Сюжеты

«Америка прежде всего», но это не значит, что у Европы нет интересов

ЕС неприветливо встретил расширение санкций США против России. Но Россия не выиграет

Трубы для «Северного потока». Фото: Reuters

Этот материал вышел в № 81 от 28 июля 2017
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

17

Брюссель от имени Евросоюза отреагировал на американский законопроект о дополнительных санкциях против России в ключевой для нашей страны энергетической отрасли, которые могут затронуть также интересы ЕС и европейских компаний

По итогам заседания Еврокомиссии в среду опубликовано заявление председателя исполнительной коллегии ЕС Жан-Клода Юнкера объемом в одну страницу.

Вопреки тому, как его представили многие российские СМИ, оно звучит скорее как озабоченность и предостережение, чем осуждение или вызов. Юнкер заверил, что ЕС полон решимости выполнять санкционный режим против России в связи с Украиной и Крымом, и в этом ЕС и США — союзники.

Для широкой общественности Юнкер пояснил позицию ЕС со свойственной ему иронией, заимствовав формулу Трампа: «Америка прежде всего» — это не значит, что интересы Европы на последнем месте».

Более глубокий смысл этого сигнала в том, что санкции против России — это общее дело Европы и Америки, но надо вместе сделать так, чтобы они не затронули экономические интересы ЕС. Как это сделать — вопрос дальнейших переговоров, которые уже запущены по дипломатическим каналам.

Официальные лица ЕС стараются не испортить дело и не комментируют заявление брюссельского начальника. В нем ровно столько, сколько Брюссель хотел сегодня сказать. Зампред Еврокомиссии Франс Тиммерманс на пресс-конференции отказался отвечать на уточняющие вопросы журналистов: «Мне нечего добавить».

Сама эта немногословность Брюсселя указывает на его намерение решить проблему полюбовно, чтобы не поставить под сомнение солидарность с Вашингтоном, но при имплементации закона свести на нет его ущерб для европейского бизнеса.

Американский закон, по словам Юнкера, может иметь «непреднамеренные односторонние последствия для энергетической безопасности ЕС». Может иметь, а может и не иметь, в зависимости от того, как будет выполняться. Об этом ЕС с США и будут договариваться.

Заявление Брюсселя изобилует сослагательным наклонением и союзом «если». «Если наши озабоченности не будут в достаточной мере учтены, мы готовы предпринять соответствующие действия в течение дней», — пригрозил Юнкер.

«Я не увидел юридического языка в отношении новых санкций США и того, как они могут ударить по энергетическим компаниям ЕС, — поделился со мной своим мнением ведущий эксперт Центра европейских политических исследований (CEPS) Майкл Эмерсон. — Если опасения европейцев окажутся оправданными, они, скорее всего, так и попадут в категорию «непреднамеренных последствий». Но для того и дипломатия, чтобы этого избежать».

Комиссары ЕС озабочены прежде всего «возможным влиянием законопроекта США на энергетическую независимость ЕС».

Их беспокоит, что принятая конгрессом версия допускает санкции против «любой компании (в том числе европейской), которая участвует в развитии, обслуживании, модернизации или ремонте Российской Федерацией своих экспортных газопроводов».

В качестве примеров Юнкер приводит модернизацию российских газопроводов, питающих украинскую ГТС (через нее идет четверть объема экспорта российского газа в ЕС), строительство терминалов СПГ в Финляндии, которое финские фирмы ведут вместе с Газпромом. Но он ни разу не называет самый упоминаемый в этой связи газопровод «Северный поток — 2» (СП2). В нем участвуют германские компании Wintershall, Uniper, англо-голландская Shell, австрийская OMV и французская Engie.

В рабочем документе Еврокомиссии, который прочли особо приближенные к ней журналисты, говорится, что под возможный удар американских санкций кроме СП2 могут попасть еще восемь проектов, в которых участвуют Shell, BP и итальянская Eni. Санкции могут угрожать 50-процентной доле Eni в «Голубом потоке» из России в Турцию и газопроводу CPC, по которому казахстанская нефть должна пойти к черноморским терминалам (в нем задействованы BG Overseas Holdings, Shell и Eni). В документе говорится о «серьезном риске политической эскалации», если Вашингтон пойдет по пути ущемления интересов европейского бизнеса.

«Если [реакция ЕС] полностью не снимает проблему, — продолжает эксперт CEPS Эмерсон, — то у европейцев на первый план выходит политико-экономический аргумент: до сих пор весь процесс санкций опирался на ЕС, чьи экономические интересы в России намного больше, чем у США. Российские контрсанкции на пищевые продукты, например, бьют по европейским интересам гораздо больше, чем по американским. Поэтому США должны выбрать меры, под которые не подпадали бы интересы ЕС».

Поскольку речь идет об экономике, то мы говорим о двух мировых колоссах, в экономических интересах которых Россия — миноритарный партнер. Доля ЕС и США в мировом ВВП составляет, соответственно, около 25 и 20% (даже в расчете по покупательной способности 17 и 16%). Торговый оборот и взаимные инвестиции между США и Европой несравнимо больше, чем их экономические связи с другими странами и регионами. 20,8% экспорта ЕС идет в США и только 4,1% — в Россию. США занимают второе место в европейском импорте (после Китая) — 14,5%, в то время как европейский импорт из России составляет 7%, и почти все это — энергоносители.

Стратегические построения не всегда определяются ближайшей выгодой. Иногда приходится покупать дороже, но у стратегического союзника, чем у партнера, не вызывающего доверия. Вашингтон напомнил европейцам, что краткосрочные корпоративные интересы меньшинства не могут быть выше стратегических интересов безопасности западного мира.

«Если решение не будет достигнуто «тихо и дипломатично», то тему поднимут на высшем политическом уровне (Меркель, Макрон, Туск, Юнкер с Трампом), — считает Эмерсон. — Но тогда возникнет другая проблема: законопроект был инициативой не президента США, а конгресса. Поэтому европейским лидерам придется лоббировать и приводить (конгрессменов) в чувство. Трамп мог бы вернуть законопроект для внесения поправок, но тогда он может потерять лицо, показав слабину перед Россией».

В арсенале Брюсселя на крайний случай (чтобы пригрозить особо ретивым американским законодателям) — возможное принятие закона ЕС об ограничении американской юрисдикции в отношении европейских фирм или ответные меры против американских компаний. Впрочем, пока мало кто в Брюсселе верит, что до этого дойдет.

Противники СП2 выдвигают аргумент, который настораживает членов союза: новый газопровод по дну Балтики сосредоточит 70% импорта российского газа в ЕС на германском маршруте и поможет России использовать цены на газ и возможные скидки для шантажа обойденных этой трубой стран бывшего «советского блока». Он также отнимет у Украины два миллиарда долларов в год за газовый транзит, что примерно равнозначно размеру ежегодной финансовой помощи ЕС этой стране. Отнимать два миллиарда, которые вы ей даете на перестройку под европейские стандарты?

Любые антиамериканские меры Брюсселя должны утвердить все 28 стран-членов союза. Но они по-разному затронуты отношениями между Москвой и Вашингтоном. Центральноевропейские, балтийские и скандинавские страны скорее всего проголосуют, например, против СП2.

Больше всех затронута Германия, потому что она является наряду с Россией бенефициаром СП2. Представитель МИД ФРГ Мартин Шефер, комментируя заявление главного брюссельского чиновника, заявил, что США хотят помешать строительству СП2, чтобы Америка продавала больше сжиженного газа в Европу. Но даже если оставить за скобками СП2, законопроект грозит западным фирмам, которые помогают России добывать газ в Арктике и вести прибыльный бизнес по торговле оружием, ограничат продажу долгов российским банкам.

Как бы ни сбивали накал страстей европейские эксперты и политики, развитие событий может быть интересным. Хотя вряд ли стоит ждать раскола между Америкой и Европой с триумфальной победой России.

На фоне принятия американского законопроекта, значение которого для ЕС несравнимо больше, скандал по поводу несанкционированной перевозки газовых турбин «Сименс» из Тамани в Севастополь ушел на второй план.

В ту же среду через дорогу от здания Еврокомиссии эту тему обсуждал Комитет постоянных представителей Совета ЕС на уровне послов. Как сообщил мне один из представителей ЕС, дипломаты договорились добавить в санкционный список о «нарушении суверенитета Украины» ряд юридических и физических лиц. Предстоит техническая работа по уточнению списка. Соответствующий закон должен принять Совет ЕС, скорее всего по рутинной письменной процедуре.

Ранее разные СМИ на основе «утечек» сообщили, что под санкции могут попасть одноименные ОАО и ООО «ВО «Технопромэкспорт», а также их руководители. В списке, возможно, окажется замглавы Минэнерго России Андрей Черезов, курирующий Крым.

Брюссель

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera