Сюжеты

Третью мировую начнет кинематограф

На экране — «Взрывная блондинка», где русские — уроды и садисты

Кадр из фильма «Взрывная блондинка»

Этот материал вышел в № 82 от 31 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

6
Шарлиз Терон не пьет одеколон, только водку со льдом, говорит по-русски, слушает Высоцкого и мочит гэбэшников красными шпильками. Фото: Кинопоиск

Шарлиз Бонд

1989-й. До падения Берлинской стены считаные дни. В Берлин по заданию Ми-6 прибывает спецагент Лоррейн — сногсшибательная, неодолимая и недоступная. Девушка с данными Мисс Вселенная должна срочно добыть список тайных агентов Востока и Запада. Лоррейн вынуждена работать с «хамелеоном» — берлинским резидентом Дэвидом Персивалем (Джеймс МакЭвой), действующим исключительно в собственных интересах. Так что бриллиант в короне Секретной разведывательной службы Ее Величества Лоррейн оказывается одна против армады советских агентов и их собратьев, скромных тружеников Штази. Всем нужна заветная папка с бесценным досье. Но что такое засланные казачки из умирающего СССР против каблука одной из самых красивых женщин мира!

Да, заявка Шарлиз Терон на получение в будущем роли Бонда убедительна (актриса — одна из инициаторов и продюсеров фильма). В ней — шарм, меланхолия, пластика фам-фаталь и юмор, которым, к сожалению, не воспользовались сценаристы. Да и

идея феминизации агента-007 носится в воздухе.

Недавно пользователи соцсетей предложили роль Джеймса Бонда актрисе Джиллиан Андерсон, звезде мистического сериала «Секретные материалы». Андерсон идея понравилась, она уже предложила назвать свою героиню Джейн Бонд и опубликовала в блоге плакат с анонсом будущего фильма.

«Взрывную блондинку» снял экс-каскадер Дэвид Литч («Джон Уик», кинокомикс «Дэдпул 2»). И это многое объясняет. Литч мечтал сделать боевик в духе «Джона Уика». И в триллере про атомную блондинку главное — не изыски изощренных шпионских игр, но сам экшн, аттракцион виртуозного рукоприкладства и мордобития. В «Ларе Крофт» и «Обители зла» милые девушки Мила Йовович и Анджелина Джоли расправлялись с врагами с помощью пистолетов-пулеметов, а неустрашимая Лоррейн отделывает здоровяков с бицепсами своими красивыми руками и ногами (Терон прошла серьезную школу рубиться по-взрослому в рукопашной схватке с персональными тренерами). Впрочем, она с толком использует и прочие мелочи, попавшие под руку: помимо шикарных алых туфель не девичьего размера, умело вставляет в щеку неутомимого кагэбэшника ключ, другому в горло — штопор, остальных попросту давит «жигуленком».

Кадр из фильма / Кинопоиск

Кульминация — шестиминутная сцена, снятая почти единым планом: сражение Лорейн с полком упырей на лестнице и в квартирах заброшенного берлинского дома. Даже не спрашивайте, кто одержит верх.

Победительная модель-шпион — вся в ссадинах, синяках… Но как бы сказать… исключительно тех, что еще больше подчеркивают ее неубиваемую красоту и сексуальность — хоть сейчас на обложку журнала для боевитых мужчин. Словно режиссер руководствовался заветом гайдаевского Лёлика: «Буду бить аккуратно, но сильно». Спаринг-партнер Лорейн, агент под прикрытием Дэвид Персиваль — эдакий Локи: концентрация хитроумия, насмешничества, двойной игрок, притворяющийся выпивохой и бабником. В его роли привычно пережимающий с эксцентрикой и клоунством Джеймс МакЭвой. На руке носит гипс, потому что сломал руку на съемках «Сплита». В фильме гипс незамысловато обыгрывается: в повязке Персиваль прячет «жучков».

Фильм так и не решает, чем ему быть: комиксом, серьезным шпионским триллером, боевиком с политической подкладкой (всю историю рассказывает сама Лорейн на допросе в лондонском офисе Ми-6, подводя итог травматичной берлинской спецоперации). Ощущение вторичности, временных затяжек и драматургических провисов не восполняет даже «Берлин на грани нервного срыва». Город, в котором привычный орднунг и идейная сосредоточенность на светлом завтра валится в пропасть анархии. Когда сама стена, разделяющая Берлин, дрожит в ощутимых толчках социального землетрясения (в основе фильма роман Энтони Джонстада «Самый холодный город»).

В саундтреке — навязчивый электронный техно-поп 80-х. Центральный музыкальный номер — «Кони привередливые» В. Высоцкого. А самым неожиданным боем несгибаемой блондинки становится сражение за экраном, на котором идет «Сталкер» Тарковского.

Впрочем, к чему фильму сюжет, сценарий, саспенс, если на экране Шарлиз Терон, по мнению Esquire, — самая сексуальная женщина мира. Пусть так туда-сюда ходит-летит-выпадает-переворачивается и пробивает каблуком лбы киношных ублюдков.

Кстати, про ублюдков. Русские (точнее, советские) в фильме говорят на том же ломанном языке, что и Шварцнеггер в роли милиционера в «Красной жаре». Они похожи на бандитов и подчиняются бородатому садисту Бремовичу (Роланд Мюллер). Похоже, лишь на время отставленные стереотипы времен холодной войны расцветают вновь.

Кадр из фильма / Кинопоиск

Русские идут!

Снова «враг у ворот», он по-уродски одет, беспринципен, лжив, коварен, смертельно опасен, как в антисоветских сериях «Рокки» и «Рэмбо».

Впрочем, если быть откровенными, то и в эпоху перестройки, и в 90-е (годы дружбы с Америкой) экран продолжал поддерживать «опасность российской угрозы». В 1987-м вышел сериал «Америка» стоимостью $40 млн — о советской оккупации США. В 90-е бондиана разродилась «Золотым глазом», пугая мир мафией, секретным спутниковым комплексом «Золотой глаз», смертельно опасным для высокоразвитых стран. Мол, будьте начеку. Все правильно угадали сменившийся вектор: угроза миру исходит не столько от транснациональной террористической организации «Спектр», сколько от распавшейся на обломки советской армии. В «Багровом приливе» Тони Скотта Россия, сотрясаемая внутренними распрями, страшна и непредсказуема. В «Сломанной стреле» с Траволтой и Слейтером в постсоветских республиках торгуют ядерными боеголовками. Кстати, русских в 90-е в голливудском кино стало больше. Но среди профессий преобладают военные, шпионы, киллеры, бандиты, проститутки. В крайнем случае — изобретатели смертельного оружия.

«Русские идут! Русские идут!» — называлась блестящая сатира на повсеместную боязнь одноэтажной Америки монстра гомосоветикуса. Фильм, снятый в конце 60-х Норманом Джюисоном, — пародия на киношные штампы холодной войны. Русскому медведю в бобрике, тулупе и с боеголовкой под мышкой решительно противостоял янки с сигарой, ногами на столе и прибалтийским акцентом.

Наш соотечественник Олег Видов, с успехом снявшийся в «Красной жаре», стал одним из вдохновителей американской гильдии «Настоящие русские». В ней собралась группа русских актеров (примерно человек тридцать): борцы против развязывания холодной войны в кино и изображения русских злодеями.

Кадр из фильма / Кинопоиск

Не помогло. И нет надежды, что «дурной акцент» в изображении наших соотечественников исчезнет. Напротив, экран начинает впрямую участвовать в политических играх, нагнетая истерию, участвуя в пропаганде. Даже пытается влиять на политику. Год назад BBC показало английский фильм «Третья мировая война: в командном пункте». Модная ныне телепублицистика с «игровыми» вставками, реальные эксперты обсуждают гипотетическую ситуацию конфликта России и Латвии, который разворачивается по «крымскому» сценарию. В этом «прогнозе на завтра» противостояние России и НАТО приводит к необходимости применения тактического ядерного оружия.

А в нынешнем году вышел сериал, снятый по оригинальной идее знаменитого автора детективных романов Несбе «Оккупированные» — совместное производство Норвегии и франко-германской Arte. По сути, это продолжение «Америки». В недалеком будущем Россия, с одобрения Евросоюза, вторгается в Норвегию. Официальный повод для оккупации — восстановление бесперебойных поставок нефти и газа в Европу. Актуально, не правда ли? В финале именно российский посол Сидорова (Ингеборга Дапкунайте) сообщает о неизбежности полноценной войны. Финал открыт.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera