Репортажи

«По мотивам политической вражды по отношению к России»

В Симферополе начался суд над журналистом «Радио Свобода» Николаем Семеной

Фото: Антон Наумлюк

Общество

Антон Наумлюкжурналист

1

Суд начался спустя почти полтора года с начала следствия. На первом заседании было представлено обвинение, журналист произнес речь, в которой подробно объяснил, почему не признает вину. Очевидно, Семену собирались обвинить в государственной измене, но собрали материал на статью о сепаратизме. Следить за журналистом сотрудники ФСБ стали еще до разрешения суда. Допрошенные свидетели, оперативники местного управления службы безопасности, объяснить этого так и не смогли.

Журналиста Николая Семену обвиняют в сепаратизме, то есть «публичных призывах к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации», за статью на сайте КрымРеалии, проекта киевской редакции «Радио Свобода», где он пишет, что аннексия Крыма незаконна и Украине необходимо приложить усилия для возвращения полуострова. Такими усилиями, по мнению Семены, стала энергоблокада, когда в сентябре 2015 года в Херсонской области были взорваны опоры линии электропередачи, и Крым погрузился во тьму. Тогда в украинском обществе много спорили о целесообразности акции, которая еще больше отрезала полуостров от материковой Украины. В рамках этой дискуссии выступил Николай Семена, опубликовавший в разделе «мнения» текст под названием «Блокада — необходимый первый шаг к освобождению Крыма». Статья, подписанная псевдонимом Валентин Гончар, до сих пор находится на сайте КрымРеалии, который заблокирован на полуострове. Николаю Семене за этот текст грозит до пяти лет лишения свободы, согласно части 2 статьи 280.1 Уголовного кодекса.

Дело против Николая Семены возбудили весной 2016 года. В апреле силовики провели обыски сразу по семи адресам в Крыму у журналистов, сотрудничающих с «Радио Свобода». Впоследствии стало известно, что обыски проводились в рамках дела Семены, но тогда корреспондентская сеть КрымРеалии была полностью разгромлена. У Семены изъяли компьютер, телефон, архив статей за двадцать лет работы, с него была взята подписка о невыезде. Позже следователь ФСБ, который вел дело, предъявил журналисту скриншоты с экрана его компьютера, где видно, как он пишет статью буквально по абзацам. За Семеной следили, силовики получили доступ к его компьютеру. И этот факт, кроме собственно обвинения, стал главной темой первого судебного заседания.

Процесс над украинским журналистом должен был начаться две недели назад, но тогда зал Железнодорожного районного суда Симферополя не вместил всех желающих, защита потребовала более просторное помещение и судья Надежда Школьная перенесла слушания. Спустя две недели процесс продолжился. Семена явился на заседание вместе с двумя адвокатами — Эмилем Курбединовым и Александром Попковым. Еще несколько человек пришли поддержать журналиста, но большой зал в итоге не понадобился. Фотосъемку во время процесса судья проводить запретила.

Прокурор зачитал обвинение, почему-то упорно делая ударение на второй слог в фамилии журналиста. «Семена действовал умышленно по мотивам политической вражды по отношению к Российской Федерации и факту вхождения в ее состав Республики Крым в качестве нового субъекта РФ, осознавая преступный характер своих действий… подготовил статью с призывами к осуществлению действия, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации», — читал прокурор текст обвинительного заключения.

«Желаете выразить свое отношение к обвинению», — обратилась судья к Семене. В ответ журналист зачитал заранее подготовленный подробный ответ. Вины Николай Семена не признал.

«Я заявляю, что у меня никогда не было «политической вражды к РФ», как и антироссийских настроений, — заявил подсудимый. — Ни в одном украинском либо европейском издании у меня нет ни одной статьи, которую можно было бы назвать антироссийской. Да, у меня есть статьи с критикой политики правительства, отдельных отраслей экономики, отдельных представителей власти и не только России, но и Украины, но критика — не только право, но и обязанность СМИ, и это не является основанием для обвинения в «политической вражде».

Семена заявил, что следствие так и не выяснило «злой умысел в отношении Российской Федерации и ее территориальной целостности» в его действиях, раскритиковал утверждение, что статья о блокаде полуострова написана им из чувства вражды как к России, так и к процессу аннексии Крыма. Публикацию своего текста он расценил, как участие в дискуссии по поводу территориальной принадлежности полуострова, в которой он отвечал тем, кто утверждал, что Крым присоединен законно. Собственно, речь Семены и составляет позицию защиты: международное право не признает Крым российским, поэтому нельзя обвинять человека в том, что он, фактически следует нормам этого права, имеющего приоритет над национальным законодательством.

«Я допускаю, что в российском политикуме вполне реально могла возникнуть идея присоединения Крыма к России. Вопрос в том, как оно была осуществлена. Россия вопреки всему мировому порядку, нарушая Устав и принципы ООН, всего международного права, Будапештского меморандума, двусторонних договоров с Украиной, осуществила, как это сказано в специальных декларациях и резолюциях ООН, ПАСЕ и ОБСЕ, а также и выводах Гаагского международного суда, первую в мире в период после Второй Мировой войны аннексию Крыма. При этом следует сказать, что в первой половине ХХ века состоялось семь аннексий, но ни одна из них не была признана мировым сообществом, и все до единой в результате последующих решений международных органов были возвращены в первоначальное положение, а агрессор наказан. Я уверен, что такая же участь ожидает и Россию. И я отношусь к этому факту не «политически враждебно», а так, как его оценивает ООН, ПАСЕ, ОБСЕ и все международное право, в том числе теперь уже и Гаагский международный суд», — заключил Семена в своей речи.

Семена читал уверенно и неторопливо, судья речь украинского журналиста ни разу не прервала. В качестве юридического обоснования своей позиции Семена вспомнил российско-украинский договор о границах и закон РФ «О границах», которые так и не были изменены. «Я не отношусь враждебно к этом событиям, я просто с точки зрения современного международного права критикую методы политики России и намерение ее власти все проблемы решать силовым и военным путем», — заявил журналист.

В своей статье он не увидел призывов к сепаратизму, поскольку он ни к кому и не обращался. В обвинении на этот счет сказано: «пытался воздействовать на неограниченный круг лиц», что действительно сложно расценить как адресата призыва Семены.

Обвинения в экстремизме он отрицал, опираясь на Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 года, которая была ратифицирована в том числе и Россией. В тексте конвенции экстремизмом называются действия, с помощью которых пытаются захватить власть, посягнуть на Конституционный строй и общественную безопасность, в том числе с помощью создания незаконных вооруженных формирований. «Как видим, ничего подобного в моих действиях нет, но все, описанное выше, характерно как раз для событий февраля—марта 2014 года», — отметил Семена и назвал обвинение против себя политическим.

«Если и считать мою статью призывом, то это призыв не к нарушению территориальной целостности Российской Федерации, а призыв к восстановлению территориальной целостности и России, и Украины, как дружественных государств и стратегических партнеров, целостность которых была реально нарушена в феврале-марте 2014 года».

После такой речи адвокатам осталось только вновь заявить о невиновности Семены, сослаться на экспертизу профессора Михаила Саввы, которая была приобщена к делу и где доказывается с точки зрения международного права, что Крым остается украинской территорией, и заявить, что за согласие с этим судить журналиста нельзя. Савва, который недавно получил политическое убежище в Украине, находится в Киеве, заявлен в качестве свидетеля защиты, но его выступление в суде Симферополя вряд ли состоится.

«Позиция следователя была направлена исключительно на наказание непокорного журналиста, который не подчинился требованиям ФСБ и имеет свое мнение, которое не укладывается в рамки нашего официоза, — заявил адвокат Попков и попросил освободить Семену от уголовного преследования. — Россия не заключила никаких международных договоров о границах, чтобы распространить право своей территориальной целостности на Крым. Как только будет подписан новый договор о границах с Украиной, он станет обязательным. Пока же граница от Беларуси до Азовского моря никак не касается Херсонской области и Крыма».

За первое заседание допросили четырех свидетелей обвинения: двух сотрудников управления ФСБ, которые разрабатывали Семену, в том числе следили удаленно за его компьютером, и двух госслужащих, которые утверждали, что обратились в правоохранительные органы с жалобой, после того, как прочитали статью Семены.

«Помню, что проводил осмотр сайта КрымРеалии, фиксировал нахождение там двух статей в присутствии понятых», — рассказал оперативник ФСБ Константин Кузьминский. Понятыми при этом выступили «представители общественности — сотрудники предприятия с улицы Франко», где находится здание ФСБ. Еще одной статьей, которая заинтересовала ФСБ, но которая не была предъявлена Семене, была заметка «Всемирный конгресс крымских татар давно закончился, а в Москве дрожат до сих пор». «Я делал скриншоты страниц сайта с помощью кнопки «принтскрин», — пояснил Кузьминский свою роль в этом деле.

Еще одним допрошенным сотрудником ФСБ стал оперативник Илья Хоменко, который удаленно следил за компьютером Семены и наделал почти 600 страниц скриншотов с экрана. Разрешение на слежку было получено от суда 10 сентября 2015 года. «Компьютер был взломан с помощью вируса, заброшенного через электронную почту, — рассказал еще до заседания адвокат Эмиль Курбединов. — После этого вирусная программа каждую минуту делала скриншоты экрана. Все эти скриншоты, в том числе те, которые вообще не имеют отношения к тексту, по которому предъявлено обвинение, находятся в материалах дела».

Знакомясь с материалами дела, адвокаты нашли скриншоты, сделанные еще до разрешения суда на слежку. Это стало главной темой обсуждения со свидетелями обвинения. Оперативник Хоменко неожиданно заявил, что было еще одно решение суда, но оно засекречено. В материалах дела его нет, от пояснений свидетель отказался.

«Это для нас очень важный момент, свидетельствующий о том, что сотрудники ФСБ либо проводили эти мероприятия незаконно, несанкционированно, произвольно, либо сейчас в ходе судебного разбирательства они огласили материалы оперативно-розыскной деятельности, которые являются государственной тайной», — комментировал потом допрос адвокат Попков.

Судя по показаниям оперативника, ФСБ отслеживали публикации на сайте КрымРеалии задолго до появления дела Семены. «Они негативно освещали ситуацию в республике Крым», — отметил Хоменко. В решении суда, согласно которому велась слежка за Семеной и его компьютером, говорится о подозрениях в государственной измене Семены.

«Согласно полученным данным Семена поддерживает устойчивые связи с лицами, подозреваемыми в причастности к разведывательной и иной подрывной деятельности спецслужб Украины. По заданию последних Семена на возмездной основе осуществляет подготовку и передачу иностранной стороне текстов тенденциозного характера о ситуации в республике Крым, которые потом используются в специальных информационных акциях в ущерб интересам Российской Федерации. Полученная информация указывает на признаки осуществления Семеной противоправной деятельности, предусмотренной статьей 275 УК РФ, — государственная измена», — говорится в документе.

Главным предметом слежки за Семеной стали его контакты с главным редактором сайта КрымРеалии Владимиром Притулой, которому журналист отправлял тексты для публикации. Притула заявлен свидетелем защиты, но, как считают адвокаты, в Симферополь приехать вряд ли сможет.

В конце заседания суд довольно быстро допросил двух свидетелей обвинения — замглаву администрации Молодежненского сельского поселения Александра Войцещука и когда-то работавшего там же Дениса Баранцева.

«В начале сентябре 2015 года к нам приехали ребята из ФСБ, которые спросили, сталкиваемся ли мы в своей работе с агитацией против России, — рассказал Войцещук. — Как раз накануне я просматривал новостные порталы. В том числе для того, чтобы увидеть, как оценивают ситуацию в Крыму в Украине. На сайте КрымРеалии натолкнулся на статью о блокаде, где говорилось о создании каких-то диверсионных групп, чуть не военные действия начинать. Я это очень хорошо запомнил и этим ребятам из ФСБ сказал».

«Ребята из ФСБ», судя по показаниям, часто приезжали в поселковую администрацию, чтобы провести ликбез «где находится мечеть, где может быть некое собрание граждан». Зачем нужно было такое «обучение» свидетель не пояснил. Судя по всему, оперативники не столько рассказывали, сколько расспрашивали о том, с кем переписываются сотрудники администрации в социальных сетях, что читают в интернете. Разговоры, разумеется, не документировались. «Когда я указал на статью о блокаде, они поблагодарили: «Спасибо, что бдишь». А потом попросили приехать, дать показания», — рассказал Войцещук. «Она вам сразу не понравилась?», — спросил Семена. «Я в ней почувствовал угрозу своей семье, — подрыв авторитета власти», — ответил замглавы администрации. «А подрыв авторитета власти, — это незаконно что ли?». «Я думаю, есть какой-нибудь закон, который это запрещает», — ответил свидетель. Заявление он сделал в сентябре, а официальные показания его оформлены были только через полгода.

Последний свидетель первого заседания, замначальника юротдела крымского ФОМС Денис Баранцев рассказал практически то же самое: он читал статью Семены на сайте КрымРеалии и рассказал о ней оперативникам ФСБ. Правда по их же просьбе. «Эта статья, — призыв народа к свержению сложившейся законной власти, — рассказал Баранцев. — Я стажировался в молодежнинской администрации. Туда приезжали сотрудники ФСБ. Меня спросили: «Читал такую статью?». «Ну да, читал». Потом уже дал показания».

Начало судебного процесса над Николаем Семеной откладывалось несколько раз и, судя по перерыву между заседаниями, судья торопиться не намерена. Обвинение заявило семь свидетелей, защита пока лишь трех. В Крыму ждет судебного разбирательства еще одно похожее дело о сепаратизме, в котором в качестве обвиняемого проходит крымскотатарский активист Ильми Умеров. Его преследуют за интервью телеканалу ATR, в котором он сказал фактически то же самое, что и писал Николай Семена. Впрочем, уже первое заседание по делу журналиста показало, что оперативники ФСБ, которые следили за ним и имели доступ к компьютеру, пытались найти материал на обвинение в госизмене, а статья о сепаратизме возникла гораздо позже. Даже если не обращать внимания на методы работы ФСБ на полуострове, процесс по делу Семены может стать, очевидно, первым публичным разговором о статусе Крыма на юридическом языке. Проблема в том, что защита апеллирует к международному праву, а гособвинение не может сослаться даже на национальное законодательство. А это значит, что языки все-таки разные: права и политики.

Крым

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera