Сюжеты

«Северный поток» поправок

Как новый европейский закон об импорте газа осложнит судьбу газопровода в обход Украины

Фото: РИА Новости

Этот материал вышел в № 127 от 15 ноября 2017
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

34

Предложенные в прошлую среду Еврокомиссией в Брюсселе поправки к действующей Газовой директиве ЕС отнюдь не блокируют прокладку нового трубопровода по дну Балтики, но ставят условия, которые не понравятся «Газпрому» и Кремлю. Им придется делать нелегкий выбор: либо принять условия, либо отказаться от проекта. Когда те же требования были предъявлены проекту «Южный поток» (через Черное море в Болгарию), Москва решила перенаправить трубу в Турцию. Поток из «южного» превратился в «турецкий».

Суть европейского законопроекта — распространить действие законодательства ЕС, в том числе пресловутого Третьего энергетического пакета, на газопроводы из третьих стран (раньше оно работало только для внутрисоюзных газопроводов). Закон будет действовать в отношении тех участков трубы, которые проходят по территории и территориальным водам стран ЕС. Зампред Еврокомиссии Марош Шефчович, курирующий энергетику, на пресс-конференции заверил, что новый закон не предполагает блокирование строительства «Северного потока-2». Он лишь проясняет правовые аспекты.

Но Брюссель не скрывает предвзятого отношения к масштабному энергетическому проекту, который продвигает Кремль. В пресс-центре Еврокомиссии были распространены информационные материалы, разъясняющие позицию ЕС.

Еврокомиссия, говорится в одном из них, не видит необходимости в новой инфраструктуре масштаба газопровода «Северный поток-2» после 2020 года. Она объясняет это наличием в ЕС развитых инфраструктур по импорту газа и ожидаемым повышением конкурентоспособности СПГ к концу десятилетия. В ее стратегии диверсификации источников энергии центральное место занимают Южный газовый коридор (с Каспия и, возможно, из Ирака и Центральной Азии через Закавказье и Турцию), создание узла терминалов СПГ в Средиземном море и расширение использования СПГ.

Приоритет европейцев — это мощное региональное сотрудничество. Создаются важные объекты газовой инфраструктуры в Балтийском регионе, ЕС оказывает финансовую поддержку строительству газовых интерконнекторов между Польшей и Литвой, Финляндией и Эстонией, Клайпедского терминала СПГ в Литве и содействует прокладке Северного газового коридора Норвегия — Дания — Польша.

Эксперты Еврокомиссии ожидают, что импорт газа в ЕС к 2030 году останется стабильным. ЕК не видит необходимости в новой инфраструктуре масштаба «Северного потока-2».

Кроме того, ЕС еще раз заявил, что он продолжит поддерживать транзит российского газа через Украину.

В Европе широко распространено мнение, что СП-2 не столько экономический, сколько политический проект. Увеличение поставок российского газа в Западную Европу в обход Украины лишило бы эту страну доходов, сопоставимых с финансовой помощью, которую ей ЕС оказывает для проведения реформ.

Нелепо одной рукой давать Украине деньги, а другой голосовать за проект, который может у нее их отнять.

По признанию украинской нефтегазовой компании «Нафтогаз», налоги с доходов от транзита газа через территорию Украины превышают бюджет украинской системы здравоохранения. В прошлом году из 173,3 млрд кубометров газа, купленного Евросоюзом у России, почти половина была перекачана через Украину. Киев получил в качестве платы за транзит около 3,5 млрд долларов.

Россия обосновывает необходимость СП-2 в числе прочего тем, что украинская газотранспортная система страдает от недофинансирования, обветшала и устарела, а ее ремонт обойдется немногим дешевле, чем строительство СП-2 (что явно преувеличено: по оценкам Всемирного банка, ремонт украинской ГТС будет стоить не дороже 5,5 млрд долларов, а проектная стоимость СП-2 — не менее 11 млрд).

И все же при всем этом неприятии Брюсселем «Северного потока-2», судя по первой реакции наблюдателей в Брюсселе, о похоронах проекта говорить рано.

Во-первых, отказ «Газпрома» от прокладки второй балтийской трубы стал бы слишком сильным ударом по роли России как традиционного и перспективного поставщика «голубого топлива» в Европу. Россия зависит от доходов от продажи своего газа в Европу и делает большую ставку на СП-2. Она может пойти на уступки, на которые не захотела пойти в случае с «Южным потоком».

Во-вторых, новый законопроект предусматривает возможность исключений для отдельных стран-членов союза, и этими исключениями могла бы воспользоваться Германия как наиболее заинтересованная страна ЕС. Поэтому многое зависит от желания и настойчивости Берлина и правительственной коалиции ФРГ.

Условия Третьего энергетического пакета, которые терпеть не может «Газпром», задуманы Евросоюзом в борьбе против государственных газовых монополий за утверждение принципа справедливой и свободной конкуренции на внутреннем энергетическом рынке ЕС, а также для диверсификации источников энергии. Ее Брюссель рассматривает как краеугольный камень энергетической безопасности.

Лучше платить дороже, говорят европейские политики, чем сильно зависеть от одного источника. Зависимость от России рассматривается как особенно опасная. Тем более в ситуации полной утраты доверия после Крыма и Донбасса.

Европейские нормы, закрепленные Третьим энергетическим пакетом, предусматривают в числе прочего недискриминационное установление тарифов за прокачку газа, доступ третьих сторон к трубе, разделение компаний, продающих газ и транспортирующих его. Все это противоречит принципам и нормам российской газовой монополии. «Газпром» — хозяин газа, и он же хозяин трубы. По газпромовской трубе может течь только газпромовский газ.

Принятие Россией условий Третьего энергетического пакета для СП-2 означало бы, что «Газпром» отказывается от управления газопроводом и передает его другой компании, и свободный доступ к нему получают все члены ЕС, в том числе Польша и страны Балтии.

Солидарность с Украиной — важный элемент политики ЕС. Но есть и другие факторы против «Северного потока-2».

ЕС создает Энергетический союз, призванный обеспечить равную энергетическую безопасность для всех своих членов. С этой целью строятся интерконнекторы, позволяющие превратить газовые рынки стран ЕС в систему сообщающихся сосудов. В контексте этой стратегии многих, особенно в Центральной и Восточной Европе, беспокоит тот факт, что в случае завершения СП-2 около 80% европейского импорта газа будет замкнуто на одной стране — Германии.

Польша, которая стремится диверсифицировать свои источники энергии, видит в нем угрозу энергетической безопасности. Словакия боится потерять доходы от транзита российского газа, который поступает через Украину, и от продажи газа Украине, которая не хочет покупать его непосредственно у «Газпрома».

Законопроект о поправках к Газовой директиве ЕС, прежде чем стать законом, должен получить одобрение Совета ЕС (в котором представлены правительства 28 стран) и Европарламента. Но обе законодательные инстанции союза обещали рассмотреть этот документ в ускоренном порядке, и он может вступить в силу задолго до конца 2018 года. СП-2 планируется построить к 2019 году.

Законодательные поправки, осложняющие судьбу СП-2, могут вызвать возражения

не только у Германии, но также у Австрии, Франции, Нидерландов и Великобритании, чьи главные энергетические компании уже вложили в проект российского газопровода почти по миллиарду евро.

Брюссель вынужден учесть интересы тех стран, которые скорее за реализацию проекта СП-2, чем против него. В законопроекте есть статья, благодаря которой Германия может ограничить действие внутренних правил ЕС на новый балтийский трубопровод. Государства ЕС, говорится в законопроекте, вправе добиваться исключений для газопроводов из третьих стран, которые пролегают по их территории. Но только если такие поблажки не нанесут ущерба свободной конкуренции на рынке Евросоюза или безопасности газоснабжения ЕС в целом. Следующий шаг — за новым правительством ФРГ.

Брюссель

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera