Репортажи

«Серая зона» Украины: как сохранить работу и барабанные перепонки. Специальный репортаж Ирины Гордиенко

Из Авдеевки, превратившейся в поле боя, вывозят детей и «всех желающих». Желающих, однако, не так много

Авдеевка. Фото: EPA

Этот материал вышел в № 12 от 6 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

5

У въезда в город Святогорск, в 140 километрах к северу от Донецка, стоит плотный мужчина в идеально отутюженном костюме, в лиловой рубашке. Это Юрий Балаболко, директор Центра социальной защиты Донецкой области (той ее части, что под контролем Киева). Все последние дни он встречает автобусы с эвакуированными из Авдеевки.

Он рассказывает про свою рутинную, беспрерывную работу с горем:

— Пенсионеров мы отправляем в военный госпиталь, родителей с детьми в пансионат «Жемчужина Донбасса», детишек без сопровождения распределяем по школам-интернатам в соответствии с возрастом. За три дня это уже шестой автобус.

Сразу после возобновления конфликта донецкие власти объявили «частичную эвакуацию» из зон, попавших под обстрелы: «Всем, кто хочет уехать, либо же отправить своих детей в более безопасные районы, мы гарантируем временную крышу над головой и питание, а детям — учебу в школах», — говорит Балаболко.

Автобусы из Авдеевки

В одной только Авдеевке сейчас живут около 20 тысяч человек. Для людей из «горячих» населенных пунктов подготовили санатории, дома отдыха, даже спортзалы школ. «Это сделано на случай, если ситуация будет усугубляться. Сейчас мы не можем прогнозировать ее развитие», — подчеркивают донецкие власти. Так, со слов замгубернатора Донецкой области Игоря Стокоза, в пятницу со стороны «ДНР» были обстреляны пригороды Мариуполя.

Начиная с воскресенья, только в Святогорске приняли около двухсот человек, половина из которых — дети без сопровождения родителей.

Святогорск — городок на границе трех областей Донецкой, Харьковской и Луганской — стоит на реке Северский Донец. Святогорский район — курортный. Пансионаты круглогодичные, с полным циклом, там ребенок может жить, ходить в школу и в то же время получать оздоровительные процедуры. Теперь сюда эвакуируют детей из прифронтовой зоны.

Хотя в первую очередь таким детям нужен все же не целебный воздух.

 

— Привет, я Настя, — деловито и громко тараторит девчушка 8 лет, обращаясь к добродушному седовласому мужчине. — Значит так, меня, мою сестренку и нашу подругу Катю чур поселить вместе. А еще я игру с собой захватила, чтобы не скучно было, пошли, покажу!

Настя — беженка или как ту называют «внутренняя переселенка», маленькая девочка, которую родители отправили подальше от войны. Добродушный мужчина — Георгий Полух — директор реабилитационной школы-интерната для детишек с повышенным риском легочных заболеваний.

— Конечно, конечно, Настена, как скажешь, — улыбается ей Полух. — Вечером будет рыдать громче всех, — говорит он мне вполголоса, такие шебутные детишки всегда стараются внешним шумом заглушить то, что внутри.

Мария учиться в одиннадцатом классе. Девочка с мальчуковой стрижкой и прямой спиной. Она гордо протягивает недавно полученный паспорт директору школы, куда ее распределили:

— Я сама захотела уехать. У меня скоро экзамены, а без тепла, а главное без света, я не смогу толком готовиться к поступлению в университет. Хочу поступать во Львов на историка, потом в науку пойду. Я трезво оцениваю свои шансы: они невелики. Нет связей, да и денег не особо, но все же попытаться, полагаю, стоит, — сообщает она, поправляю тонкую металлическую оправу своих очков.

В Авдеевке у Маши осталась мама, три кота и квартира, в которой все они жили. Маша только по виду совсем еще девчонка. Жизнь на передовой уже давно выдала ей аттестат зрелости.

Линия разграничения между самопровозглашенными «ДНР», «ЛНР» и остальной частью Украины тянется на 400 километров, условные 5—10 километров в обе стороны от этой линии считаются «серой зоной» — так называемой «нулевкой». В эту «серую зону» попадают жилые кварталы и целые районы городов и станиц (как, например, в той же Авдеевке или станице Луганская), делая жителей заложниками войны.

Группировка ВСУ недалеко от Авдеевки. Фото: Reuters

Все жители вдоль территории разграничения обучены не закрывать уши во время обстрелов, а наоборот открывать рот — чтобы сохранить перепонки. За эти годы смерть здесь незаметно, капля за каплей, примешалась к жизни, став уже от нее неотделимой.

— Нет, обстрелов не боюсь, — хладнокровно рассказывает мне Маша о жизни своей семьи на войне. — Вы думаете, это только сейчас началось? Сейчас просто стало громче, а так у нас каждую ночь стреляли все это время. У нас даже коты стали боевыми, уже не обращают на это внимания. Жаль, что мама не смогла со мной поехать, но я ее понимаю. Она не может оставить работу. А это очень важно: кто-то же должен будет мне помогать во время учебы. Потеряет эту работу, другой не найдет.

Работа — вообще главная причина, по которой люди не хотят уезжать из районов, где идут бои.

Потерять работу — страшнее, чем быстро умереть под обстрелом.

Многие донецкие предприятия (как, например, коксохимический комбинат в Авдеевке) всю войну ни на день не прекращали свою работу.

А еще сложно уговорить упрямых стариков уехать из-под обстрелов: «бо лучше дома загинуть».

Нацгвардия Украины распределяет гуманитарную помощь в Авдеевке. Фото: Reuters

Между тем Игорь Стокоз, замгубернатора Донецкой области по гуманитарным вопросам, заверил меня, что в течение недели после обострения конфликта на линии разграничения в районе Авдеевки украинским властям удалось грамотно организовать поступление и распределение помощи всем нуждающимся, и гуманитарной катастрофы в городе нет. По его словам, в пятницу в Краматорске (пока Донецк занят силами «ДНР», Краматорск стал фактической столицей Донецкой области Украины), на территории машиностроительного был организован логистический центр, куда со всей страны стекается гуманитарная помощь для Авдеевки и близлежащих городов на линии соприкосновения (например, Марьинки и Мариуполя, окраинные районы которых также подверглись обстрелам тяжелой артиллерией в последние дни). Оттуда помощь распределяется по пострадавшим районам.

Краматорск—Святогорск, Украина


«Весь Донецк содрогнулся»

Как обострение конфликта переживают люди на территории, подконтрольной «ДНР»
 
Жилая квартира. Последствия обстрела Донецка. Фото: РИА Новости
С самого начала конфликта в Донбассе «Новая газета» рассказывает о войне глазами наших спецкоров. Но после провокаций и захвата наших журналистов Захарченко и его администрация лишила наших корреспондентов возможности работать на территории, подконтрольной «ДНР». Поэтому мы публикуем телефонные сообщения о событиях в Донецке (полученные от местных жителей), которые пока не можем проверить.

Татьяна живет в Петровском районе Донецка. Прямо за линией разграничения, проходящей неподалеку, располагается Марьинка, которую контролируют ВСУ. Татьяна рассказывает о том, как эти дни пережил Донецк:

«С 29 января усилились обстрелы города со стороны Марьинки. Началось все с Куйбышевского и Киевского районов (в Петровском на удивление было относительно спокойно). С каждым днем все интенсивнее и интенсивнее. Шумел весь город, слышно было везде! 1, 2 и 3 февраля трясло центр, были прилеты по городу (причем в разных местах). Не знаешь, куда в следующий раз ударят. Почти сутки сидели без воды, а Киевский район еще и без света и отопления остался. Люди напуганы, все в поникшем настроении, лишний раз стараются не выходить на улицу. Улицы опустели, транспорт тоже. В школах Киевского, Куйбышевского, Петровского и Кировского района введена заочная форма обучения — детки сидят дома. В ночь с 3-го на 4-е обстрелы Донецка прекратились. Спали этой ночью спокойно.

Магазины и все заведения работают. Все коммунальные службы и транспорт — в штатном режиме! Когда не было воды, по городу развозили техническую воду. Все аварии очень быстро ликвидируют. Военную технику лично я не видела, и ни от кого из знакомых такой информации не слышала».

 

«Все эти дни нас поливала артиллерия, — рассказывает Олег, житель Буденновского района Донецка (район располагается вблизи Макеевки, контролируемой ВСУ. — И. Г.), — город буквально содрогался. Мы не знаем, чем стреляли, но чем-то дальнобойным. И это был не «Град», к звукам «Града» мы давно привыкли, здесь было же что-то более мощное. По городу ходят слухи, что та сторона начнет стрелять по нам так называемой точкой «У». Это страшно.

Мы в семье собрали сумки с вещами первой необходимости и продуктами, готовы в любой момент спуститься в подвалы, если обстрелы усилятся. Неделю моя дочь не ходила в школу. Сидела у себя в комнате и включала музыку на полную громкость, пыталась заглушить звуки бомбежки. 2 февраля около 10 вечера недалеко от нас накрыло район мотеля, было огромное зарево, потом загорелась автозаправочная станция. Взрыв был такой мощности, что докатился до близлежащей Макеевки и Харцизска, почти весь Донецк содрогнулся, много где повыбивало стекла».

Коммунальные службы за работой. Донецк после обстрела. Фото: РИА Новости

Людмила, жительница Ворошиловского района Донецка: «В последние дни в городе очень сильно обстреливаются жилые кварталы. В 14-м году меня лично в городе не было, я приехала в начале 15-го. Нынешние обстрелы не так сильны, как было в феврале 2015 года, но второе место на моей личной памяти по ужасу и страху эти обстрелы занимают точно.

Я нахожусь в центре. Тут хорошо слышны взрывы, но, конечно, не так, как в остальных районах. В Киевском районе по большей части люди покинули свои дома. Домашних животных тоже кто как пытался пристраивать. Лично мне достался кролик с Киевского района.

Обстрелы начались почти сразу после Старого Нового года, в конце января. Они становились все более интенсивными. А последнюю неделю било что-то очень мощное.

Весь город был без воды 29 января. В центральных районах ночью дали. Остальным в течение суток. Но люди как работали, так и работают. Некоторых начальники отпускают пораньше, потому как люди переживают о семье. Магазины работают. Маршрутки ходят исправно, а трамваи и троллейбусы могут не ходить, если было попадание по пути маршрута. Школы работают только те, что в центре. У моей знакомой снаряд попал в дом дедушки, которому чудом удалось уцелеть. Это когда обстреливался район мотеля 2 февраля. Огромная взрывная волна разрушила массу зданий. Про смерти ничего сказать не могу.

Люди устали от войны, которая ни к чему не приводит. Город обстреливают, простые люди опять гибнут, опять боятся за своих родных, опять разрушены жилые дома, а толку нет никакого. Есть фонды, которые помогают гражданским, но их стало в разы меньше, чем в начале, их помощи не хватает всем нуждающимся. Например, в Куйбышевском районе люди реально голодают. Моя бабушка систематически выносит еду людям.

Я часто бываю в Ворошиловском, Киевском, Куйбышевском, Калининском, Буденновском и Ленинском районах по работе и по делам. На тех улицах, где я хожу и езжу, я ни разу за последний год не видела техники. В 2015 году прямо по моей улице ездили бэтээры и другая техника. То же самое — с вооруженными людьми. В 2015-м я их в магазине могла встретить. В последний год — нет.

Заранее опережая злобные комментарии, в духе «ходили на референдум — сами виноваты», могу ответить: ни я, ни абсолютное большинство моих знакомых на референдум не пошли. А уехать мы не можем, потому что некуда ехать».


Сводка событий из пресс — центра штаба АТО на 5 февраля 2017 года:

«За прошедшие сутки со стороны самопровозглашенных ДНР и ЛНР вдвое уменьшилось количество обстрелов наших позиций.

На Донецком направлении для обстрелов Каменки и Авдеевки они применяли танки и БМП. С примененинем минометов калибра 152 миллиметра обстреляли поселок Новолуганское, из 120 и 82 миллиметровых минометов — Авдеевку и Зайцево.

На Мариупольском направлении из минометов различных калибров и гранатометов вели огонь по Чермалыку, Широкино, Красногоровке, Павлополю, Водяном, Талаковке. По Чермалыку огонь вел танк и ПТРК.

На Луганском направлении из РСЗО БМ-21 «Град» - по Новозвановке. Из минометов различных калибров — по Богуславскому, Попасной и Новозвановке. Попасную обстреливал снайпер, а по Желтому боевики вели огонь из стрелкового оружия.

Около 17.30 боевики начали штурмовые действия наших позиций в районе Авдеевской промышленной зоны с применением 152 миллиметровых орудий и минометов 120 калибра. Атака боевиков захлебнулась и они вынуждены были отступить.

В общем зафиксирован 51 обстрел. Один наш военный ранен, один — травмирован».


Сводка пресс-центра АТО на 4 февраля 2017 года:

« За прошедшие сутки зафиксировано 115 обстрелов. Трое военных погибли, семеро — ранены.

На Донецком направлении, используя РСЗО БМ-21 «Град», боевики вели огонь по Галициновке. Из 152 и 122 миллиметровой артиллерии, 120 и 82 миллиметровых минометов — по Авдеевке, Луганскому, Троицкому и Зайцево. По Песках, Каменке, Авдеевке и Луганскому — неоднократно огонь вели танки. Из стрелкового оружия — по Зайцево.

На Мариупольском направлении с РСЗО БМ-21 Град, 152 и 122 миллиметровой артиллерии обстреляна Талаковка. Из 120 и 82 миллиметровых минометов — Водяное, Красногоровка, Новотроицкое, Лебединское, Павлополь, Широкино, Марьинка, Чермалик. Из гранатометов — Гнутово. По Павлополю огонь вел снайпер. По Водяному и Лебединскому — БМП, по Чермалыку ПТРК, а по Широкино — БМП и танк.

На Луганском направлении оккупанты со 152 и 122 миллиметровая артиллерии, 120 и 82 миллиметровых минометов вели огонь по Троицкому, Попасному, Новоалександровке и Новозвановке. Из гранатометов и стрелкового оружия — по Крымскому и Катериновке. Гранатометы и снайпер работали по Станице Луганской и Валуйскому. Зенитные установки вели огонь по Троицкому».


Сводка от заместителя начальника народной милиции ДНР Эдуарда Басурина на 5 февраля 2017 года:

Обстановка в Донецкой Народной Республике имеет тенденцию к стабилизации.

Однако обстрелы с позиций Вооруженных сил Украины не прекращаются. Противник продолжает вести огневое воздействие по населенным пунктам Республики, подвергая обстрелам преимущественно жилые районы.

За прошедшие сутки преступные силы Украины 524 раз обстреляли территорию ДНР.

Из этого количества:

- тяжелая артиллерия применялась 25 раз;

- минометы различного калибра 158 раз;

- БМП – 40 раза;

- зенитные установки, гранатометы и стрелковое оружие – 301 раз.

Огонь противником велся вдоль линии соприкосновения, включая населенные пункты: Михайловка, Зайцево, Широкая Балка, Ясиноватая, Александровка, Докучаевск, Николаевка, Саханка, Ленинское, Коминтерново и Сосновское.

Сводка от 4 февраля:

Обстановка в Донецкой Народной Республике остается напряженной.

Обстрелы с позиций ВСУ не прекращаются. Противник продолжает наращивать огневое воздействие по населенным пунктам Республики, подвергая обстрелам преимущественно жилые районы.

За прошедшие сутки преступные силы Украины 1 777 раз обстреляли территорию ДНР. Из этого количества применялось следующее вооружение:

• тяжелая артиллерия 366 раз;

• РСЗО – 80 раз;

• танки – 56 раз,

• минометы различного калибра – 518 раз;

• БМП – 53 раза;

• зенитные установки, гранатометы и стрелковое оружие – 649 раз.

Обстрелам ВСУ подверглись почти все населенные пункты, находящиеся вдоль линии соприкосновения, включая: Донецк, Макеевку, Зайцево, Гольмовский, Михайловка, Ясиноватая, Спартак, Крутая Балка, Жабичево, Александровка, Докучаевск, Новомарьевка, Саханка, Таврическое, Коминтерново, Ленинское, Безыменное.От огня украинской артиллерии получил ранение один военнослужащий армии ДНР. Пострадавшие среди мирного населения и разрушения уточняются...


Сводка на 5 февраля 2017 года из штаба Народной милиции ЛНР: «За сутки украинские силовики 2 раза нарушили режим прекращения огня, применив 82-мм миномёты и стрелковое оружие.

Обстрелам подверглись позиции Народной милиции ЛНР в районе населенных пунков ПЕРВОМАЙСК и КАЛИНОВО.

10.04 МО 82 мм (35 мин) — с направления ПОПАСНАЯ по позициям Народной милиции в районе ПЕРВОМАЙСК.

19.10 МО 82 мм (8 мин) — с направления ТРОИЦКОЕ по позициям Народной милиции в районе КАЛИНОВО.

Потерь нет»

4 февраля утром в Луганске в результате подрыва автомобиля начальник управления Народной милиции ЛНР полковник Олег Анащенко.

Взрыв квалифицирован как теракт.

Сводка из штаба Народной милиции ЛНР на 4 февраля 2017 года:

«За сутки украинские ВСУ 10 раз нарушили режим прекращения огня, применив артиллерию калибром 152-мм, миномёты калибром 120-мм, 82-мм и стрелковое оружие. Обстрелам подверглись позиции Народной милиции ЛНР в районе населенных пунктов КАЛИНОВО-БОРЩЕВАТОЕ, КАЛИНОВКА,ЛОЗОВОЕ, КАЛИНОВКА, ВЕСЕЛОГОРОВКА.

Потерь нет».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera