Расследования

Кто захватил активы «Партии»

Луабея Мулумба (слева) и Ричманд Аниаква

Этот материал вышел в № 14 от 10 февраля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

10

Луабея Мулумба из Замбии и Ричманд Аниаква из Ганы подружились, когда учились в медицинском университете в китайском Харбине. Парни уже защитили дипломы, работают врачами. А весной 2014-го именно Мулумба и Аниаква числились руководителями бизнес-империи, созданной российским миллиардером Александром Минеевым.

 Минеева застрелили 22 января 2014 года в подмосковном Королеве. А спустя три месяца, 23 апреля, в Гонконге директором компании Crazy Dragon International Limited был назначен Луабея Мулумба. Тогда же, в конце апреля,  друга Луабеи Ричманда назначили директором сразу четырех фирм, учрежденных головной компанией Crazy Dragon в Белизе и на Сейшельских островах, — OrangeCap Ltd, MilkyCap Ltd, BrownCap Ltd и CepCap Ltd. В свою очередь, эти офшорные компании выступали учредителями восемнадцати российских фирм, на которые были оформлены два десятка крупных торговых объектов в Москве и других регионах России общей площадью около 60 тысяч квадратных метров.

Уже 28 апреля и Луабея Мулумба, и Ричманд Аниаква подписали доверенности на имя российского адвоката Вадима Веденина на представление в судах интересов как компании Crazy Dragon, так и сейшельских и белизских компаний.

К тому времени в уголовных делах об убийстве Александра Минеева и рейдерском захвате его активов, объединенных в одно производство, уже были подозреваемые. Несколько человек были объявлены в международный розыск, несколько — находились в СИЗО или под домашним арестом. Среди подозреваемых была и бывшая начальница юридической службы убитого бизнесмена Юлия Егорова. Именно она числилась руководителем сейшельских и белизских офшоров до Ричманда Аниаквы. И Егорова знать не знала, что освобождена от должностей.

С момента назначения Луабеи Мулумбы директором компании Crazy Dragon, Ричманда Аниаквы — руководителем сейшельских и белизских офшоров, то есть с конца апреля 2014 года, фактически начались действия, похожие на «экспроприацию экспроприаторов».

Бизнес-карьера студентов-медиков продлилась недолго. 29 мая 2014 Луабею Мулумбу отстранили от выполнения обязанностей директора компании Crazy Dragon. На эту должность был назначен Александр Шибаков, который написал в регистрационный орган Гонконга заявление, что ему больше 18 лет и он согласен занять должность директора.

Через четыре дня, 2 июня, сменилось и руководство в белизских и сейшельских офшорах. Во всех четырех компаниях должность директора вместо Ричманда Аниаквы занял Александр Шибаков. А 5 июня Шибаков обратился в гонконгский регистрирующий орган с заявлением об изменении названия компании. Crazy Dragon International Limited превратилась в HK Crazy Dragon International Limited.

12 ноября 2014 года единоличным владельцем HK Crazy Dragon International Limited становится панамская компания FORUS Corporation. Та самая компания, о которой в первой части расследования я писал, что руководит ею все тот же Александр Шибаков. В той же публикации я упомянул о допросе Шибакова в рамках уголовного дела об убийстве Минеева. 24 июня 2014 года Шибаков, предупрежденный об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, заявил, что поручил своим китайским адвокатам провести переговоры «с директором «Крейзи Драгона» Лабелия Мулумба… в ходе которых было достигнуто согласие о продаже 100% пакетов акций компании «Крейзи Драгон». Покупателем в данной сделке выступила моя Сейшельская компания…» (орфография по протоколу допроса. — И.М.).

На самом деле события развивались несколько иначе. Луабея Мулумба не мог вести каких-либо переговоров по продаже «акций компании «Крейзи Драгон», потому что не имел на это полномочий, поскольку был номинальным директором.

Но прежде чем рассказать, как на самом деле у Crazy Dragon сменились акционеры, а 13 ноября 2015 года компания была и вовсе ликвидирована за ненадобностью, надо вспомнить, как создавалась Crazy Dragon. Лучше всех это помнил Константин Ваньков. Вот его рассказ, изложенный в протоколе допроса от 30 марта 2014 года: «Мной по указанию Минеева была приобретена офшорная компания Crazy Dragon. Данная компания была приобретена следующим образом. Через систему интернет лично я стал искать фирму-администратора, которая занимается созданием офшорных компаний. Через некоторое время я остановил свой выбор на компании из Гонконга CORE Ltd…»

Тут надо пояснить, что CORE Ltd — это сокращенное название гонконгской компании Company Registration & Business Services Limited in Hong Kong, оказывающей услуги по созданию офшорных компаний и подбирающей персонал. При этом бенефициару не обязательно прилетать в Гонконг, все операции проводятся через интернет. Что Ваньков и пояснил следователю: «Исключительно посредством электронной почты мной указанной компании было поручено создание офшорной компании с названием Crazy Dragon и назначение в нее номинального директора и учредителя, которые должны подписать специальное письмо, в котором указано, что они владеют акциями данной компании и управляют ею в интересах бенефициара, то есть Минеева. Номинальным директором и учредителем данной компании выступили неизвестные мне лица из числа жителей Гонконга».

Копия «трастового договора», подтверждающая, что бенефициар Crazy Dragon — Александр Минеев

По словам Ванькова, сразу после регистрации компании Crazy Dragon он получил экспресс-почтой весь пакет документов: «В этом пакете были следующие документы: устав, учредительный договор, сертификат акций, свидетельство о регистрации, а также трастовое письмо, о котором говорил выше. Оплата указанных услуг происходила безналичным расчетом на счет компании CORE Ltd, который они мне также прислали по электронной почте. Номер счета я передал Минееву, и он проводил оплату».

На этом процесс вывода активов не завершился: «После этого, по указанию Минеева, я опять же через CORE Ltd создал еще четыре офшорные компании: OrangeCap Ltd, MilkyCap Ltd, BrownCap Ltd и CepCap Ltd… учредителями которых стала компания Crazy Dragon. При этом две из четырех указанных мной офшорных компаний были зарегистрированы в государстве Белиз, а две — на Сейшельских островах. В эти компании уже было решено поставить директором нашего человека. В конце февраля я пригласил к себе в кабинет… Егорову Юлию Олеговну и по согласованию с Минеевым предложил ей стать номинальным директором компаний…»

Как я писал в предыдущей публикации, покинув Россию, Константин Ваньков в декабре 2014-го прислал следователю «Декларацию», что именно он 24 февраля 2012 года учредил гонконгскую компанию Crazy Dragon International Limited и до ноября 2014-го был единственным бенефициаром, а в ноябре 2014-го уступил все права панамской компании FORUS Corporation в лице Александра Шибакова.

Когда этот документ оказался в моем распоряжении, у меня возникли сомнения, что Ваньков написал правду. И не только потому, что утверждение о том, что конечным бенефициаром Crazy Dragon был именно он, противоречит показаниям Ванькова в ходе допроса 30 марта 2014 года. (Ваньков действительно мог быть напуган убийством Минеева, и признание, что все активы принадлежали ему, а не Минееву, по логике Ванькова могло быть равносильно заявлению, что «не того убили».)

Но есть еще несколько серьезных моментов, вынуждающих сомневаться в искренности Ванькова.

Во-первых, «Декларация» не стыкуется с показаниями Александра Шибакова, в протоколе допроса которого от 24 июня 2014 года черным по белому написано, что переговоры о покупке 100% пакетов акций компании Crazy Dragon адвокаты Шибакова вели с «с директором «Крейзи Драгона» Лабелия Мулумба». И именно с ним было «достигнуто согласие» о сделке.

Еще одно более серьезное обстоятельство — это бракоразводный процесс в Высоком суде Лондона, о котором я тоже уже упоминал. Дело №FD10F0051, которое рассматривала судья Элеонора Кинг, было процессом о разделе имущества. И если в деле был только один истец — бывшая супруга Александра Минеева, то ответчиком был не только сам Минеев, но и еще пять фигурантов. В том числе компания SANTAKOFF Trust Limited, директором которой был Константин Ваньков.

Ваньков в суде так и не появился. Интересы возглавляемой им компании представляли королевские адвокаты Кристофер Вагстанффе и Лора Хитон из юридической фирмы Withers LLP. Адвокатов не допустили бы к процессу, если бы у них на руках не было доверенности, подписанной Ваньковым. А Withers LLP — международная компания, созданная еще в позапрошлом веке, в 1896 году, и дорожащая своей репутацией. Withers LLP, взявшись за дело, должны были основательно изучить все имеющиеся документы, предоставленные Ваньковым.

Александр Минеев пытался убедить суд, что он еще в 2006 году отошел от дел и не владеет какой-либо коммерческой недвижимостью. Это же пытались доказать и другие ответчики по делу. Но Высокий суд Лондона им не поверил, записав в решении, что Минеев «держит под полным контролем свою бизнес-империю», что сотрудник Минеева Константин Ваньков регулярно приезжал в Лондон для получения инструкций, касающихся предприятий, контролируемых Минеевым. Если бы у Константина Ванькова во время процесса в Лондоне был хоть какой-то документ, подтверждающий, что именно он конечный бенефициар компании Crazy Dragon, неужели он не представил бы его адвокатам из юридической фирмы Withers LLP, представляющим интересы возглавляемой им компании SANTAKOFF Trust Limited? Неужели об этом промолчал бы ключевой ответчик по делу Александр Минеев? Не логично.

Объяснить «забывчивость» и Минеева, и Ванькова можно только одним. Во время судебного процесса в Лондоне, завершившегося в конце 2013 года, конечным бенефициаром Crazy Dragon мог быть Александр Минеев.

А документы о том, что бенефициаром Crazy Dragon с момента регистрации в феврале 2012 года был Константин Ваньков, по всей видимости, появились в 2014-м, уже после убийства Минеева. Или же, что более вероятно, таких документов вообще не существует.

Это подтверждается и копией «трастового договора», предоставленного следствию другом детства Минеева Михаилом Лентьевым. Документ, датированный 12 марта 2013 года, подписан Раймондом Чаном, руководителем компании CORE Ltd. Той самой компании, которая и зарегистрировала компанию Crazy Dragon. Проведенная экспертиза показала, что подпись Раймонда Чана на документе — подлинная. Подлинность документа признали и в управлении внутренних доходов Гонконга. Немаловажно и то, что этот документ Лентьеву прислал именно Раймонд Чан.

Как же произошла предполагаемая смена бенефициара компании Crazy Dragon? За четыре месяца журналистского расследования мне удалось собрать достаточное количество сведений, чтобы попытаться восстановить хронику событий.

Как я уже говорил, 23 апреля 2014 года директором Crazy Dragon был назначен Луабея Мулумба. Его назначению предшествовала произошедшая в тот же день смена секретарской компании. CORE Ltd была заменена на компанию Hongkong Huasheng Accounting Office Limited. При этом документы на изменение подала компания Hongkong Huasheng Accounting Office Limited.

Как могла произойти смена организации, выполняющей секретарские функции, по заявлению компании, не имеющей никакого отношения к Crazy Dragon, мне пока не совсем понятно. Получается, что в Гонконге была зарегистрирована номинальная фирма, которая подала в местный реестр якобы от имени Crazy Dragon документы о смене секретарской компании?

Возможно, ответить на этот вопрос могла бы гонконгская полиция. Но на «Запрос о правовой помощи по уголовному делу №106556», направленный в Гонконг Генеральной прокуратурой, из министерства юстиции Гонконга пришел вежливый ответ. Суть следующая: мы не можем провести выемку документов Crazy Dragon и опросить свидетелей, потому что запрос составлен неправильно, в нем не содержится исчерпывающей информации, необходимой для официального начала процессуальных действий.

В предыдущей публикации я рассказывал о встрече с адвокатом Вадимом Ведениным и двумя его «коллегами», одного из которых мне удалось идентифицировать как Александра Каледина — партнера Шибакова в панамской компании FORUS Corporation.

Наш разговор длился больше часа. Задал я и вопрос, как же так получилось, что Вадим Веденин даже в сентябре 2014-го в публичных интервью говорил, что единственный бенефициар Crazy Dragon — Александр Минеев, а вскоре изменил свое мнение.

Веденин ответил, что первоначально его мнение сформировалось исходя из тех сведений, которые ему были известны до сентября.

Тут я подумал, что адвокат лукавит, пытаясь ввести меня в заблуждение. Как же он к сентябрю 2014 года мог ничего не знать о бенефициаре Crazy Dragon, если уже в апреле на него были выписаны доверенности Луабеей Мулумбой и Ричмандом Аниаквой? И он начал представлять их интересы в судах?

Когда наша встреча завершилась, Александр Каледин произнес, что, видимо, эта наша встреча не последняя.

— Мы готовы ответить на любые вопросы, — сказал он. — И готовы предоставить документы, подтверждающие каждое наше слово…

Через несколько дней после встречи в офисе «Форус-Групп» я позвонил адвокату Вадиму Веденину и попросил несколько документов. Напомнил, что во время встречи упоминался ответ из полиции Гонконга. Я сказал Веденину, что в моем распоряжении есть копия одного из ответов, но в нем написано, что они не могут изъять документы и допросить свидетелей, потому что запрос, направленный Генеральной прокуратурой России, не соответствует требованиям для подобного рода документов.

— Речь шла об этом ответе? — спросил я Веденина. — Или у вас есть копия другого документа из гонконгской полиции? Можете поделиться?

Еще я попросил документы, подтверждающие утверждение Каледина, прозвучавшее во время нашего разговора, что Шибаков действительно заплатил Ванькову за акции компании Crazy Dragon сумму с шестью нулями. А еще я хотел увидеть документ, подтверждающий, что до ноября 2014 года бенефициаром Crazy Dragon был именно Ваньков.

Веденин обещал перезвонить. Не обманул. Перезвонил. Но лишь для того, чтобы сообщить, что после консультаций со своим доверителем они решили никаких документов мне не предоставлять и больше не встречаться.

Ответ на запрос из управления внутренних доходов Гонконга

Окончание следует

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera