Сюжеты

Хороший хакер — русский хакер

Почему президент Франции опасается вмешательства посторонних во французские выборы, а Марин Ле Пен — не очень

Фото: EPA

Этот материал вышел в № 22 от 3 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

7

Франсуа Олланд поручил предоставить ему доклад о том, как обеспечить безопасность ближайших президентских выборов во Франции — «в том числе, информационную». Президент не может напрямую назвать подозреваемых в нарушении информационной безопасности, но по косвенным признакам приходится сделать вывод, что основная угроза исходит из Москвы.

О поручении Олланда стало известно 15 февраля — из коммюнике Елисейского дворца, составленного по итогам очередного заседания Совета безопасности.

В нем же сообщалось, что меры будут представлены на следующем заседании Совбеза — 23 февраля.

Позднее срок перенесли на 24-е, а за сутки до последней даты «заседание Совбеза» исчезло из президентской повестки на эту неделю.

Причину исчезновения в Елисейском дворце не комментируют.

Возможно, задача оказалась не такой простой, как думал Олланд.

Возможно, для рассмотрения в Елисейском дворце вопросов информационной безопасности выборов нужно было сначала обеспечить информационную безопасность самого дворца, но пока не сумели…

В любом случае, мы с вами уже можем устроить разбор предвыборных страхов, которые к сегодняшнему дню озвучены французскими политиками и СМИ. До выборов осталось меньше двух месяцев.

«Не может идти и речи о причастности официальной Москвы»

14 февраля в газете «Монд» вышла колонка Ришара Ферранда, генерального секретаря движения «En Marche!», которое было создано для продвижения на пост президента 39-летнего Эмманюэля Макрона, бывшего министра экономики (назначенного на эту должность Олландом, но позднее «предавшего» шефа).

Заголовок колонки — «Не позволим России дестабилизировать президентские выборы во Франции!» — не оставляет пространства для альтернативных толкований.

В разоблачительном материале Ферранд утверждает, что сайт движения «En Marche!» ежемесячно становится объектом «нескольких тысяч атак разного свойства», а их количество и характер позволяют говорить о том, что они «осуществляются скоординированной группой».

И хотя Ферранд заявляет, что большинство атак происходит с территории Украины, его обвинения направлены именно в адрес российских властей. Теоретически для этого есть основания: даже если не думать о том, что на востоке Украины есть большая «черная дыра» в виде «ДНР-ЛНР», нужно понимать, что найти лояльного хакера можно в любой точке планеты.

С другой стороны, труднопреодолимые препятствия в деле поиска доказательств причастности российских официальных лиц к кибератакам позволяют этим же лицам в ответ на обвинения задавать вопрос: а с чего вы взяли?

В тот же день, 14 февраля, пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил: «Не может идти и речи о какой-либо причастности официальной Москвы к этим атакам, имели они место или не имели».

Впрочем, речь о причастности все-таки идет. И в США, и теперь — во Франции.

«Пусть Кремль передаст это послание российским СМИ»

Генсек макроновского движения подразумевал под «информационными атаками» не только попытки обрушить сайт родного движения и взломать почту. Он говорил и о «голословных заявлениях» российских СМИ о наличии информации, «компрометирующей Макрона».

3 февраля франкоязычные сайты Sputnik (ФГУП МИА «Россия сегодня») и Russia Today (тот же ФГУП) сообщили со ссылкой на «Известия», что Джулиан Ассанж нашел что-то разоблачительное против Макрона в мейлах Хиллари Клинтон. Правда, что именно нашел — до сих пор не известно. Нет доказательств и для других «обвинений».

Тем не менее, Макрона сделали сразу и ставленником «богатого гей-лобби» и «американским агентом на службе банковского лобби».

Эммануэль Макрон. Фото: EPA

Обладающему неплохим чувством юмора, а также редкой политической гибкостью Макрону — который до сих пор хотя и не выразил восторга по поводу политики кремлевского руководства, но не показал и враждебности — пока остается лишь горько шутить в сторону. От которой, по его мнению, исходят атаки.

«Я приветствую желание Кремля сохранить нейтралитет в /наших/ выборах. Пусть он только передаст российским СМИ послание, чтобы они не распространяли лживые слухи», — сказал кандидат Макрон.

Кандидат, который, с одной стороны, не может не понимать, что роль жертвы кремлевского заговора может добавить ему пару баллов рейтинга, а с другой — перед глазами ведь пример американских выборов.

«Россия может попытаться вмешаться во французские выборы»

15 февраля французский министр иностранных дел Жан-Марк Эйро заявил в парламенте, что

«Франция не потерпит никакого вмешательства» в свои выборы — «ни из России, ни из (любого) другого государства». Других государств министр не назвал.

18 февраля в студии телеканала TV5 Monde тот же Эйро отвечал на вопрос об опасности «российских кибератак». Министр сказал, что этому вопросу будет посвящено основное время заседания Совбеза в ближайшую пятницу (т.е. 24 февраля — но оно, как известно, пока не состоялось). «Россия может попытаться вмешаться во французские выборы, чтобы был избран тот, кто ей больше нравится», — сказал глава МИД Франции. И добавил: «Когда тот или иной кандидат вызывает особое расположение Москвы», «это меня шокирует. Я удивляюсь, что эти кандидаты — Франсуа Фийон или Марин Ле Пен — не протестуют против /подобных действий/ России».

Операция «Мистраль»

В ходе того же интервью журналисты вместе с министром вспомнили, что сам телеканал TV5 Monde (вещающий в двухстах странах мира и имеющий аудиторию 260 млн человек), не так давно стал жертвой кибератаки.

8 апреля 2015 года cерверы телеканала, его сайт и аккаунты в соцсетях были взломаны группой хакеров, назвавших себя Cybercaliphate и заявивших, что действуют от имени (террористической и запрещенной в России) группировки ИГИЛ.

Вещание 12 каналов TV5 Monde (на разных языках) и работа его сайтов были прерваны на несколько часов. Системщики телеканала исправляли последствия атаки в течение почти трех месяцев. Стоимость работ по восстановлению и усилению защиты информационных систем телеканала составила более 10 млн евро.

Позднее Национальное агентство безопасности информационных систем (ANSSI), которое находится в подчинении правительства Франции, пришло к выводу, что публикация исламистских лозунгов на сайте и в соцсетях телеканала была «отвлекающим маневром». 

В совершении атаки, произведенной с сервера, находящегося в Бразилии, заподозрили группу «Pawn Storm» («Пешечный штурм»). Ей также приписывают имена Sednit, APT28, Sofacy,  Strontium, Threat Group-4127. Самое известное ее название — Fancy Bears («Прикольные медведи»).

Читайте также

Трампу хотят устроить Уотергейт. Что стоит за скандалом с предвыборными кибератаками из России?

Французские СМИ, со ссылкой на источники в разведке, указывали на то, что эта хакерская группа подконтрольна ГРУ.

Удар по телеканалу TV5 Monde, который на 70% финансируется из бюджета Франции, мог быть российским ответом на историю с отказом Олланда поставить «Мистрали» и приехать в Москву на празднование юбилея Победы, предположил тогда со ссылкой на свои источники французский журнал L'Express. Доказательств, правда, пока никто представить не смог.

Марин Ле Пен в «Башне Трампа»

Эту же группу «российских хакеров» обвиняли в атаках на серверы Белого Дома, НАТО и ОБСЕ. А самое известное достижение, которое ей приписывают — взлом почты Хиллари Клинтон и атака на серверы Демократической партии США.

Именно история с кибератакой на Клинтон вынудила французское правительственное агентство ANSSI пригласить 26.10.2016 представителей всех партий и движений Франции на специальный семинар по информационной безопасности. Чтобы подготовить их к французской президентской гонке.

На тот октябрьский семинар пришли представители всех известных французских политических партий и движений. Не было только людей из «Нацфронта» Марин Ле Пен. Зато известно, что через неделю с небольшим — т.е. сразу после объявления результатов американских выборов — саму Марин видели в Нью-Йорке, в холле «Башни Трампа».

Марин Ле Пен в Trump Tower

Впрочем, французские СМИ утверждают, что встречи с хозяином башни ей добиться так и не удалось.

Вирусы на службе лояльных кандидатов

В начале февраля респектабельная французская сатирическая газета Canard enchaîné опубликовала сообщение источника из DGSE — французской дирекции внешней разведки, подчиняющейся Минобороны.

Источник заявил, что

российские спецслужбы готовят «вирусную атаку» с целью обрушить на франкоязычные интернет-ресурсы лавину сообщений в поддержку Марин Ле Пен.

И вёдра компромата на ее противников.

О такой  же массированной «вирусной» поддержке другого прокремлевского кандидата — Франсуа Фийона — французская разведка пока не сообщала.

Может быть, еще не время: Фийон все еще не может отмыться от коррупционного скандала #PenelopeGate: месяц назад страна узнала, что его жена Пенелопа получила почти 1 млн евро из бюджета за работу, которую вряд ли выполняла.

Ну, а представитель Макрона в упомянутой выше передовице «Не позволим России дестабилизировать президентские выборы во Франции!» обратился за помощью не только к президенту Олланду, но и «к руководителям основных соцсетей». Он попросил отнестись к страничкам прокремлевских СМИ (тех же Russia Today и Sputnik) как к «пропагандистским сайтам» — и в связи с этим «подумать, как ограничить их аудиторию»: например, отказать им в возможности продвижения материалов на рекламной основе.
 

Внимание, розыск: для борьбы с хакерами требуются мозги

А пока «руководители основных соцсетей» усиленно размышляют над предложением макроновца, французские власти тоже не дремлют. Но судя по тому, что семинар по информационной безопасности выборов президента Франции прошел в октябре, а посвященное этой же теме заседание Совета безопасности было назначено только на конец февраля, раскачиваются французские власти медленно.

Нет, еще медленнее: судя по утечкам от того же источника из французской внешней разведки,

первую кибератаку, имеющую «российский след», Елисейский дворец пережил между 1 и 2 турами президентских выборов 2012 года.

В начале января 2017 года министр обороны Жан-Ив Ле Дриан заявил о намерении создать к 2019 году информационное подразделение CYBERCOM (со штатом 2600  человек).

А правительственное агентство ANSSI в феврале 2016-го стало усиленно размещать объявления о вакансиях.


Первый тур выборов пройдет уже 23 апреля.

Учитывая тот факт, что сразу три кандидата — Ле Пен, Макрон и Фийон — не потеряли шансы на победу, исход выборов может решить какой-нибудь пустяк.

«Французские партии бессильны перед угрозой»

Но есть и поводы для оптимизма.

Как сообщил газете Canard enchaîné источник в той же французской службе внешней разведки, к счастью, Франция «отстает от Соединенных Штатов в области электронного голосования». В декабре в письменном запросе в правительство Франции депутат Себастьян Пьетразанта указал, что машинами для голосования на президентских выборах потенциально могут воспользоваться около миллиона избирателей.

И хотя эти машины и не подключены к Интернету, их «легко взломать», написал депутат и попросил ввести мораторий на их применение до конца президентских выборов.

Остается придумать, что делать с системой электронной передачи данных с избирательных участков в префектуры полиции и далее — в МВД (которое во Франции занимается организацией выборов). «Все это будет составлять настоящую тему для размышлений ANSSI», — пишет газета Journal du dimanche в статье озаглавленной: «Французские политические партии беспомощны перед кибератаками».

«Абсолютно нет», — говорит тот же депутат Себастьян Пьетразанта, который вообще-то отвечает в правящей Соцпартии за информационную безопасность.

«Соцпартия, так же, как и остальные» «не может обеспечить серьезную защиту своих информационных систем», — говорит депутат: «Насколько коммерческие предприятия осознали эти риски /…/, настолько же политические партии беспомощны, так как они исходили из условий, что с ними этого не случится. К тому же, меры защиты стоят дорого».

Вопрос, сколько стоят заказчикам «меры нападения» — то есть атаки на иностранные выборы  — можно не задавать.

Кто тут будет считать убытки — не только прямые, но и косвенные, и отложенные? Те, которые называются «репутационными».

Как говорил один из наших высокопоставленных современников, «русский «Прикольный медведь» своей тайги не отдаст».

А «своя тайга» — она ведь «от Атлантики до Урала…»? Или — «от Москвы до британских морей»?

Париж

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera