Сюжеты

Молдаванин собирает «Стену Скорби» на Сахарова

Виорел Хыржеу, 32 года. Молдавия. Специальность: сборщик монументальных фигур. Фотопроект «Москвичи»

Этот материал вышел в № 99 от 8 сентября 2017
ЧитатьЧитать номер
Общество

Виктория Одиссоновафотокорреспондент

Виорел сейчас работает на монтаже Стены Скорби — памятника жертвам сталинских репрессий на пересечении проспекта Сахарова и Садового кольца в Москве. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

…Максимум за такую работу платят около 80 тысяч. У меня получается около 60.

Я приехал сюда первый раз после школы с отцом. Отец — военный. Сюда приезжали и вместе работали на стройке. И тогда был первый и последний раз, когда я работал под чьим-то руководством. Мне ребят дай — я везде бригаду сколочу.

У нас свои домики-вагончики в промзоне. Живут обычно по два человека в таких. Я один живу.

А по профессии я вообще рихтовщик — в Молдавии битыми машинами занимался. «Хондами» в основном. Там вообще иномарки дешевле: через интернет из Европы заказываешь, и тебе привозят.

Я родился в Приднестровье, в селе Филипень. Село до сих пор расширяется: кто-то строит, многие, правда, уезжают. У меня брат вот живет в Молдавии, а работает в Европе.

У нас в Молдавии, кстати, тоже открыли похожий на Стену Скорби памятник, но маленький. Может, и в нашей семье тоже были какие-то репрессии — не знаю. Бабушка и дедушка рано умерли.

Мой дедушка войну прошел. Воевал за Советский Союз. Только после 90-х в администрации висят портреты тех, кто воевал против, на стороне Румынии.

Я тут прочитал, что самые жесткие репрессии в Молдавии были после 45-го. Я думаю, это было связано с тем, что нашу страну пополам разделили, когда советские войска в 40-м заехали в Бессарабию (объединенная Молдавия и Румынияред.), Румыния с Молдавией разделились, и Молдавия присоединилась к Советским войскам. Но я насчет истории точно не уверен — ты еще почитай.

Самая большая моя мечта в этой жизни — самая простая. Чтобы с работы идти пешком и здесь где-то в зоне досягаемости возле семьи. И все. Домой прийти, дочку увидеть, жену — это самая большая цель. Все остальное я сам сделаю. Самая большая в этой жизни проблема — это разлука.

Вот говорят: москали, москали. А ты подходишь к ним, и они оказываются хорошими людьми. Особенно те, которые всегда тут жили. А приезжие начинают понты колотить, считать, кому тут есть место, а кому нет. Из-за этого не всякому русскому тут место есть.

Виорел на монтаже «Стены Скорби» на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

на родном языке

Viorel Hîrgeu. 32 de ani.

Specialitatea: colector de figuri monumentale

Pentru așa lucru, macsim plătesc în jur la 80 de mii. La mine se primeste în jur la 60 mii. Am venit aici pentru prima dată dupa școală cu tătăl. Tata e militar. Aici împreună ne ocupam cu construcția. Atunci a fost prima și ultima oară cînd am lucrat sub conducerea cuiva.  Dami băeți - și eu formez brigadă. Avem căsute-vagoane în zona industrială. Trăesc de obicei, cîte două persoane în căsută. Tu trăesc singur.Dupa profesie sînt auto mecanic – în Moldova mă ocupam cu mașine pălite. Acolo în genere mașinile Europene sînt mai eftene. Eu sînt născut în Pridnestrovie, în satul Filipeni. Satul pînă acum se extinde, de fapt mulți pleacă. Fratele meu de exzemplu traește în Moldova, dar lucrează în Europa.

La noi în Moldova tot au descis un monument asemănător cu Peretele de Durere, dar mai mic. În familia mea probabil au fost represionați, dar nus convins. Bunica și bunelu au murit degrabă. Bunelul a luptat în razboiul doi mondial pentru Uniunea Sovetică. Numai după anii nouăzeci în prefectură sînt atîrnate portretelle soldaților care au luptat pentru Romînia.Eu am citit, că cele mai mari represii în Moldova au fost dupa anul 1945. Pentru că țara noastră a fost despărțită în două după ce armata sovetica în antul 1940 a întrat în Moldova (Besarabia) si a fost despărțită de Romînia. Dar nu sînt prea convins — tu mai citește.

Cel mai mare vis în viața mea — este cel mai simplu. Doresc să am un lucru nu departe de casă, să fiu alături de familia mea. În rest fac totul singur. Cea mai mare problemă în viață — este despărțirea de cei dragi.

Spun că moscoviții sunt oameni răi, dar de fapt sunt niște oameni sinceri și receptivi. Dar veniticii mă umilesc. Din cauza asta  nu fiecare rus are un loc sub soare în Moscova.

Установка фрагмента «Стены». Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
На обеденном перерыве на стройке. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
В сборочном цехе. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Голова будущего памятника святого Михаила. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Будущий памятник святого Михаила. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Работа над памятником Калашникову в сборочном цехе. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Во время перерыва. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
После смены. Домики рабочих. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera