Колумнисты

Опять подставили?

Резкое обострение в «деле Кирилла Серебренникова» объяснимо в контексте недавних поражений «силовиков»

Этот материал вышел в № 93 от 25 августа 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

5
 

Вряд ли задержание Кирилла Серебренникова было предрешено собственной логикой «дела Гоголь-центра». Но и после этого приговор по этому делу пока еще не предопределен: не в том смысле, что он может быть оправдательным — так теперь не бывает, но он все еще может оказаться условным.

Это вытекает не из «дела Гоголь-центра», а из более широкого контекста длинной партии или даже серии партий, которые разыгрывается для единственного зрителя и судьи, «объявляющего счет». В этой серии Следственный комитет и связанные с ним структуры ФСБ только что потерпели два (только из числа знаковых и видимых и нам тоже) сокрушительных поражения.

  • Первое и самое крупное — конечно, «дело Улюкаева». Мы, наблюдающие издали и видящие лишь немногое, и то понимаем, что там что-то совсем не так, как это в версии обвинения представило следствие. Но единственный-то зритель это видит гораздо лучше, может быть, даже досконально.
  • Второе поражение, как ни удивительно, — дело карельского мемориальца Юрия Дмитриева. Вероятно, какие-то карельские спецслужбы, не умеющие считать на два хода вперед, возбуждали его как тихое и сугубо «региональное», однако с учетом абсурдности обвинения в «порнографии» правозащитники и, шире, интеллигенция сумели поднять его на международный уровень, откуда отклики не могли не дойти и до президента. И здесь конечно, приговор тоже вряд ли будет оправдательным (хотя представить, что напишет судья в мотивировочной части обвинительного, просто невозможно), но тот-то единственный «судья» прекрасно все видит и уже засчитывает СКР и его друзьям из ФСБ страшную «баранку»: опять подставили!

Конечно, они терпят поражение не от каких-то конкретных «врагов», а лишь по собственной самоуверенности и некомпетентности, но реальные конкуренты этим не замедлят воспользоваться. Эта аппаратная борьба разворачивается на фоне поручения президента, в том числе СПЧ, представить предложения о «мерах по обеспечению независимости судей, гласности и прозрачности при осуществлении правосудия», эти предложения представлены и содержат резкую критику как раз следственных органов (которых судьи просто покрывают).

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов, говорящий от имени бизнеса и понимающий, что именно можно сказать, договорился до того, что надо бы вернуть прокуратуре отнятый у нее в 2011 году надзор за работой следствия, в частности, контроль за задержаниями, обысками и другими наиболее важными следственными действиями. А это вам уже не «либералы».

Попав под шах с этой стороны,

Следственный комитет и его друзья торопятся отыграться на другой доске, примазав «либералов», как бы тайно присутствующих за всеми спинами, кроме их собственных.

Более подходящей фигуры для этого, чем Кирилл Серебренников, и представить невозможно. Дело это также удобно тем, что президент не может позволить себе в него вмешаться публично: это означало бы шаг навстречу той самой интеллигенции, недоверие и легкая неприязнь к которой консолидирует не только важнейший «силовой блок», но и весьма значительную часть его электората.

С другой стороны, «театральное дело», если оно будет рассматриваться судом по действующим (де факто, а де юре) правилам, имеет стопроцентную «судебную перспективу». Конечно, здесь избирательное правоприменение, но этот рубеж беззакония взят нашей судебной системой еще 12 лет назад — начиная с приговора по первому делу Ходорковского и Лебедева.

Сейчас на очереди следующий рубеж, которым по менее громким делам суды и следственные органы и так уже пренебрегают: доказывание субъективной стороны преступления. Ведь по закону полноценный состав его описывает не только формальные действия, но еще и умысел и его оттенки — мотивы. Чтобы обвинить Серебренникова не просто в покрытии обналички, а в хищении, надо доказать его корыстный мотив и не просто умысел на обогащение, но еще и факт оного: сколько конкретно он положил к себе в карман. Силовикам, конечно, трудно себе такое вообразить — ну вдруг не клал?

Сегодня почти любой судья, в кадровом отношении зависящий, в первую очередь, от спецслужб, уж как-нибудь обоснует в обвинительном приговоре любую чушь, какую подсунет ему следствие — тем более по делу, имеющему столь выраженный политический оттенок. С другой стороны, судьи ведь тоже спят и видят (пока во сне), как бы им от этой неприятной и позорящей их зависимости избавиться. И тут вдруг Следственный комитет и иже с ним проигрывают сразу на нескольких досках. А не рассмотреть ли «дело Гоголь-центра» по закону?..

Все глядят наверх, а оттуда вслух послышалось только: «Да дураки…». Так-то оно так, а делать-то что прикажете?

Что касается «интеллигенции», то хотя положение Серебренникова сегодня, увы, выглядит тем хуже, чем активнее окажется его общественная поддержка, при таких условиях возникшей турбулентности надо стараться наращивать давление.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

Топ 6

Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera