Колумнисты

Намайни Неймара

Как изменить мир и почему рекордный трансфер и долгожданный хартфорк — не в счет

Неймар в форме сборной Бразилии. Фото: ТАСС

Этот материал вышел в № 85 от 7 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Алексей Полухиншеф-редактор

5

В начале августа произошло два ожидаемых события из области больших денег, а на самом деле — занимательной математики. Французский клуб ПСЖ выкупил у «Барселоны» бразильского нападающего Неймара за рекордные 222 миллиона евро. А в блокчейне биткоина произошел хартфорк. Чтобы вы не ломали голову над тем, что это такое, просто скажу, что в результате наряду с «обычным» Bitcoin появился Bitcoin Cash. Новая криптовалюта стремительно набирает популярность, но и «старая» чувствует себя пока вполне уверенно.

Про оба эти события заинтересованные социальные группы, то есть футбольные болельщики и майнеры, говорят, что они «изменили мир». На самом деле ничего принципиально нового не произошло ни в том, ни в другом случае.

Конечно, цифра в 222 миллиона евро выходит вон даже из ряда сверхдорогих трансферов, которыми футбольные клубы эпатируют публику. Предыдущие рекорды колебались вокруг отметки в 100 миллионов евро (Поль Погба — 105 миллионов, Гарет Бэйл — 100 миллионов, Криштиану Роналду — 94 миллиона).

Дело, конечно, не в том, что Неймар вдвое круче любого из этой компании. Более того,

он не входит даже в тройку лучших игроков мира на текущий момент и, соответственно, таких денег не стоит. Ну так и сделка — не рыночная.

Рынок — это согласие в цене между продавцом и покупателем. Но «Барселона» Неймара совершенно не собиралась продавать, 222 миллиона — это сумма отступных, то есть ценовой барьер, при взятии которого игрок может покинуть клуб помимо его воли. ПСЖ заплатил цену, за которую Неймара нельзя было купить.

Очевидно, что владеющие парижским клубом катарские шейхи таким образом просто показали неприличный жест размером с Эйфелеву башню всему футбольному миру, но и специальным образом — двум адресатам. Первый из них — собственно «Барселона». Напомню, что этой весной в Лиге чемпионов ПСЖ играл как раз с каталонской командой и после феерической домашней победы со счетом 4:0 был унизительно и не без явной помощи судьи раздавлен в ответном матче 6:1 (ярче других сине-гранатовых звезд в тот вечер был Неймар). Шейхи, которые владеют ПСЖ, нашли способ сделать больно фанатам «Барселоны» (которая принадлежит сосьос, то есть тысячам рядовых болельщиков).

Но, конечно, еще больший вызов эта сделка бросает Европейской футбольной ассоциации и установленной ею правилу финансового фейр-плей (ФФП), которое предписывает клубам тратить примерно столько, сколько они зарабатывают. Так что теперь ПСЖ придется либо продать игроков на 200 миллионов евро, что кажется невероятным, либо нарастить на эту сумму доходы (что еще менее вероятно, потому что прямая финансовая поддержка владельцев правилами ФФП практически запрещена).

Может, шейхи придумали хитрую обходную схему, а может, решили просто поставить систему перед неизбежным выбором. Если УЕФА за нарушение норм ФФП лишит ПСЖ права участия в еврокубках, это может спровоцировать бунт самых богатых клубов, которые принадлежат преимущественно иностранцам из стран третьего мира. И тогда в Лиге чемпионов будут играть команды из Шотландии и Македонии, а также неудачники ведущих лиг, а самые богатые клубы образуют свою лигу и переманят болельщиков, а вместе с ними — телевизионщиков и рекламодателей. И такой лиге вовсе необязательно зацикливаться на европейском базировании: платежеспособный спрос на футбольный продукт сейчас растет и в Северной Америке, и в Азии.

Такой поворот изменит футбольный мир, но, собственно, сделка по Неймару — не более чем возможный пролог. А пока это просто понты, что, согласитесь, совсем не ново.

Хартфорк, или разделение блокчейн-цепочек между старой и новой крипновалютами, тоже случалось, только не с биткоином, а, например, с эфириумом, который, кстати, занимает второе место в мире по капитализации, но кратно уступает по узнаваемости за пределами узкого сообщества майнеров, криптоинвесторов и прочих специалистов по производству, купле и продаже виртуальных сущностей. С разделением биткоина их мир изменился, но не драматически, а уж реальность вне блокчейн-матрицы и вовсе осталась, какой была.

Вот что реально могло бы изменить оба мира — это покупка за биткоины (или другую криптовалюту) чего-то большого, осязаемого и громкого. Например — футбольного клуба.

Или — футболиста?

Конечно, правила, по которым работает старый, то есть современный мир, такого не предполагают. Но и не исключают в принципе. Уже сейчас права на футболистов совершенно необязательно принадлежат клубам. Они могут быть распределены между несколькими клубами, могут полностью (или частично) принадлежать самому игроку или его агенту — напрямую или через компанию. Так вот, почему бы специально не создать компанию, которой будут принадлежать все права на игрока, которая будет вести его дела с клубами и рекламодателями, а также с налоговыми органами и другими внешними раздражителями. А также — почему не допустить возможность продажи части (или всего капитала) такой компании на открытом рынке.

Я мало сомневаюсь, что условное IPO Neymar Inc. прошло бы с грандиозным успехом. Правда, корпоративные правила современного капитализма для этого все же недостаточно гибкие. Иное дело ICO — размещение на специализированных биржах токенов, условно говоря, квазиденег, которые эмитируют команды или проекты (самый известный и капитализированный токен — как раз биткоин).

Вот когда любой желающий сможет продать немного Неймара и на полученные биткоины купить чуть меньше (или больше?) Месси — тогда этот мир не будет прежним.

А пока смотрим футбольные матчи и котировки криптовалют.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera