Сюжеты

У потерпевшего претензий не было

Зюзинский суд Москвы приговорил обвиняемого в краже телефона за 5 тысяч рублей к одному году и трём месяцам колонии

Фото: «Новая газета»

Общество

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

1

По версии обвинения, «имея преступный умысел», 26-летний Максим Хохлов 5 января 2017 года якобы похитил телефон за 5 тысяч рублей и паспорт из кармана уснувшего в метро гражданина Узбекистана Мумина Муминова, но «не успел довести свой замысел до конца», так как был задержан сотрудниками полиции.

По версии самого Хохлова, узбеку, с которым он познакомился в тот день на улице и согласился с ним выпить водку, в метро стало плохо — перебрал, на конечной остановке «Бульвар Дмитрия Донского» Хохлов даже не смог вытащить его из вагона, а из карманов собутыльника вывалились документы и телефон. Хохлов якобы собрал его вещи и, увидев на платформе сотрудников полиции, позвал их на помощь. Те отвели двух нетрезвых мужчин в отделение, Хохлов вытащил из своих карманов вещи Муминова. Его обвинили в покушении на кражу телефона и документов, а очнувшегося после Муминова попросили написать заявление о том, что у него украден телефон. Через день потерпевший написал заявление в полицию, что претензий к Хохлову не имеет, телефон и паспорт ему возвращены, и просит не арестовывать человека. Об отсутствии претензий к Хохлову Муминов говорил и на суде. Однако Хохлова так и не выпустили из-под стражи.

Возможно, сыграл роль тот факт, что у Хохлова была судимость, — за три месяца до случая в метро он освободился из исправительной колонии, где провел 9,5 лет. В 16 лет они с приятелем в драке забили до смерти человека. В мордовской колонии (ИК-12) Максим заведовал библиотекой, создал там фоно— и фильмотеку. Результаты этой работы, без упоминания фамилии Хохлова, были отмечены в 2015-м на презентации Национальной электронной библиотеки с участием председателя правительства России Дмитрия Медведева. Еще в колонии он женился на девушке Анне, а после освобождения стал жить у нее в Москве и учиться на риелтора, подрабатывая пока помощником у агентов по недвижимости. За Хохловым был закреплен полицейский надзор: дважды в месяц он должен был отмечаться у участкового. Вот и 5 января, по словам Хохлова, он поехал отмечаться, но по пути согласился выпить водки с узбеком, познакомившись с ним у метро.

В полиции метрополитена между тем говорят, что это была банальная карманная кража, которые в подземке происходят с завидной регулярностью, и просто так кражу на невиновного они бы не повесили. Сторонники Хохлова, в свою очередь, утверждают, что тот не мог позариться на простенький телефон за 5 тысяч рублей, у него у самого был дороже и лучше. А уж если хотел бы его украсть, то наверняка выкинул бы при приближении полицейских. Ну, а узбек Муминов дал первые показания под угрозой выдворения из страны. 

Как уже писала «Новая», будучи в СИЗО «Бутырка», Хохлов познакомился с настоятелем Храма Покрова Пресвятой Богородицы при Бутырской церкви старшим священником протоиереем Константином Кобелевым, который поддерживает постояльцев тюрьмы. Тот, проникшись рассказом молодого человека и поверив ему, по собственной инициативе создал общественную группу в поддержку обвиняемого.

В итоге на все заседания по делу Хохлова в суд по призыву священника Константина приходили как в церковь на исповедь прихожане его храма, читали молитвы, крестились и аплодировали Хохлову. Что не могло не выводить из себя председательствующего судью Леонида Чечко.

«Всех стоящих, кому не хватило места, вывести из зала», — глядя на прихожан, строго распорядился приставам судья на последнем заседании. Среди зрителей начался гул. «Приставы!», — крикнул судья и те, повинуясь, вытолкали стоящих в коридор. «И замолчали все!» — крикнул толпе Чечко.

На всем протяжении процесса он отказывался отпустить Хохлова под домашний арест и дать ему свидание с женой. Также отклонял ходатайства защиты о допросе начальника Варшавского депо и просьбу о выемке видеозаписей из поезда, на котором Хохлов с Муминовым ехали в центр.

В то же время некоторые записи с камер наблюдения в деле все же были и, по мнению обвинения, они все же подтверждали факт кражи. Также прокуратура ссылалась на показания полицейских, которые утверждали, что Хохлов, достав из кармана Муминова «что-то чёрное», убрал это в свой карман. Однако непосредственно кадра, на котором было бы видно, как Хохлов крадет телефон, обвинение не представило.

— Скажите пожалуйста, вы, когда находились в вагоне, почему вы так часто оборачивались? – спрашивал судья Хохлова. Тот ответить не мог.

— А почему вы так долго находились над потерпевшим, которому стало плохо?

— Пытался его разбудить.

— Но в вагоне еще были пассажиры, почему вы их не попросили помочь?

— Потому что думал, что нам никто не поможет, — был не слишком убедителен Хохлов. Впрочем, в своем последнем слове он заметил:

«Я виноват в том, что согласился пить в общественном месте с незнакомым человеком. Но если бы я хотел у него что-нибудь украсть, то остался бы я с ним до прихода полиции? И зачем мне — гражданину России — узбекский паспорт?».

Судья постановил, что Хохлов все же виновен и «…имея преступный умысел, похитил мобильный телефон за 5 тысяч рублей из кармана уснувшего в вагоне метро Мумина Муминова, но «не успел довести свой замысел до конца», так как был задержан сотрудниками полиции». Отметив, что обвиняемый «на путь исправления не встал», суд приговорил его к одному году и трем месяцам колонии общего режима.

Защита уже обжаловала приговор.

Никита Всесвятский, Вера Челищева

Топ 6

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera