Репортажи

Процесс понарошку

Суд признал все требования Алишера Усманова, а юридическая позиция ФБК вызвала изумление адвокатов

Фото: Евгений Фельдман, для проекта «Это Навальный»

Этот материал вышел в № 58 от 2 июня 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Юлия Счастливцеваспециально для «Новой газеты»

8

Люблинский районный суд Москвы 31 мая поставил точку в процессе по иску бизнесмена Алишера Усманова к политику Алексею Навальному, признав несоответствующими действительности данные о взятке миллиардера премьер-министру Дмитрию Медведеву и вице-премьеру Игорю Шувалову. Помимо этого, суд обязал Навального и его Фонд борьбы с коррупцией удалить фильм «Он вам не Димон» и опровергнуть сведения о том, что Усманов давал взятки, был осужден за изнасилование и осуществлял цензуру в «Коммерсанте».

Всего Усманов требовал опровержения Навальным 12 публикаций. Политик и его защита настаивали на том, что эти требования не подлежат удовлетворению, но при этом почему-то просили суд истребовать документы, подтверждающие изложенные в расследованиях факты, не предоставив ни их копии, ни каких-либо иных доказательств существования необходимых бумаг.

На самом первом заседании, напомним, Навальный и его юристы ходатайствовали о допросе премьера Медведева, председателя наблюдательного совета предположительно связанного с ним фонда «Дар» Ильи Елисеева, директора «Соцгоспроекта» и одногруппника премьера Алексея Четверткова, учредителя фонда Владимира Головачева, бывшего замминистра Владимира Милова, а также вице-премьера Игоря Шувалова. Все эти лица, поясняли в ФБК, могли бы рассказать о том, как проходила сделка по передаче «Соцгоспроекту» «дворца на Рублевке», который принадлежал Усманову.

Судья Марина Васина отказала в вызове всех свидетелей, в том числе экс-посла Великобритании в Узбекистане Крейга Мюррея, который писал о возможных судимостях бизнесмена. Впрочем, отказали и представителям Усманова — ​его адвокат Генрих Падва просил вызвать гендиректора «Коммерсанта» Владимира Желонкина и главреда издания Сергея Яковлева.

Падва отрицал вообще все данные, изложенные в расследовании Навального: по утверждению адвоката, фактов цензуры в «Коммерсанте» не было, Усманов исправно платит налоги в российский бюджет (справка из налоговой была предоставлена), а все его сделки, в том числе по «обмену» участками в селе Знаменское, абсолютно прозрачны. Ну и, наконец, представители миллиардера напоминали, что Верховный суд Узбекистана реабилитировал Усманова, признав, что дело было сфабриковано. При этом обвинялся тот не в изнасиловании, а в мошенничестве, подчеркивал Падва.

Что касается ответчика, то он как раз просил приобщить к делу статьи «Коммерсанта», якобы, по данным ФБК, вызвавшие недовольство Усманова-цензора, видеоинтервью Березовского о «нелегальной коррупционной металлургической империи» и просмотреть собственно фильм «Он вам не Димон». Во всем последовал отказ, о чем красноречиво рассказывал после заседания сам Навальный.

Впрочем, несмотря на то что состязательность в части процесса была нарушена, невозможно не признать: Навальный к самому процессу был как-то не очень готов — ​в узкоюридическом смысле. Ведь по делам о защите чести и достоинства именно ответчики (а не суд и не истцы) обязаны доказывать, что публиковали сведения, имея на руках серьезные доказательства еще до суда. Это предписывает Гражданский кодекс. Однако Навальный, например, на вопрос о том, чем он может подтвердить тот факт, что Алишер Усманов связан с Игорем Шуваловым, ответил: «Сязь Шувалова и Усманова — ​это не мое расследование, а публикации западных СМИ». Или на вопрос о том, есть ли доказательства, что на момент «незаконной передачи земельного участка» сокурсник Медведева Алексей Четвертков был гендиректором соответствующего фонда, Навальный ответил отрицательно.

Да, у ФБК была копия выписки из Росреестра, на что тот же Генрих Падва резонно заметил: факт сделки никто не оспаривает.

На этот процесс, занявший всего два дня, в качестве зрителей приходили юристы и адвокаты со стороны — ​специально посмотреть и послушать. Вслух удивлялись: почему юристы Навального сами не сделали элементарные адвокатские запросы и не истребовали документы. «Леша, ты чего, ты же юрист!» — ​доносилось из зала.

В ответ представители ФБК заявляли адвокатам Усманова: «Даже если вы добьетесь решения в свою пользу, никто ему не поверит». Сам Алексей Навальный после заседания заявил, что не собирается удалять ролик, выполняя решение суда, и призвал своих сторонников «еще сильнее бороться с системой».

Сергей Лебеденко,
Юлия Счастливцева,

специально для «Новой»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera