Репортажи

«Я в винах не разбираюсь»

Начался допрос свидетелей обвинения по делу Никиты Белых. Главный свидетель опять не пришел, хоть и «обещал»

Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Этот материал вышел в № 121 от 30 октября 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

 

В среду, 25 октября, перед заседанием прокурор Дятлова, заметив у зала вызванных на этот день свидетелей обвинения, подошла к ним и тоном учительницы предупредила:

— Так, показания даем строго такие, что давали на следствии. Чтоб без противоречий и самодеятельности, хорошо?

— Угу, — не возражали двое мужчин среднего возраста.

— Где Зудхаймер-то? — уже не свидетелям, а про себя вслух произносила прокурор. Ей никто не отвечал. Главный свидетель обвинения, предприниматель Юрий Зудхаймер, в этот день снова не явился на процесс: ни сообщений, ни уведомлений о причинах неявки от него не поступало. Хотя ранее прокуратура заверяла, что он обязательно «приедет». Напомним, именно Зудхаймер в ходе так называемого следственного эксперимента ФСБ в одном из ресторанов в центре Москвы передал Белых подарочный пакет (якобы на день рождения), в котором оказались деньги.

— Ваша честь, а что со свидетелем Зудхаймером происходит? — первым делом после того, как его завели в зал, спросил Наталью Васюченко и сам Никита Белых.

— Он не явился. Никита Юрьевич, ну что я сделаю? Повестка отправлена. Не явился.

— Три раза уже не явился…

Судья устало вздохнула.

Деревянная трость Белых, на которую он опирается при ходьбе, висела на прутьях клетки, рядом с наручниками, которыми была закрыта дверь в эту самую клетку.

Вместо Зудхаймера первым свидетелем обвинения за трибуну встал Руслан Цуканов, генеральный директор Нововятского лыжного комбината (НЛК), в 2013 он также был гендиректором ООО УК Лесхоз. Свидетель пояснил, что Зудхаймера, будучи основным акционером НЛК, и предложил ему занять эти должности. Про вымогательство взятки губернатором Кировской области Цуканов ничего не знал. Однако прокуратура допрашивала его весь день, не дав выступить второму свидетелю, который в итоге ушел ни с чем, спеша на самолет.

— Вам что-либо известно об оказании Белых покровительства в деятельности УК «Лесхоз»? — спрашивала Цуканова прокурор.

— Дословно про покровительство не могу сказать. На встречах в правительстве, в том числе при участии Никиты Юрьевича, вопросы об участии УК «Лесхоз» и НЛК в инвестпроектах рассматривались, — по словам свидетеля, роль губернатора в части инвестиционных проектов регламентировалась внутренними актами правительства области. Собиралась комиссия на уровне правительства области, затем проект передавался в Минропмторг, где уже предпринимались дальнейшие решения. Губернатор же подписывал распоряжения о рассмотрении и внесении заявки по тому или иному инвестпроекту в правительство.

Судья Васюченко то и дело тормозила то свидетеля, то прокурора, требуя от обоих говорить громко и медленно.

— Вы понимаете, у нас секретарь в протокол записывает! Она не успевает! Я не могу потом все это расшифровывать в наушниках, — нервно говорила она, обращалаясь к прокурору и свидетелю. — У меня много дел. Помогите мне!

Прокурор стала произносить каждый вопрос с расстановкой и паузой между предложениями. Цуканов тоже сильно замедлил темп. Все работали на протокол.

Обвинение подняло тему непосредственно инвестпроекта УК Лесхоз. Белых, вспоминал Цуканов, предлагал на совещании в 2014 году что-то поменять в этом проекте, поскольку в таком виде, в каком его предложили, он не мог быть реализован. Инвестпроект находился в стадии отставания и невыполнения, у УК «Лесхоз» как раз менялся собственник (вместо Альберта Ларицкого им стал Юрий Зудхаймер). Зудхаймер пытался устранить проблемы и готовил письменные предложения в правительство. Сам Цуканов по этим вопросам контактировал с заместителями губернатора и отдельно с Белых на совещаниях. По словам свидетеля, он общался и встречался с губернатором исключительно «в рабочем ключе».

— Одна из крайних встреч состоялась 17 мая 2016 года. Накануне мне звонили из приемной губернатора и просили согласовать возможность проведения встречи. 

— Это был необычный, или рядовой случай, что вам звонят из приемной губернатора и приглашают на встречу? — интересовалась прокурор.

— Ну, мне звонили первый раз. Я не знал тему встречи. Я позвонил собственнику, сказал, что меня приглашает на встречу Никита Юрьевич и тема мне неизвестна. Зудхаймер сказал, что это по его договоренности с Никитой Юрьевичем, необходимо прийти и изъяснить все текущие проблемы предприятий.

Встреча проходила 8–10 минут. По поручению собственника Цуканов озвучил губернатору основные проблемные для предприятия вопросы: реализация инвестроектов УК «Лесхоз» и НЛК, ситуация по выводу из-под нагрузки котельной НЛК и положение дел в отношениях с налоговой службой области. После вмешательства Белых стала проводиться «определенная работа». Прокурор спрашивала, обещал ли Белых помощь.

— Я был в курсе его встреч в органах федеральной власти, в Минпромторге…

Белых перебил:

— Не моих встреч, а Михеева (замгубернатора — Ред.).

— Прошу подсудимого не вмешиваться, это можно расценить как давление на свидетеля, — сказала сильно загоревшая (первый день как вышла из отпуска) прокурор Тарасова.

— А прокурора можно выгнать? — спокойно спросил Белых судью. — Она какая-то нервная после отпуска.

— Ваша честь, прошу сделать замечание подсудимому и предупредить, что после третьего замечания его имеют право удалить из зала заседаний, — подытожила Тарасова.

Судья предупреждения и замечания делать не стала, но попросила стороны «выражаться корректнее».

Цуканов же далее рассказывал, что третьим вопросом на его встрече с Белых обсуждали проблемы НЛК с налоговой службой: у предприятия была задолженность по НДС порядка 80 млн рублей, которая возникла «в результате деятельности предыдущего собственника». Налоговики зашли с проверкой на НЛК в конце декабря 2015 года, чтобы захватить для своей проверки период деятельности предприятия в 2012 году.

— Это как раз было то мутное время, опять же те преступные действия предыдущего собственника Ларицкого, — заметил свидетель. — Мы опасались, что нам насчитают большие суммы, к которым мы никакого отношения не имеем, так как мы в тот период не работали.

Спросив, какие отношения были между Зудхаймером и Белых (ответ: «рабочие»), прокурор двинулась глубже:

— А подарки для Белых Зудхаймер когда-нибудь просил вас передать?

— Перед новым 2016 годом он поручил мне подарить ему бутылку вина.

— Сколько стоила?

— Не знаю.

— Ну, примерно? — вопрос для прокуроры очевидно был важен.

— Я в винах не разбираюсь.

— А вам что-нибудь известно про передачу Зудхаймером денежных средств Белых?

— Я знаю это из средств массовой информации.

Никита Белых с конвойными в суде. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Однако на этом прокуратура не закончила и перешла к теме участия УК «Лесхоз» и НЛК в благотворительности.

Свидетель рассказал, что представители компаний участвовали в проведении различных конкурсов в лесной области, кроме того, Белых собирал все предпринимательское сообщество в апреле 2016 года с просьбой оказать посильную помощь в восстановлении храма и участии в других социальных проектах. После апрельского совещания, в первой половине июня, компании Зудхаймера направили средства на восстановление храма, и еще был другой перевод на счета фонда, «который занимался другими инициативами, в том числе восстановлением фасадов». Название фонда и суммы свидетель не помнил.

По словам Цуканова, владелец предприятий Зудхаймер об этих переводах знал, суммы согласовывалась с ним. «Навскидку скажу, что больше миллиона к 2016 году, а после встречи с губернатором мы сделали еще перечисления». Деньги перечислялись безналичным способом: «А как иначе?»

— А наличными предлагалось приносить? — спрашивала обвинитель.

— Мне об этом не известно.

Прокуроры выяснили, что Цуканов использовал диктофон на одной из встреч с Белых.

— Не каждый день встречаешься с губернатором, и чтобы для себя не забыть ничего, — пояснил он необходимость аудиофиксации. — Это не какая-то приватная встреча, а встреча в правительстве, поэтому я решил, чтобы ничего не упустить, так сделать. Ничего там такого неестественного не было, обычный разговор.

Перед тем как докладывать о встрече Зудхаймеру, Цуканов, по его словам, еще раз послушал запись, сделал для себя пометки. «Потом, когда было возбуждено уголовное дело, я рассказал о существовании записи Зудхаймеру. Потом у меня ее попросили сотрудники то ли ФСБ, то ли Следственного комитета», — вспоминал он.

Запись прокуроры врубили в суде. Итог: о вымогательстве губернатором денег у речи не шло. Обсуждались проблемы предприятий Зудхаймера.

Возможность задать вопрос свидетелю наконец появилась у Белых:

— Как вы могли бы охарактеризовать ваши отношения с правительством области? — продолжил подсудимый.

— Ну, Никита Юрьевич… Я смотрю с призмы своего подхода к делу. Понятно, что у правительства области очень много задач, функций… Лично на мой взгляд, ситуация сильно затянулась с решениями по нам по ряду причин и обстоятельств. То, что касается и инвестпроектов, и вывода котельной — она затянулась.

— Я-то как раз согласен, просто это обвинение считает, что я оказывал вам покровительство…  — заметил Белых — Оказывалось ли покровительство, были ли необычны отношения губернатора с НЛК и УК «Лесхоз»? Позиция правительства в целом была, чтобы исключить проекты или сохранить?

— Мне только известно, что попытки сохранить инвестпроект предпринимались. Как наши, так и правительства.

— Отлично! Осуществлялось ли со стороны правительства что-то, выходящее за рамки делового общения между правительством и предпринимателями?

— Это были рабочие, деловые отношения, ничего выходящего я не вижу. Сложность и медлителньость взаимодействия по НЛК об этом говорит, везде бралась пауза для проработки того или иного решения.

— Вам известно о передаче Зудхаймером каких-нибудь денег Белых? — спросил адвокат Андрей Грохотов.

— Нет, мне неизвестно.

Следующее заседание по делу — 1 ноября.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera