Колумнисты

Миротворцам — мировую

Прекращено уголовное дело в отношении Валентины Череватенко, координатора правозащитного Союза «Женщины Дона»

Этот материал вышел в № 82 от 31 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

Невероятный, дающий надежду на здравый смысл прецедент продемонстрировало управление Генпрокуратуры по Северо-Кавказскому федеральному округу: прекращено уголовное преследование координатора Союза «Женщины Дона» Валентины Череватенко. Дело, возбужденное по статье 330.1 УК РФ (злостное неисполнение «закона об иностранных агентах»), закрыто за отсутствием состава преступления.

Примечательно, что случилось это еще около месяца назад, 19 июня, а вскрылось лишь сейчас, по сути случайно. Пятигорский адвокат Габдулла Исакаев 14 июня обратился в Генеральную прокуратуру с риторическим, как могло показаться, запросом о судьбе уголовного дела против Череватенко, и получил вот такой ответ. Дело закрыто.

Самой Валентине Череватенко прокуратура за месяц как-то не удосужилась сообщить о таком примечательном событии. Валентина до 28 июля пребывала в растерянности: не фейк ли это?

Напомним: в начале июня 2017 года Валентине Череватенко, координирующей работу одной из старейших и самых авторитетных правозащитных организаций в России, было предъявлено обвинение по статье, предполагающей санкцию до двух лет лишения свободы.

Фабула дела, возбужденного — так, между прочим — по заявлению сотрудника ФСБ, состояла в следующем. В 2013 году, вскоре после принятия закона об иностранных агентах, прокуратура в ходе общероссийского чеса закономерно обнаружила признаки политической деятельности в работе Региональной общественной правозащитной организации Союз «Женщины Дона». К таковым было отнесено участие представителей организации в круглых столах, посвященных реформе милиции. Кроме того, прокуратура усмотрела нарушение закона в том, что Союз, будучи зарегистрированным в качестве региональной организации в Ростовской области, работал и за ее пределами. (Это правда: одно из основных направлений деятельности «Женщин Дона» — миротворчество. По счастью, война миновала Ростовскую область, однако помощь миротворцев и правозащитников последние десятилетия была остро необходима на других направлениях: в Чечне, в Грузии, на Украине…)

Чтобы устранить основания для претензий в части географии, специально созванная конференция приняла решение о создании Фонда содействия развитию гражданского общества и правам человека «Женщины Дона». По уставу этот фонд мог работать и за пределами Ростовской области. Также участники конференции не согласились с претензиями прокуратуры по поводу политической деятельности Союза и решили опротестовать их в суде. Однако Минюст все равно включил организацию в реестр иностранных агентов.

Закон об иностранных агентах, как известно, предусматривает включение организации в реестр при одновременном стечении двух обстоятельств: осуществление ею политической деятельности при получении зарубежного финансирования. Однако Союз «Женщины Дона» иностранных денег не получал — и это позволило организации через суд добиться исключения из реестра. Однако вскоре под удар попал уже и Фонд, у которого на тот момент было краткосрочное гуманитарное сотрудничество с немецким фондом им. Генриха Белля. В рамках этого сотрудничества Фонд проводил конкурс проектов среди северо-кавказских женских организаций. На конкурс были, например, представлены проекты, касающиеся культуры межнационального общения у детей или традиций добрачного ухаживания у чеченцев. В этих проектах Минюст также нащупал признаки политической деятельности, в связи с чем Фонд «Женщины Дона» также был включен в реестр инагентов.

Ну а вскоре появилось и уголовное дело против Валентины Череватенко. Согласно его логике, она, столкнувшись с включением Союза «Женщины Дона» в реестр, якобы специально зарегистрировала одноименный Фонд, «имея преступный умысел избежать исполнения «закона об иностранных агентах». При этом ни на доносчика из ФСБ, ни на прокуратуру в тот момент не произвело никакого впечатления то обстоятельство, что Череватенко не могла единолично принимать никаких решений, касающихся Союза или Фонда, поскольку и тот, и другой являются горизонтальными структурами, их деятельность регулируется коллегиально. Очевидна была задача: нейтрализовать организации, вызывающие беспокойство спецслужб своей работой в болезненных направлениях. Ну а также преподнести урок правозащитникам, полагающим, что то самое «соблюдение закона», за которое они так ратуют, может их от чего-то уберечь.

Прекращение уголовного дела против Валентины Череватенко — безусловно, обнадеживающий сигнал для всех, кого затрагивают нынешние тревожные процессы, касающиеся НКО. И было бы совсем хорошо, если бы данный хеппи-энд имел системное значение, а не был просто следствием чьих-то локальных (пусть и разумных) решений.

Вот интересно, отчего прокуроры молчали целый месяц, если действительно решение было принято еще тогда, 19 июня?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera