Колумнисты

Ын пугает, а нам не страшно

Писатель и автор «Новой газеты» Василий Авченко — о том, как россиянам живется в зоне «корейской угрозы»

Последствия паводка. Фото: Сергей Орлов / ТАСС

Этот материал вышел в № 98 от 6 сентября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Василий Авченкособкор во Владивостоке

 

Читать новости о происходящем в Приморье гораздо страшнее, чем в Приморье жить.

Взять новость о том, что из районов Дальнего Востока, граничащих с Кореей, будто бы переселяют жителей — не иначе вот-вот грянет война. Да и исчезновение Сахалина с Яндекс-карт после пуска северокорейской ракеты не может не насторожить.

Однако тех, кто живет не в «информационном пространстве», а на земле, волнуют совсем другие вещи.

Помнится, несколько лет назад МЧС в том самом граничащем с КНДР Хасанском районе на юго-западе Приморья разворачивало палаточные лагеря, проводило учения по приему северокорейских беженцев… Наверное, это логично: готовым следует быть ко всему. Вот только толп корейцев и китайцев в Приморье как не было, так и нет; родных среднеазиатских рабочих куда больше.

Сейчас МЧС если чем-то и озабочено всерьез, так это ликвидацией последствий недавних дождей, на несколько дней отрезавших Хасанский район от большой земли. Доходило и до эвакуации жителей — из-за реального наводнения, а не из-за призрачной ракетной угрозы. Рушились мосты, растворялся асфальт, тонули дома, вагоны слетали с рельсов, как при Лазо… Сколько времени займут восстановление и выплата компенсаций — вопрос открытый: так, с последствиями прошлогоднего тайфуна «Лайонрок» в Приморье борются до сих пор. Вот — настоящее событие. Корейские ракеты — событие пока скорее информационное, угроза почти столь же теоретического характера, как падение метеорита.

Обобщать всегда сложно. Чтобы утверждать что-либо наверняка, нужно проводить глубокие и не липовые социологические исследования. Но если говорить о моем частном ощущении как приморца, то никакой паники в связи с ракетными испытаниями КНДР здесь нет.

После катастрофы на «Фукусиме» было тревожнее: одни пили йод, другие — водку в целях превентивного выведения радионуклидов,

третьи покупали счетчики Гейгера (и обнаружили, что «фонит» гранитный памятник в центре Владивостока, только «Фукусима» тут ни при чем), в кафе появился водорослевый супчик «Фукусима», таможня задерживала радиоактивные японские автомобили… По крайней мере, было о чем поговорить.

А теперь — ну ракета и ракета. Возможно, дело в известном притуплении восприятия: когда несколько лет назад корейская ракета, как писали, упала в море под Находкой, некоторое беспокойство ощущалось; теперь к сообщениям об испытаниях относишься спокойно, потому что они идут постоянно, стали «фоном». Привыкли же японцы жить в условиях постоянных землетрясений. Да, история мало предсказуема, и случается обычно то, чего мы не ожидаем, но в данный момент мне трудно поверить и в то, что США ударят по Северной Корее, и тем более в то, что Северная Корея первой атакует кого-либо.

Пхеньян. Фото: AP / ТАСС

Отношение к Пхеньяну в Приморье вообще особое уже в силу географии. В КНДР мне приходилось бывать не раз. Смотрел на эту страну и с севера — с пограничной реки Туманной, и с юга — с 38-й параллели.

Однажды видел живого Ким Чен Ира, а моя коллега с ним вальсировала и даже его поцеловала.

Страна, да, своеобразная, но личное знакомство с ней вырабатывает стойкий иммунитет против западных страшилок о диктаторе, расстреливающем своих министров из пушки. В конце концов, это в Корее бывали японские, советские, американские, китайские войска — не наоборот.

Парад в Пхеньяне. Фото: ТАСС

Сообщения о том, что «управлению ГО и ЧС Владивостока приказали расселить жителей, проживающих у границы с КНДР», сильно напоминают те самые сенсации об очередных зверствах пхеньянского правителя или о «китайской экспансии в Приморье». Все эти фейки сочиняют люди, далекие от Приморья и не знающие о том, что Хасанский район, южная оконечность которого примыкает к КНДР, не имеет отношения к органам власти Владивостока — взглянули бы хоть на карту, что ли. Муниципальные (в том числе в поселке Хасан, стоящем непосредственно у границы) и краевые власти, равно как и МЧС, о переселении — ни сном, ни духом.

Но это мы тут знаем, что все — утка. А осадок остался, вброс сделан, «дыма без огня не бывает».

Сахалин, как оказалось, — снова на месте. Из Хасанского района я вернулся на днях — все там спокойно, даже размытые дороги почти отремонтировали. Вот только рыба не клевала. И это расстраивает куда серьезнее, чем ракетные пуски.

«Новая во Владивостоке»

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera