Колумнисты

Депутатам показали их место в кутузке

Смысл «дела Резника»: от репрессий не защищают даже мандаты

Этот материал вышел в № 82 от 31 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Вишневскийобозреватель

2

Решение Дзержинского райсуда Петербурга арестовать депутата Максима Резника на 10 суток — серьезный прецедент: по уголовным делам депутатов городского парламента, случалось, под арест отправляли, по административным — никогда.

Тем более в ситуации, когда единственным «доказательством вины» служат ничем не подкрепленные (и опровергнутые показаниями свидетелей и видеозаписями) утверждения полицейских, которым суд доверяет безоговорочно, а показаниям свидетелей защиты столь же безоговорочно не верит.

Впрочем, «презумпция доверия» к полиции и недоверия — к оппозиционерам в петербургской (и не только) судебной практике встречалась и раньше. Чего нельзя сказать об административных арестах депутатов.

Никакой неприкосновенности, вопреки распространенному заблуждению, депутаты региональных парламентов, в отличие от их думских коллег, не имеют. Но полтора десятка лет назад для привлечения депутата ЗАКСа к уголовной или административной ответственности нужна была санкция прокурора города. Сейчас, как показал «прецедент Резника», и она формально не требуется.

Единственное, что отличает депутатов от обычных граждан, — норма Устава Санкт-Петербурга, согласно которой привлечение их к ответственности осуществляется в некоем «особом порядке», который должен быть установлен федеральными законами. Но — вот закавыка — этот «особый порядок» так и не установили. А его отсутствие суд трактует как возможность привлекать депутата к ответственности на общих основаниях — невзирая на то, что он является выборным народным представителем…

Ключевой вопрос, который возникал во время «дела Резника»: с какой целью понадобилось его арестовывать, причем через полтора месяца после событий 12 июня на Марсовом поле?

Антикоррупционный митинг на Марсовом поле в Санкт-Петербурге. Количество участников — около 10 тысяч. Задержанных — более 500 человек, четверть из них несовершеннолетние. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

Единственная правдоподобная гипотеза заключается в том, что это акция устрашения парламентских оппозиционеров,

которые приходят на все значимые публичные акции и, пользуясь своим статусом, требуют от полиции соблюдения закона, объезжают отделы полиции, где находятся задержанные, настаивают на доступе к ним, пишут жалобы в прокуратуру, выступают в ЗАКСе, предлагают вызвать «на ковер» начальника Главного управления МВД… В общем, мешают работе репрессивного аппарата.

Показать оппозиционным депутатам, что они так же беззащитны перед репрессиями, что их мандаты ни от чего не защищают и что, ежели они не перестанут создавать помехи, — в любой момент под предлогом «невыполнения законного распоряжения сотрудника полиции» (например, в виде отказа добровольно отправиться в автозак) могут быть «закрыты» на 10—15 суток ареста. Вот цель «дела Резника».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera