Репортажи

Явление Чудновец

Неожиданный поворот в нашумевшем деле осужденной за репост Евгении Чудновец, которая «отказала уважаемому человеку»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 9 от 30 января 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

43

В ноябре прошлого года районный суд города Катайска (Курганская область) приговорил молодую мать Евгению Чудновец к 6 месяцам колонии. Девушку осудили за публикацию в соцсети трехсекундного ролика, который сняли на телефон воспитатели летнего лагеря «Красные орлы». Павел Каныгин отправился в Катайск, чтобы выяснить настоящие основания для такого жестокого приговора, вынесенного молодой женщине.

На видео, опубликованном Чудновец, присутствует раздетый мальчик с карандашом, зажатым между ягодиц. Во время суда девушка настаивала на том, что сделала репост этого видео в одной из местных групп «ВКонтакте», чтобы привлечь внимание к издевательствам над ребенком, однако судья Борычев признал ее виновной в распространении детского порно (ч. 2 ст. 242.1 УК). По его решению органы опеки также должны были изъять у Чудновец трехлетнего сына Льва. Свое решение Борычев объяснил тем, что у девушки «отсутствуют близкие или другие родственники». Притом что у 34-летней Чудновец есть мама, сестра и бывший муж — отец ребенка и его законный попечитель.

Что произошло в Катайске и почему местные разделились на тех, кто поддерживает активную Чудновец, и тех, кто недоволен «мягкостью» приговора? 

Петр Саруханов / «Новая»

Катайск — 17-тысячный городок на северо-западе Курганской области. От Екатеринбурга ехать 200 километров по Колчеданскому тракту. На въезде в город — монументальный, но заржавевший знак: «Гости Катайска — наши гости!» Подпись: «Катайский насосный завод». Дальше по дороге — обветшалые корпуса этого самого некогда градообразующего завода, выбитые стекла цехов. За машиной бегут собаки, бросаются и словно хотят вцепиться зубами в колесо. Снова приветствие от насосного завода — стела на дороге: «Вместе в будущее!»

Менеджер единственной в городе гостиницы под названием «Привал» Галина Анатольевна рассказывает мне, почему нет интернета, а вода из крана пахнет очистными сооружениями. «Ну дает, клиент! — говорит Галина. — Мы ж тебе тут не в центре города. У нас скважина, а не водопровод! В скважине — металл и дерьмо». «А интернет?» — спрашиваю я. «Не знаю, — мотает головой Галина. — Телевизор показывает — хорошо. Три канала через антенну — Первый, второй, «Пятый Петербург», а в центре, у кого кабель, и все 20 каналов показывают».

Между тем история Евгении Чудновец развивалась именно благодаря интернету.

Евгения Чудновец

Вечером 23 августа 2015 года администратор группы «ВКонтакте» «Типичный Катайск» Александр Скоков получил необычное сообщение от одного из пользователей по имени Валерий Лиса. Лиса предлагал Скокову опубликовать в группе «шокирующее видео из местного летнего лагеря «Красные орлы». К сообщению Лиса прикрепил тот самый трехсекундный ролик с обнаженным мальчиком 8—9 лет. «Я думаю, вам стоит [это] опубликовать, — написал администратору Скокову Валерий Лиса. — Город должен узнать, чем занимаются воспитатели лагеря «Красные орлы».

«Типичный Катайск» к тому времени насчитывал 6 тысяч подписчиков — это вдвое больше, чем тираж у местной газеты «Знамя». «Вы хотите, чтобы 6 тысяч человек посмотрели и потом говорили [про мальчика]? Можете отнести это видео в полицию, а нам только предложить новость с рассказом об этом», — ответил он Лисе.

«Но, конечно, информация была неординарной», — рассказывает мне Скоков. Он решил поделиться роликом со своей знакомой Евгенией Чудновец, одной из самых активных участниц «Типичного Катайска». Скоков вспоминает, что по его совету Чудновец прошла на страницу Лисы, где висел трехсекундный ролик. Чудновец тут же сделала репост этого видео в своей закрытой группе «Реалити-шоу Че KF».

«Катайский ревизорро»

К тому моменту Чудновец уже прославилась в Катайске как борец с просроченными товарами в магазинах. Местные жители даже прозвали ее «катайским ревизорро». Первые ее видео с походами по магазинам публиковались в «Типичном Катайске». Как я понял, Скоков их размещал в надежде, что скандальная подача роликов увеличит популярность группы. Но популярность не росла, а недовольных разоблачениями Чудновец становилось все больше. «Люди разделились. Сотрудники магазинов, их близкие, вообще предприниматели были резко против Жениной активности, — говорит Скоков. — У нас город небольшой, многие просто не понимали, зачем она это делает. А она недавно переехала из Екатеринбурга, девушка из большого города».

Скоков перестал публиковать ее материалы. И Чудновец пришлось создать новую группу, где она могла бы размещать новости и видео по своему усмотрению. Так появилась группа «Реалити-шоу Че KF».

Репост видео Лисы, который Чудновец сделала в своей группе, собрал множество откликов. В комментариях Чудновец просила подписчиков помочь ей разобраться в истории: действительно ли на видео ребенок из «Красных орлов», и кто такой Валерий Лиса.

Чудновец тогда еще не знала, что с фейкового аккаунта Лисы писал сообщения знакомый ей местный предприниматель Эрнст Данелян.

Эрнст Данелян

Этот факт выяснится позже, как и то, что Данелян к тому моменту уже связывался с заведующей лагерем «Красные орлы» Ириной Кунгуровой. В материалах уголовного дела Чудновец есть скриншоты личных сообщений в «Одноклассниках», где Данелян угрожает Кунгуровой последствиями, если она не явится к нему на встречу для «обсуждения сложившийся ситуации».

«Я хотела разобраться, что происходит на том видео. Что хочет этот Данелян и действительно ли на кадрах наш лагерь «Красные орлы», или это чья-то шутка, — говорила Чудновец в своем аудиодневнике (копия имеется в редакции). — Я сделала репост, чтобы активные участники моей группы помогли мне выяснить».

«Хорошо, что я сам тогда удержался и не сделал [репост в «Типичном Катайске»]. Иначе сидел бы теперь сам, — говорит мне во время нашей встречи Александр Скоков. — У этого Данеляна есть связи, и вообще человек он непредсказуемый. А Женя иногда не знает меры».

Скоков рассказывает мне, что «Типичный Катайск» фактически — самая массовая и влиятельная информационная площадка в городе. В это легко верится. Например, читать новости там мне советовала даже начальница канцелярии катайского райсуда Татьяна Соколова. Сам Александр Скоков говорит, что не хотел бы иметь проблемы с властью, «поэтому группа старается не поднимать разъединяющие людей темы типа вот этих проверок магазинов».

Типичный Катайск

С ним мы встречаемся на улице, около магазина запчастей. Я предлагаю беседовать в каком-нибудь кафе, но ближайшее заведение находится только в центре Катайска, и ехать лучше на машине. В городе почти нет тротуаров, по крайней мере их не видно под снегом, люди тоненькой струйкой ходят по обочинам главной и самой длинной улицы (Ленина). В кафе (без названия) нас встречает буфетчица, сообщая, что в наличии растворимый кофе, пирожки и пельмени. Заказываем два кофе. Буфетчица включает в зале свет.

Скоков рассказывает мне о своей давней ссоре с Данеляном. Зимой 2015 года, задолго до истории с роликом, Скоков удалил предпринимателя из «Типичного Катайска» за оскорбления Чудновец. «Ему тоже не нравились ее проверки магазинов. Что-то его задевало в этом. Или в ней самой задевало. Может, напор, несвойственный местным. Я заступился за нее, а он стал оскорблять меня, и я его удалил».

Через несколько дней в гости к администратору пришли двое знакомых Данеляна. Скоков говорит мне, что «состоялся довольно неприятный разговор». Но в Катайске мне рассказывали и другую версию — что люди Данеляна тогда сильно избили администратора.

Знакомые Чудновец говорили, что предпринимателя злило все, связанное с ее именем, — ​а началось все якобы с того, что девушка отказала ему в ухаживаниях.

Знакомые Чудновец говорили, что предпринимателя злило все, связанное с ее именем, — а началось все якобы с того, что девушка отказала ему в ухаживаниях.

После того как Чудновец сделала в своей группе репост видео из «Красных орлов», друзья сообщили ей, что приславший ролик Лиса — это и есть Данелян. Одна из подруг посоветовала ей удалить видео из группы, пока не станут известны подробности, что Чудновец и сделала. Но в числе 288 ее подписчиков, как выяснится потом, оказался сотрудник полиции Максим Бетев. Он сделал скриншоты, которые затем легли в основу ее уголовного дела, хотя видео провисело всего 5 часов.

На следующий день Чудновец позвонили с неизвестного номера. Раздраженный мужской голос спросил: «Ты рада меня слышать? — и добавил: — Прекрати совать нос в чужие дела». «Еще раз сунешься, мне придется иметь с тобой разговор. И присутствовать при этом будет еще Следственный комитет!» «А кто это вообще звонит? — спросила Чудновец (запись разговора имеется в редакции.П. К.). — Данелян, ты, что ли?» «Да — Эрнст Романович! И я тебе повторяю. Не суйся больше в мою семью…»

Надо сказать, что роль Данеляна в истории с «порнографическим роликом» — одна из самых загадочных. Именно он первым опубликовал «видео с раздетым мальчиком», однако к нему у правоохранителей не возникло никаких претензий.

В Катайске мне говорили о коммерсанте как о неуравновешенном, вспыльчивом, мстительном человеке, имеющем связи с районными властями. В городе знают о его напряженных отношениях не только с Чудновец, но и, например, с руководством «Красных орлов» и городским отделом образования. Бывшие сотрудники летнего лагеря и их близкие рассказали мне, что в 2015 году Данелян рассчитывал занять должность заведующего лагерем. Но место было отдано Ирине Кунгуровой.

Зачем коммерсанту со средним образованием, который годами занимался установкой домофонов, вдруг понадобилась должность заведующего детским лагерем — непонятно. Впрочем, я перестал удивляться, когда узнал, что до своего назначения заведующей Ирина Кунгурова продавала на рынке мясо.

Сам Эрнст Данелян говорить со мной о лагере, «видеоролике с мальчиком» и Евгении Чудновец отказался и бросил трубку, позже слал нецензурные SMS (тоже имеются в редакции).

Издевательство над ребенком

Бойфренд Евгении Чудновец Андрей Мясников, с которым я встретился в Катайске, делится со мной своими подозрениями о том, как видео с мальчиком могло попасть Данеляну. Мясников дотошно изучил материалы уголовного дела в отношении Чудновец и работников «Красных орлов». Он уверен: Данелян давно искал компрометирующие сведения на работников лагеря. Найти их, как говорит Мясников, «ему просто повезло».

Как сказано в материалах уголовного дела, «порноролик с участием несовершеннолетнего К.» сняла на телефон 23-летняя воспитатель Татьяна Куршева вместе 17-летним вожатым Данилом Безбородовым.

Из показаний Куршевой и других свидетелей выясняется, что 8 августа 2015 года девушка отправилась с подругами отмечать зарплату в кафе «Жажда». Здесь девушки познакомились с компанией молодых парней. Во время веселья Куршева захотела рассказать о работе и показала видео, снятые на ее телефон. В том числе ролик «с голым мальчиком». Куршева объяснила, что сделала запись «в воспитательных целях, чтобы пристыдить ребенка, который часто бегал голый». Вечер продолжался. Несколько раз девушки выходили из зала кафе, оставляя вещи за столиком. Но затем решили перенести вечеринку домой, забрали вещи и уехали. По дороге Куршева обнаружила пропажу телефона. Девушки срочно вернулись в «Жажду», но мобильного нигде не было.

Телефон, как говорится в деле, нашел 17-летний сын Данеляна — Ким, который по совпадению тоже отдыхал в «Жажде». Находку он отнес домой, но отцу говорить ничего не стал. Телефон, как сообщил в своих показаниях Данелян-младший, был защищен паролем, а сим-карты внутри не оказалось. Несколько дней он в одиночку ломал голову, как узнать, кому принадлежит мобильный. Наконец, на помощь ему пришли отец и родной дядя. Именно дядя якобы вставил карту памяти телефона в свой планшет, чтобы по фотографиям узнать владельца. В присутствии обоих Данелянов он запустил видео и фото. Так они, говорится в материалах дела, и обнаружили видеоролики с участием мальчика К.

17 августа Эрнст Данелян пишет в «Одноклассниках» сообщение заведующей лагерем Кунгуровой:

«Видео, которое имеется [у меня на странице], хватит на довольно большой срок. Полетят головы не только ваша, но и отдела образования города и области. Ваша карьера и жизнь будут очень подпорчены! Пока я не передаю это видео органам. Но вы посмотрите… День на раздумье, и встретимся в ВК».

Похожее сообщение Данелян отправляет и воспитательнице Татьяне Куршевой. В ответ Куршева объясняет: «На видео никакого насилия над ребенком нет. Его пальцем никто не тронул. Он был немного неадекватный, перед сном сам раздевался и пугал других детей [обнаженным видом]. Мы его водили к психологу. Она сказала, что он побегает и успокоится. Мы его записали [на видео], чтобы показать ему, как это некрасиво смотрится со стороны. А ты себе напридумывал ерунду всякую. У меня даже в мыслях не было что-то плохое ему причинить. Лучше оставь меня в покое!» «Вижу, ты совершенно ничего не понимаешь, — отвечает ей Данелян. — Мне жаль тебя и твоих родителей, резонанс будет огромный!»

Скриншоты переписки имеются в материалах дела. Но в намеках Данеляна катайский межрайонный отдел СКР не увидел ничего предосудительного. Начальник следственного отдела Сергей Ковенко заявил мне, что известный предприниматель, напротив, «проявил гражданскую сознательность, когда обратился к директору лагеря с требованием разобраться в событиях».

Заведующая Кунгурова оставила предложение Данеляна без ответа. Но, посовещавшись с начальником отдела образования Катайска Надеждой Свежининой, написала заявление в полицию об издевательствах в лагере. В «Красные орлы» на встречу с Кунгуровой приезжал и сам Данелян, подробности этого визита неизвестны. Позже Кунгурова и Свежинина также написали заявление в СКР. После чего заведующая Кунгурова уволилась — как писали в местных группах в соцсетях, будто бы задним числом. А в лагере началась проверка.

Следователи предъявили воспитательнице Куршевой и вожатому Безбородову обвинение в насилии над ребенком и изготовлении порноматериалов с его участием. В основе обвинений молодых людей — показания одного ребенка.

Работников лагеря в городе почти сразу прозвали педофилами — еще до решения суда. Сама Чудновец тоже с осуждением говорила о действиях работников лагеря, но, как пояснил мне Мясников, подробно их дело она тоже не изучала. Дело в отношении Куршевой и Безбородова за год набрало семь томов: правоохранительные структуры спокойного городка вгрызлись в него с невероятным рвением. В деле появилось заключение московского специалиста-искусствоведа Олеси Аксенюк из АНО «Центр криминалистических экспертиз», которая подтвердила порнографический характер видеороликов. (Позже имя Аксенюк прогремело на всю страну в связи с «оценкой на предмет наличия признаков порнографии» в выставке известного фотографа Джока Стерджеса «Без смущения» — там эксперт порнографии не увидела.)

Но картину обвинения портили свидетельства других работников «Красных орлов». Например, выяснилось, что мальчик К. действительно часто бегал голый по лагерю и просил детей смотреть на него. Куршева подтвердила, что вела съемку в воспитательных целях. А Безбородов настаивал, что вообще не присутствовал при съемках, но до этого делал ребенку замечания насчет его поведения. На суде выступила бабушка ребенка, которая сообщила, что мальчик живет с ней, а также она планирует лишить его мать родительских прав — после визитов к матери бабушка часто видит на теле ребенка синяки.

Тем не менее в июне 2016 года судья катайского райсуда Коваленко вынес воспитательнице и вожатому обвинительный приговор по п. «а» ч. 2 ст. 242.2 — «Изготовление порноматериалов с участием лица, не достигшего 14-летия». Куршевой также добавили применение насилия к ребенку. Под одобряющие реплики в соцсетях Куршеву осудили на 6 лет, Безбородова — на 3 года. Подсудимые вины не признали и заявили, что ребенок оговорил их.

Мать мальчика после вынесения приговора потребовала у Куршевой и Безбородова 500 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Спустя год из 7 томов этого уголовного дела было выделено новое — в отношении Евгении Чудновец.

Екатеринбургский адвокат Чудновец Алексей Бушмаков считает, что дело против нее катайские следователи возбудили, «чтобы сделать себе еще одну палку»: «Они ждали, когда закончится первое дело, и, увидев, что все идет к обвинительному приговору, решили состряпать еще одно».

«Маме поначалу было стыдно»

К тому времени Чудновец прожила в Катайске всего лишь год. Из Екатеринбурга она переехала сюда после развода с мужем, жила в квартире, которая осталась ей после смерти ее бабушки. В Катайске Чудновец планировала бизнес по производству мягких игрушек (хотя официально числилась уборщицей в детском саду № 124 Екатеринбурга).

«В Катайск она у меня приехала как девочка из большого города. И понятное дело, характер у нее слишком боевой для маленького города. Возомнила себя этой «ревизорро»! Снимала на видео просроченные продукты, скандалила, справедливости искала. А я ей говорила: доиграешься», — рассказывает мне мама Чудновец Марина Топоркова.

Своего двухлетнего сына Льва Чудновца в Катайск не взяла и оставила его с бабушкой, которая работала воспитателем того же детского сада № 124. «Уборщицей Женя устроилась из-за ребенка, — говорит Топоркова. — Мыла полы в нашем детском саду, а мальчик тут же был, в группе ясельной. Потом уже она путевку получила [для официального зачисления в детский сад]. Все так делают».

Марина Топоркова рассказывает, что после свадьбы молодожены жили вместе с ней и другой ее дочерью в трехкомнатной квартире. «Прожили два года. Поначалу вроде ничего, а потом то ли характерами они не сошлись, то ли еще что. Ну они и развелись».

Новый парень Евгении Чудновец Андрей Мясников рассказал мне, что мама Чудновец вообще сначала не хотела с прессой общаться: «И моя мама тоже боялась. Все боялись последствий на работе. Что про них будут говорить. Статья-то ужасная. Но я им объясняю, что Женя ни в чем не виновата, и нечего стыдиться».

Мясников предложил мне встретиться с отцом Данилы Безбородова Федором: «Мы с ним теперь дружим. Я его в фейсбук заманил, рассказываю ему, что и как. И своим родителям тоже объясняю, что не надо стесняться нашей ситуации».

В обвинительном заключении Евгении Чудновец следователь Павел Шадрин написал, что «23 августа 2015 года у Чудновец Е.А. возник преступный умысел, направленный на публичную демонстрацию материалов с порнографическим изображением лица, не достигшего четырнадцатилетия».

Доказательную базу обвинения Шадрин скопировал из дела Куршевой—Безбородова. К делу был добавлен протокол допроса мальчика (копия есть в редакции). Девятилетний К. сообщил: «Желаю, чтобы Чудновец, которая разместила мои снимки в сети Интернет, привлекли за это к установленной законом ответственности».

Первоначально интересы Чудновец в суде представлял местный адвокат по назначению Николай Костоуос. Андрей Мясников рассказывает, что на процессе защитник «даже не пытался спорить с прокурором». «А мы до этого вообще ничего про суды не знали, как процессы обычно идут, что надо делать. Не знали, что адвокаты по назначению — это вроде как помощники обвинителей, — говорит мне Мясников. — Вообще думали, ну максимум будет условный срок или штраф». Сама Чудновец верила, что дело против нее закроют. Мать Марина Топоркова рассказывает, что, приезжая к ней в Екатеринбург, дочь называла историю «ерундовой». «А потом раз — ​ее уже в тюрьму сажают, отбирают ребенка» (Трехлетнего Льва удалось отстоять благодаря быстрому вмешательству Максима Чудновца. Он отказался отдавать ребенка опеке и успешно провел апелляцию по этому пункту приговора — П. К.).

Читайте также

«Написала карандашом детскую песенку на стене». Арестованная воспитательница детского сада Евгения Чудновец рассказала, за что ее поместили в карцер

«В моем лице катайский суд хочет осудить людей, у которых есть активная жизненная позиция. Как так вообще? Где справедливость? — вопрошает Чудновец в своем аудиодневнике. — Человека, который хотел привлечь внимание к проблеме и разобраться во всем, самого обвиняют в преступлении!»

Свое недоумение Чудновец высказывала на процессе и самому судье Борычеву. Вопросы о справедливости Борычев отклонил как «не относящиеся к сути дела».

Не стал Владимир Борычев отвечать и на вопросы «Новой газеты». От ответов ушел буквально — отказавшись выйти из кабинета и отправив на встречу со мной начальницу общего отдела Соколову. В деле Чудновец судья Борычев вообще вел себя жестко. Например, он запретил Мясникову посетить Чудновец со свиданием. «Какой-либо информации о совместном проживании, ведении совместного хозяйства материалы дела не содержат и вами до сведения суда не доводились», — писал Борычев в отказе.

Так судья Борычев аргументировал запрет на свидание Чудновец с гражданским мужем

«Отделалась легким испугом»

На днях глава СКР Александр Бастрыкин постановил провести служебную проверку работы катайских следователей. Проверку будут проводить сотрудники центрального аппарата. В городе их пока не видно.

Офис катайского межрайонного отдела СКР находится в жилом доме на улице Ленина. Следователи работают в нескольких кабинетах со старыми деревянными полами и ветхой мебелью.

На рабочем месте я застал начальника отдела Сергея Михайловича Ковенко. Начав переписывать мои паспортные данные, Ковенко предупредил, что «говорить о ситуации может с позиции следователя или обывателя, и не больше».

— Вы беспокоитесь о Чудновец, как будто с ней поступили несправедливо. Но почему у вас в СМИ такое внимание к ней? — говорил Ковенко. — Почему нет статей про мальчика, чьи права она нарушила? Его кто защитит? Она распространила такое про него! Яркий деятель… Где, в каких учреждениях она деятель? Утверждать можно что угодно, но суд решил, что она распространила порнографию.

— Но ведь у нее не было такого мотива.

— Мотив тут необязателен! Она сделала преступление и должна ответить. Вы сейчас что, пытаетесь законное решение суда оспорить? Был суд, он принял, все вступило в силу. Точка. Этой Чудновец дали срок ниже нижнего порога. Могли бы дать 5 лет. А так отделалась легким испугом.

Прокуратура Катайска находится в двух минутах от следственного отдела. И здесь меня уже ждут. «Еще один по Чудновец приехал», — тихо говорят в приемной.

— Лично я не считаю приговор Чудновец суровым, — сообщил мне прокурор города Денис Попов, крупный мужчина лет 40.

— Даже депутаты Госдумы назвали его жестоким. И детский омбудсмен Кузнецова.

— Но почему-то все забыли разом о потерпевшем! Никому [мальчик] не интересен просто, никакие омбудсмены о его правах не сказали! Забыли. А мы же гаранты Конституции и должны защищать права людей, как ни крути…

— Поэтому вы просили для нее пять лет?

— Мы исходили из материалов дела, из буквы закона. А суд поступил по справедливости, исходя из здравого смысла, и дал ей не пять лет и не десять, как мог, а полгода… А шум поднялся — вот судят, мол, целого воспитателя, коим она не является вообще! Она же технический уборщик помещений… Ну еще блогер, может, группа у нее своя есть, она писала туда и прекрасно понимала [последствия].

— Вы говорите о законе, а могли бы все-таки вы по-человечески, на понятном людям языке объяснить, что она сделала не так?

— Ну она сделала… (длинная пауза) Ну, я вам скажу так… Ну как вот я вам скажу по-человечески? Да, я тоже человек, все понимаю. Но…

— У вас нет объяснения?

— Ну не на диктофон точно.

— Почему?

— Потому.

«Садят, значит, есть за что!»

Бывшая директриса пионерлагеря Ирина Кунгурова теперь работает администратором-кассиром в супермаркете алкогольных напитков «Красное и белое». В городе три таких магазина. В темноте катайских вечеров супермаркеты, как маяки, — искрит вывеска, светят уличные фонари. За покупками приезжают на автомобилях, приходят пешком, мужчины с женщинами, мужчины в одиночестве, пошатывающиеся мужчины, молодые парочки. Совершив покупки, люди не расходятся сразу, а стоят какое-то время у крыльца освещенного супермаркета. Выкуривают по сигарете, молодые парочки показывают друг другу видео на телефонах, вот кто-то приехал на тонированной «девятке» и включил «Руки вверх».

Андрей Мясников предложил сходить в супермаркет, где работает Ирина Кунгурова. Я его сопровождаю.

— Мы до сих пор незнакомы, Ирина Юрьевна. Я гражданский муж Жени, хотел побеседовать с вами о ней, — сказал Мясников.

— Ничего не хочу, — замотала головой Ирина Юрьевна.

— Вы рассказывали ей, что вас шантажировал Данелян и грозил [видеороликом]. Вы могли бы рассказать об этом публично?

— Я не буду с вами ни о чем говорить! Я хочу, наконец, забыть эту историю! Зачем вы лезете ко мне с этим?

— Евгения ни за что сидит в тюрьме! Почему вы отказываетесь?

— Не хочу я, не хочу! — сказала Кунгурова. — Я сейчас вызову охрану!

Выходя из магазина, Мясников говорит, глядя себе под ноги: «Здесь каждый сам за себя, а друг к другу по-волчьи. Типичный Катайск».

Отец вожатого Данилы Федор Безбородов занимается в городе бизнесом по производству мебели. На встречу он приезжает в щегольском свитере, с усмешкой оглядывает мой гостиничный номер: «Хилтон?» — шутит он. В разговоре со мной Безбородов называет дело «вопиющем бредом» и сразу определяет круг виновников — это и Данелян («зачинщик»), и Кунгурова («подставила под удар своих работников»), и Куршева («Ну видео-то она сняла? Она!»), и даже немного Чудновец («Лезет в каждую дырку, борется постоянно за что-то»).

— Да и ребенок сам, видно же, что немножко странный он! — говорит Безбородов-старший. — А пострадал мой сын, вообще самый невинный в этом деле! Ну ведь бред полный! Дело слепили из воздуха! Не сиделось никому спокойно! И теперь все три человека из-за ерунды — ни за что! — в тюрьме.

Безбородов рассказывает, что нанимал для защиты сына самых разных адвокатов — в том числе из Шадринска, Кургана, Челябинска, но «они почему-то никак не помогли». «Сначала я радовался, когда нанял адвоката из Шадринска, потому что видел, как работает бесплатный адвокат Куршевой. Он просто сидел и молчал! А наш чего-то постоянно как-то выступал. Но в итоге что? Разуверился я в наших адвокатах».

«Если бы мне год назад кто-то сказал, что судят каких-то людей за распространение порнографии с малолетними, даже пусть знакомых, — так я бы не сомневался. А че? Садят, значит, есть за что. Это я так думал раньше! А сейчас я уже не знаю, что думать. Смотрю в интернете на другие суды по России, и уже не верю, что там все правда. Черт его знает!».

Екатеринбург—Катайск

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera