Сюжеты

«Последний герой» Гиви

Почему легендарные полевые командиры «Новороссии» один за другим погибают не в окопе, а в глубоком тылу

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 14 от 10 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

119

В Донбассе при странных обстоятельствах убит очередной «народный командир», один из самых известных персонажей войны на юго-востоке Украины — полковник Гиви. Покушение на 36-летнего Михаила Толстых (настоящее имя «полковника ДНР») было совершенно в его же собственном кабинете на базе в Макеевке — рано утром 8 февраля Гиви атаковали при помощи огнемета «Шмель». В причастности к его убийству лидеры ДНР ожидаемо обвинили украинские спецслужбы, а прокуратура сепаратисткой республики уже заявила, что вышла по горячим следам на предполагаемых исполнителей.

Читайте также

«Это тебе за пацанов, погибших под Авдеевкой!» Ответственность за убийство комбата Гиви взяли на себя его подчиненные (Обновлено)

«Народные командиры»

После убийства Моторолы в лифте четыре месяца назад последним живым командиром Новороссии из народа оставался Гиви. Оба — и Гиви, и Моторола — оказались на украинской войне в группе бойцов отставного офицера ФСБ, писателя-реконструктора Стрелкова-Гиркина, захватившего в апреле 2014 года Славянск. После ухода Гиркина из Славянска они обосновались в Донецке, где нашли для себя персональную горячую точку — этим местом был Донецкий аэропорт. Гиви и Моторола называли себя уполномоченными за его освобождение. Бывший автомойщик из Коми Арсений Павлов к тому моменту уже имел собственный отряд из двух сотен бойцов — «Спарта», а водитель дизельного погрузчика из Иловайска Михаил Толстых организовал батальон «Сомали».

Впервые о Толстых заговорили в октябре 2014 года, после появления на YouTube видео, где он на повышенных тонах разговаривает по телефону с командиром отряда украинских «киборгов», обороняющих аэропорт. Гиви спрашивает украинца, почему, несмотря на соглашение о перемирии, ВСУ обстреливает его позиции. За минуту до этого камера показывает одного из бойцов «Сомали», который загоняет снаряд в пушку и стреляет в сторону терминала. Затем Гиви говорит:

— Кто сейчас стрелял?…Мы что ли?! Конечно, ты ничего не знаешь! Или это поляки с французами-немцами, которые тебе помогают там?… Мой батальон самый сильный! Я пущу все танки, всю артиллерию [на тебя], я тебя предупреждаю!

Еще одно известное видео, принесшее Гиви многочисленные лайки, — кадры минометного обстрела позиций «Сомали» со стороны ВСУ. В сюжете, снятом кем-то из журналистов, видно как куски земли прилетают прямо под ноги Толстых, в то время как тот продолжает спокойно курить сигарету. За кадром, впрочем, осталась окружающая обстановка — от обстрела Гиви защищала жилая девятиэтажка, под которой он находился во время съемок. Именно ее Гиви и Моторола использовали на протяжении нескольких месяцев как укрытие, здесь же размещались и их боевые позиции, неподалеку располагался штаб. Соседями Гиви были несколько обезумевших от постоянных обстрелов пенсионерок, оставшихся жить в девятиэтажке. После обстрела Гиви при мне решил подбросить одну из них до магазина.

— Почему ваш дом используют как военный объект? — спросил я ее тогда.

— Ополченцы-то? Да они нам защита, и кормют, — ответила женщина, погружаясь в машину Гиви.

Выбор аэропорта как места работы Гиви и Моторолы оказался неслучаен. Из всех горячих точек в то время аэропорт был самым удобным местом для съемок войны. Из центра Донецка до девятиэтажки журналисты (российские и иностранные) могли доехать за 20 минут. Частенько к их приезду Гиви и Моторола начинали обстрел аэропорта, чтобы разогреть киборгов для большей убедительности съемок.

Надо сказать, оба любили внимание прессы. Поначалу и Павлов, и Толстых могли даже сами приезжать в гостиницу на интервью с иностранными журналистами и сами привозили их в аэропорт. Позже «народные командиры» стали просить за съемочные дни плату. Выгодное сотрудничество Гиви и Моторола наладили с каналом Lifenews, который публиковал их видео, выдавая за свои.

«Народные командиры» фиксировали для YouTube почти все события, связанные с аэропортом. Оба принимали участие в обмене пленными. Журналисты, работавшие в 2015 году в Донецке, помнят драматичный разрыв в отношениях боевой пары, когда во время одного из обменов Моторола пожал руку прибывшему за своими солдатами украинскому офицеру, а узнавший об этом Гиви посчитал такой поступок изменой и предательством. Но куда больший скандал вызвали видеозаписи, на которых Гиви бьет и унижает пленных, а Моторола заявляет, что лично расстреливал 15 солдат ВСУ. Отомстить Павлову и Толстых публично обещали известные украинские командиры.


Съемки в сюжетах и ролики собственного производства сделали из Гиви и Моторолы самых известных «ополченцев» ДНР. Собственно, они были главными медийными лицами этой войны. С той лишь разницей, что Моторола воплощал в себе образ русского добровольца, бросившего работу автомойщика в России, чтобы сражаться против фашистов, а Гиви был парнем из местных — тех самых, кого Владимир Путин называл «трактористами и шахтерами».

Впрочем, ни тот, ни другой не были героями судьбоносных сражений и не запомнились славными боевыми подвигами. Рассказы Гиви о том, как он с другими ополченцами брал Иловайск, выглядели неубедительными после воспоминаний украинских пленных о русских танковых соединениях, штурмовавших город. Не очень убедительно Гиви объяснял нам и то, откуда у его батальона запечатанные ящики с боеприпасами со свежей заводской маркировкой: «Да отжали с Моторолой у хунты», — сообщал Гиви. 

Реальная война со всей очевидностью не входила в их основные задачи. Задача состояла в другом —быть прикрытием другой армии и лицом чужих побед. Полгода съемок бесконечной битвы за Донецкий аэропорт закрепили в глазах телезрителя картину народной войны автомойщика и водителя погрузчика с фашистами. Затем, в январе 2015 года, к аэропорту пришли «отпускники» и за две недели выбили ВСУ с его территории. Однако официальными победителями в битве за аэропорт числятся все те же Моторола с Гиви.

Из всех полевых командиров полковник Гиви имел минимальные карьерные амбиции и почти не участвовал в междоусобным дрязгах внутри ДНР.

После завершения эпопеи вокруг аэропорта он практически исчез с экранов. Сошла на нет и волна патриотического ликования. После убийства Моторолы в лифте Гиви остался последним «командиром из народа» с собственным батальоном. В то же время в самопровозглашенных республиках уже действовали постоянные военные соединения, сформированные российскими советниками из «отпускников» и местных жителей. Уход Гиви знаменует окончательный финал «народной войны» в Донбассе и установление в республиках полной военной монополии.

Герои «гибридной войны» оказались больше не нужны.

Кто остался

Убийство «полковника Гиви» стало еще одним событием в череде загадочных смертей «народных командиров» Донбасса, которые погибают не в окопе, а в глубоком тылу. После смерти Моторолы в октябре и недавней кончины от инфаркта на подмосковной даче первого главы «ЛНР» Болотова живых лидеров «русской весны в Донбассе» осталось всего несколько человек.

Почти все полевые командиры Новороссии уходили бесславно — последние два года они погибали в результате покушений, при невыясненных обстоятельствах или бесследно пропадали в России. Были убиты и найдены мертвыми такие полевые командиры, как Павел Дремов, Алексей Мозговой (батальон «Призрак»), Армен Багирян («Багги») и Александр Беднов («Бэтмэн»), «народный мэр» Первомайска Евгений Ищенко.

Кроме Ищенко, все убитые — граждане Украины. Согласились уйти добровольно и остались в живых лишь несколько человек — «главком армии» Новороссии Игорь Стрелков-Гиркин, первый глава ДНР Александр Бородай, атаман и предводитель «Казацкой народной республики», организованной в 2014 году внутри ЛНР, Николай Козицын, «народный мэр» Горловки Игорь Безлер, лидер батальона «Восток» Александр Ходаковский. Кроме Ходаковского, все — граждане России.

«Первые герои Новороссии», они пробыли на виду лишь несколько месяцев, но заработали колоссальную славу среди публики, взбудораженной пропагандой. Весной 2014 года популярность некоторых — Стрелкова-Гиркина, Мозгового или Безлера — устремилась к уровням федеральных российских политиков первого порядка. Атаман Козицын и тот же Гиркин стали открыто полемизировать по поводу решений российского руководства. Сами молодые «республики», появившиеся на территории Донецкой и Луганской областей, захлестнула волна передела собственности, вооруженных нападений, похищений, совершенных от имени «Новороссии», и банального рэкета. 

В итоге разгулявшихся лидеров «русской весны» Москва начала активно выдергивать из Донбасса уже летом 2014 года. Стрелков, Болотов и Бородай оказались в Москве, Безлер — в Крыму, Козицын — в Новочерскаске, Ходаковский остался в Донецке, но лишился всех должностей и ресурсов.

Согласившись на мирную отставку, все они тем не менее оставались активными комментаторами событий на юго-востоке Украины; как правило, выступали с критикой в адрес своих сменщиков в ДНР и ЛНР и нередко — московских кураторов.

Оппозиционная активность «ветеранов», впрочем, никого не задевала. До кончины Болотова безопасность добровольно устранившихся лидеров «русской весны» также не вызывала сомнений. Теперь вопрос о судьбе этих «ветеранов» кажется открытым.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera