Сюжеты

Почему Федор Чистяков покинул Россию

Премьера песни группы «Ноль» и заявление ее лидера об отъезде из РФ

Этот материал вышел в № 83 от 2 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Культура

Ян Шенкманспецкор

26
 

Он позвонил мне из Нью-Йорка и сказал: «Я, наверное, здесь останусь». Новость шокирующая. Меньше всего этого можно было ожидать от человека, который пел (и поет): «Я родился и вырос на улице Ленина». Трудно представить музыку более русскую, чем та, что играл «Ноль» и продолжает играть Чистяков. Только что вышел блестящий альбом «Без дураков» и несколько очень сильных синглов, он проехал по стране с концертами, он на пике формы, у него наконец-то все хорошо, после двадцати лет депрессии и неудач. Так от чего же бежать (а это именно бегство)?

Фото из архива Федора Чистякова

…О том, что Чистяков — член «Свидетелей Иеговы», организации, которая только что признана экстремистской, знали все, но не придавали значения. Считалось, что у рок-звезды такая причуда. Принс был тоже Свидетелем. А Мадонна — каббалистка. А Том Круз — саентолог… Однако Федор, хоть и не говорил никогда о своей религии на концертах и крайне редко в интервью, относится к ней серьезно. Это не причуда, это то, за что он готов бороться.

«Свидетели» появились в его жизни в 90-х, в самый тяжелый период. Он только что отсидел за покушение на убийство, прошел через психиатрическую лечебницу и был в ужасном состоянии, на грани суицида. Сейчас он не пьет, не курит и не поет своих старых песен, где упоминаются наркотики. Но при этом не растерял рок-н-ролльного драйва, на концертах зажигает так, как сейчас мало кто может. Можно по-разному относиться к «Свидетелям», но его, Федора Чистякова, они спасли.

Давление на «Свидетелей» шло давно. В 2004-м решением суда была распущена московская община. В 2011-м завели несколько уголовных дел. А в 2009-м по каналу «НТВ» показали фильм: «Осторожно: Свидетели Иеговы». Помимо атаки на «Свидетелей», там был наезд и лично на Чистякова. Телевизионщики представили его в образе зомбированного и оболваненного сектанта, что не соответствует действительности ни на один процент. Это может подтвердить любой, кто бывал на концертах Федора и слушал его последние записи. Зомбированные так не поют.

Вывод из передачи прочитывался однозначный: смотрите, убийца и наркоман проповедует Библию! Они, наверное, все такие.

Поступок подлый, как ни крути, но Чистяков тогда сдержался. Он вообще терпеливый, жизнь его ломала и продолжает ломать, как мало кого, надо иметь сильный характер, чтобы выжить и не сойти с ума в его обстоятельствах. По мере того, как разворачивалась кампания вокруг «Свидетелей», он мрачнел, нервничал, но выжидал. Оставались слабые шансы, что обойдется. Теперь таких шансов нет. С июля его единоверцы и он — вне закона.

«Можешь считать это интервью моим заявлением об отъезде из страны, — сказал Федор. — Мне просто не оставили выхода».

— Я не собирался эмигрировать. Есть люди, которые годами пытаются получить гринкарту или как-то иначе попасть в Америку. А у меня никогда не было ни мыслей таких, ни возможностей. Я прочно осел на месте, мне уже пятьдесят, куда ехать? К тому же именно сейчас все складывается очень хорошо, как музыкант я на подъеме: хорошая группа, налаженная система гастролей, один за другим выходят альбомы. И вот мы полетели с туром в США. А накануне состоялся судебный процесс, результатом которого стал запрет «Свидетелей». Для меня это было шоком. Вероятность того, что я не вернусь из американского тура, начала сильно возрастать. А 17 июля, когда отклонили апелляцию, я принял окончательное решение.

— Что означает этот запрет лично для тебя?

— Первое и главное: я не смогу открыто исповедовать свою религию. Это само по себе травма, даже если тебя не сажают, но есть уже и посадки. В Орле, например, взяли и посадили гражданина Дании. Русских им мало, решили вмочить так, чтобы в ушах зазвенело. Есть варианты наказаний: тюрьма, принудительные работы, штраф. Если человеку присуждают штраф 100 тысяч, а у него зарплата 20, что ему делать? После этого, кстати, могут и посадить.

«Такая обстановка делает любую творческую активность бессмысленной. В чем смысл, если завтра за тобой могут прийти?»

Группа «ноль» возродилась спустя 25 лет. премьера песни

А музыкальная деятельность связана с долгосрочными вложениями. Я вкладываю в проект свои личные средства, вкладывают мои коллеги и инвесторы. Я беру на себя очень серьезные обязательства. Концерты планируются за полгода, и я не имею права даже заболеть, я должен сыграть живой или мертвый. Но как работать, если тебя могут в любую минуту забрать? Тогда надо менять профессию, а я не хочу, у меня еще много планов.

Последний год к моим соверующим наведывались с обысками спецслужбы. Забирали ноутбуки, компьютеры, жесткие диски с целью найти доказательства экстремизма. Я очень переживал за свою домашнюю студию. Совершенно немыслимо, чтобы мои наработки унесли неизвестно куда. Так что мой переезд не связан с тем, что я якобы не люблю Россию и продался американцам. Это вынужденная мера, направленная на то, чтобы я не исчез как творческая единица. Другого выхода не было.

— И вот ты уехал. Что теперь будет с группой «Федор Чистяков Бэнд»? Проект закрыт?

— Ни в коем случае. Изменилось только место моего физического пребывания, ничего более не меняется. По крайней мере, я на это надеюсь. Сейчас мы перекраиваем графики гастролей с учетом того, что я прилетаю на них из Америки. В ближайших планах камбэк группы «Ноль» — 18 ноября, Москва, «Известия Холл». Если не будет никакого форс-мажора, все состоится. А дальше запись нового альбома, материал написан, с ним надо работать. Кроме того, планируется американский проект, с которым я буду выступать, уже подписан контракт.

— Планируешь петь по-английски?

— Боюсь, у меня не получится. Русский язык, русское мышление, русский менталитет с переездом никуда не исчезают. Это не одежда, которую снял, надел другую и все о‘кей. Я остаюсь тем же, кем был, меня по-прежнему волнуют вещи, которые происходят в России. И конечно, я ориентирован на российскую публику. Но есть еще эмигрантская аудитория, она не очень велика, но она есть. Я живу в районе Нью-Йорка, где на улице постоянно слышишь русскую речь. И это еще даже не Брайтон.

— Песня с твоего нового сингла «Время жить» начинается словами: «Нечего делать, нечего делать, нечего делать, только бежать…» Как раз о бегстве. Совпадение или ты так и планировал?

— Совпадение, я сам ему поразился. Это старая песня «Ноля», ее не успели в свое время, в 1992 году, доделать. Не помню, что я тогда имел в виду. Вероятно, бегство из сложной жизненной ситуации, но не эмиграцию точно. Мы записали ее сейчас вдвоем с Николсом, с которым начинали когда-то «Ноль», можно с чистой совестью считать эту запись новой работой «Ноля».

На ней мы обкатали технологию, по которой сможем работать над альбомом удаленно: я в Нью-Йорке, он в Питере. Так что все хорошо. Единственное, когда утром смотрю в зеркало, каждый раз не могу поверить, что я, Федор Чистяков — экстремист и угроза национальной безопасности России. Я не занимаюсь борьбой с режимом. Более того, с уважением отношусь к власти. А меня разыграли, как карту в большой политической игре. Это какой-то бред.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera