Сюжеты

Что не разболтал «Шалтай»

Приговор Владимиру Аникееву может быть «операцией прикрытия» для куда более серьезной преступной группировки

Фото: Андрей Никеричев / Агентство «Москва»

Этот материал вышел в № 72 от 7 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

1
 

Мосгорсуд приговорил лидера хакерской группировки «Шалтай-Болтай» Владимира Аникеева, известного в киберпространстве под ником Льюис, к двум годам лишения свободы. Уже в июле Аникеев может выйти на свободу по УДО, поскольку ст. 272 УК РФ — это преступление средней тяжести, и условно-досрочное освобождение возможно после первой трети срока. Аникеев был взят под стражу 9 ноября прошлого года, восемь месяцев истекают в воскресенье, 9 июля 2017 года.

Напомним, Владимир Аникеев был задержан сотрудниками ФСБ в питерском аэропорту Пулково в конце прошлого года. Едва суд выдал санкцию на арест, Аникеев признал вину, раскаялся, пошел на сотрудничество со следствием. Поэтому уголовное дело в отношении Аникеева Мосгорсуд рассмотрел в «особом порядке». Без исследования доказательств, без допроса свидетелей и потерпевших. Но при этом уголовное дело было засекречено и судебный процесс прошел за закрытыми дверями. Следствие наложило на уголовное дело гриф «секретно», потому что в материалах дела якобы есть сведения, содержащие «государственную тайну». И это странно.

Дело в том, что Аникееву инкриминировался взлом электронных почтовых ящиков помощника президента Андрея Белоусова, гендиректора МИА «Россия сегодня» Дмитрия Киселева, сотрудника Сбербанка Евгения Кислякова и сотрудницы группы компаний «Сумма» Елены Морозовой.

К примеру, содержимое почтовых ящиков с августа 2013 по февраль 2016 года бывшего начальника дирекции по управлению проектами в сфере ЖКХ ПАО «Сбербанк России» Евгения Кислякова «Шалтай-Болтай» выставил на продажу на так называемой бирже информации за 70 тыс. долларов. За переписку Елены Морозовой с 2008 по 2016 год (11 тысяч писем объемом 13 Гб), якобы содержащей большое количество конфиденциальной коммерческой информации, касающейся деятельности и активов группы «Сумма», хакеры потребовали 96 тысяч долларов. Лот вскоре купил неизвестный клиент.

Но, несмотря на то что практически во всех этих эпизодах были признаки преступления, которое в УК называется вымогательством, Аникееву предъявили куда более гуманную статью УК — «Неправомерный доступ к компьютерной информации, совершенный группой лиц по предварительному сговору».

Несколько лет назад «Новая» вступала в контакт с представителями «Шалтая-Болтая», когда нам предложили приобрести огромный массив информации, якобы полученный путем взлома почтовых ящиков сотрудников администрации президента России, некоторых министерств и крупных коммерческих структур. Уже тогда мы обратили внимание, что предложенные нам переписки и документы никак не могли быть похищены путем взлома почтовых ящиков. Такие объемы информации могли быть похищены исключительно с серверов компьютеров.

И мы предположили, что «Шалтай-Болтай» используется людьми, имеющими доступ к компьютерным серверам министерств, ведомств, администрации президента, для легализации хищений и сливов конфиденциальной информации. Когда стало известно, что дело «Шалтая-Болтая» засекречено, эта версия стала выглядеть еще более убедительно.

Обратили мы внимание и на то, что информация об уголовном деле в отношении «Шалтая-Болтая» появилась в СМИ уже после того, как стало известно об аресте офицеров ФСБ — полковника Сергея Михайлова и майора Дмитрия Докучаева, подозреваемых в государственной измене. Сегодня можно предположить, что утечка информации об аресте Аникеева и его подельников произошла с целью отвлечения общественного внимания от уголовного дела в отношении сотрудников ФСБ.

Версия о связи уголовного дела в отношении «Шалтая-Болтая» с уголовным делом о государственной измене сегодня кажется не очень убедительной. И вот почему.

Офицеры ФСБ были задержаны 4 декабря 2016 года, то есть почти через месяц после ареста Аникеева. Михайлов и Докучаев — не дилетанты, опытные офицеры, которые не могли не догадаться, что начавший сотрудничать со следствием Владимир Аникеев обязательно даст показания и против них. Но, видимо, Михайлов и Докучаев не опасались откровений хакера и не покинули Россию, не скрылись, потому что были уверены, что если они и контактировали с Аникеевым, эти контакты не носили криминальный характер.

Тем не менее уголовное дело в отношении «Шалтая-Болтая» было засекречено. Возможно, в уголовном деле действительно есть секретные сведения уже о других сотрудниках ФСБ, снабжавших хакеров информацией, похищенных с серверов потерпевших по уголовному делу в отношении Аникеева.

Наши источники в ФСБ и следственных органах не подтвердили, но и не опровергли эту версию. Но она многое объясняет. В том числе предельно мягкий приговор Аникееву, позволяющий ему рассчитывать на освобождение уже в ближайшие дни.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera