно из его писем президенту содержало предложение не вводить налоговый маневр для нефтяной отрасли. Вместо этого, писал топ-менеджер, правительству нужно субсидировать ставки по целевым кредитам нефтяникам, отказаться от индексации железнодорожных тарифов, ввести налоговые каникулы и проч. Сечин также советовал Путину, как создать благоприятные условия для деятельности дальневосточной верфи «Звезда», которая обслуживает заказы «Роснефти».

Еще один жанр обращений «Рос­нефти» в Кремль — жалобы на другие компании.

Сечин неоднократно писал в Минэнерго, пытаясь оспорить высокие тарифы «Транснефти» на прокачку нефти и требуя снизить их на 50%. В другом письме на имя заместителя главы Минэнерго он предлагал увеличить поставки «Роснефти» в Китай за счет других российских нефтяных компаний.

Осенью 2015 года Сечин выступил с неожиданным заявлением: «Нам больше не надо», — сказал топ-менеджер о деньгах из ФНБ. Бесконечные сообщения о намерениях «Роснефти» получить триллионы бюджетных рублей перестали мелькать в новостном пространстве. Впрочем, общее количество обращений госкомпании к властям после этого не уменьшилось.

В 2016 году в ходе телемоста с участием Владимира Путина Сечин вновь поднял тему налогового стимулирования «нефтянки».

Многие просьбы «Роснефти» по форме больше напоминают ультиматум:

если государство хочет, «чтобы программа модернизации НПЗ продолжалась и не было сокращения производства бензина в стране, то мы предлагаем ему так или иначе поддержать отрасль» — так выглядит типичное высказывание пресс-секретаря Михаила Леонтьева на этот счет.

Остаются, наконец, немаловажные вопросы комфорта и безопасности, которые тоже обсуждаются в верхах с топ-менеджментом госкомпаний. В феврале прошлого года Сечин попросил засекретить информацию о финансовых сделках «Роснефти», фактически ограничивая действие закона «О госзакупках». Недавно компании разрешили не публиковать финансовую отчетность. А в августе 2015 года президент Путин поручил обнулить таможенные пошлины и НДС на бизнес-джеты, и это тоже была идея Игоря Сечина.

В некоторых проектах «Роснефть» вызывалась поучаствовать и своим капиталом — например, в санации банка РПЦ «Пересвет», находящегося под временной администрацией ЦБ, или в реставрации дворцово-паркового ансамбля «Ропша» в Петергофе, который нефтяная компания собиралась впоследствии использовать в собственных целях.

Нельзя сказать, что обращения Сечина к представителям власти, о которых известно публично, имеют гарантированное действие. Некоторые требования «Роснефти» остаются без внимания или, по крайней мере, удовлетворяются не сразу. Но опыт показывает, что конфронтацию с главой «Роснефти» могут выдержать немногие. Свое, по всей видимости, последнее письмо от Сечина экс-глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев получил за три месяца до задержания в рамках уголовного дела.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera