Сюжеты

Посадки начались

С 3 марта в Белоруссии задержаны 160 человек

Фото: EPA/TATYANA ZENKOVICH

Этот материал вышел в № 28 от 20 марта 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

15
 

Первый «Марш рассерженных белорусов» 17 февраля в Минске обошелся без задержаний и провокаций. Последовавшие за ним акции в областных городах 18 и 19 февраля — тоже. Зато потом, когда белорусы объявили, что протесты будут продолжаться, и главная цель — вовсе не отмена «тунеядского декрета», с которого все началось, а смена власти, — несменяемая белорусская власть не выдержала.

Все началось с брестчанки Натальи Папковой. После акции протеста в Бресте 26 февраля девушке позвонили — даже не из милиции, а из психдиспансера — и потребовали прийти на обследование, поскольку «на нее пришла бумага из милиции». Наталья отказалась куда-либо идти без официальной повестки — или как это в психдиспансерах называется. 3 марта на выходе из подъезда ее ждали двое сотрудников милиции, которые силой увезли Наталью якобы на обследование. В психиатрическом стационаре Папкова провела почти трое суток, после чего ее отпустили — аккурат после очередной акции 5 марта в Бресте. Никаких обследований или чего-то подобного не происходило — просто активистку движения «Молодая Беларусь» три дня продержали в изоляции. Зато не в тюрьме — команды сажать на тот момент еще не поступало.

Потом начали задерживать участников акций в других городах. В Гомеле, Барановичах, Гродно, Орше, Могилеве, Минске, снова в Бресте. С 3 по 14 марта, по данным правозащитников, задержан 101 человек. Для них уже не придумывали историй вроде военных сборов или психиатрических обследований: судебный конвейер заработал со скоростью, эквивалентной протестам декабря 2010 года. На 15 суток отправлены за решетку не только активисты, но и организаторы акций протеста — Анатолий Лебедько, Павел Северинец, Виталий Рымашевский, Юрий Губаревич. В общей сложности за решетку отправились больше ста человек.

А 15 марта после «Марша нетунеядцев» в Минске белорусам напомнили, как это вообще может происходить. Кстати, именно эта акция была согласована местными властями и разрешена Мингорисполкомом. Был определен маршрут — от Академии наук до площади Бангалор. Собравшиеся — их было около трех тысяч — ни на миллиметр не отклонились от маршрута. Никто не хотел идти в тюрьму за участие в несанкционированном митинге и пропускать 25 марта — день, на который назначена самая крупная акция протеста. Прошли строго по отведенному маршруту, дорогу переходили на зеленый свет или по подземным переходам, на проезжую часть не выходили. Шли с лозунгами «Баста!», «Чиновнику — лопату, рабочему — зарплату», «Лукашенко — главный дармоед», «Отвел от пропасти и довел до ручки». И все, казалось бы, прошло спокойно. Участники договаривались встретиться 25 марта. Но по окончании марша начался старый добрый белорусский «хапун». Участников хватали на остановках. Выволакивали из троллейбусов. Девушек избивали и тащили по асфальту за волосы. Все было, как в прежние времена. 52 задержанных за один вечер — при полном отсутствии провокаций, хулиганских действий, отклонений от разрешенного маршрута. Выдержки хватило ненадолго. Нервы сдали.

В четверг, 16 марта, минские районные суды работали в авральном режиме: судьям предстояло отправить на 15 суток 52 человека. Ничего, мышечная память — великое дело. Они быстро вспомнили, как это бывает, когда приговоры строчатся скорописью, а дела рассматриваются за минуты. Милиционеры тоже вспомнили, как давать свидетельские показания против людей, которых они первый раз в жизни видят, и с легкостью переходить из одного процесса в другой, чтобы не весь личный состав МВД в судах топтался.  Социальные сети обновили списки разрешенных к передаче продуктов. Активисты быстро составили график, кому и куда везти передачи. У них тоже мышечная память сработала. «Кешеры» плечо почти не оттягивают.

Организаторы следующего марша Николай Статкевич, Евгений Афнагель и Владимир Некляев 15 марта на улицы не вышли. Их задача — остаться на свободе и не сесть на 15 суток до 25 марта. Именно на этот день запланирована самая крупная акция в Минске. А 26 марта марши должны пройти в белорусских городах.  И самое главное — это уже не акции против «тунеядского декрета», который оказался всего лишь поводом для волны протестов. Как метко заметила пожилая пассажирка метро 15 марта, когда закрыли станцию «Академия наук» и милиционеры объявляли в мегафоны, что станция закрыта по техническим причинам, — «у нас одна техническая причина уже 20 лет, и все никто не устранит».

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera